еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Пойми себя!

Танцы – услада глаз человеческих. Они всегда стояли наравне с музыкой, живописью, поэзией. Творчество прекрасно во всех его проявлениях, а когда речь идёт о языке тела – смотреть на полёт фантазии прекрасней вдвойне.

На днях в Ставрополе прошёл концерт с участниками шоу «Танцы», которое транслировал телеканал ТНТ. В концертном зале практически не осталось свободных мест, артисты выступали с огромной самоотдачей, стараясь показать зрителям не только мастерство выполнения хореографических этюдов, но и внутренний настрой, желание донести самое сокровенное – тайну познания внутреннего Я.

Для того чтобы лучше понимать, как рождается танец, в каком состоянии сегодня находится указанная отрасль и через что нужно пройти, чтобы стать танцором, корреспондент «СР» пообщался с участником первого сезона шоупроекта «Танцы» на ТНТ Александром Волковым.

На сегодняшний день вы – фигура довольно медийная. Расскажите, как вы пришли к тому, что сегодня имеете, что для вас танцы?

– Танцы – это моя основная деятельность.

Не более?

– А что может быть более? – ответил Александр вопросом на вопрос.

Танцы – занятие довольно творческое. Глядя на вас, могу сказать, что вы вкладываете в танцы всю душу.

– В своей деятельности нужно выкладываться на триста процентов. Периодически из-за этого на меня обижается моя супруга. Для меня сделанное безукоризненно дело – норма, а всё, что ей не соответствует – критикуется. Люди же в основном привыкли к другому: если что-либо более– менее получается – ждут похвалы. Во всём мире работают для того, чтобы получить премию, в России – чтобы её не лишиться. Это говорит о завышенном уровне самотребований. Поэтому когда я говорю, что танцы – моя карьера, имею в виду, что варюсь в этом от и до. К примеру, вместо того чтобы гулять по городу, я составляю программы, организовываю фестивали. Вкладываю в своё дело в четыре раза больше времени, чем следовало бы. Безусловно, основной деятельностью можно назвать ту, которая отнимает 90% времени, сил и душевных вложений.

А как же творчество?

– Как говорят, мол, танец – это вертикальное выражение горизонтального желания или космические чувства, которые преобразовывают тебя в сверхсущество. Чушь. На мой взгляд, такие люди просто не понимают, о чём говорят. Как-то пригласили меня в одну танцевальную школу. Так вот, все стены помещения были украшены рамками с высказываниями о танцах. Прошёлся, почитал, возник вопрос: они понимают, что вешают на стену? Вдумываются в смысл слов, которые там висят? Едва ли. Кто-то известный сказал что-либо в своё время о танцах, и это стало притчей во языцех. Акцент ставится на источник, а не на смысл информации.

Вы двадцать лет занимаетесь танцами, а что бы вы поместили в рамку на стену в своей студии?

– Пойми себя.

Почему?

– В танцах мы работаем со своим телом. Тело – твой инструмент, и только ты в определённый момент можешь понимать и чувствовать его. Это подтвердилось во время моего участия в шоу «Танцы» на канале ТНТ. Почему у меня было много споров и конфликтных ситуаций во время участия? Я пробовал перенять схемы работы хореографов, но они не принесли результата. Только я знаю работающие для меня алгоритмы. Чему я научился на проекте – не нужно никого слушать. А лишь прислушиваться и делать правильные выводы. Пересматривая записи шоу, можно предположить, что я там создавал бунт ради бунта. Нет! Мне не понравился хореограф, который со мной работал. Номер – самбо. Для моего уровня подготовки это было абсолютное унижение. Даже на кастинге самбо в моём исполнении было высокого профессионального уровня, а в эфире показали какой-то детский сад в пижамах. Причём когда дошло до оценки работы – все сложили руки. Не моей же идеей было отрастить бороду, надеть балахон, подобрать ужасную музыку и танцевать с двумя девушками, для которых бальные танцы – новинка.

Были ли хореографы, которые вас устраивали?

– Мне очень понравилось работать с Гудымом, с Рудником, у них абсолютно противоположное отношение к танцам и танцорам. С Магилевым были идеологические споры, но через пару занятий начался контакт. Из команды Мигеля мне понравился Корпенко. Это человек, который просто и быстро объясняет, что очень экономит время для исправления ошибок.

Несмотря на наличие личных схем, вы прислушиваетесь к советам хореографов?

– Если они адекватны. Должен быть критический фильтр, нельзя слушать всех подряд. И есть вещи, которые можно заметить лишь со стороны, на которые собственный взгляд не заточен.

Вы говорите о том, что танцами не болеете, но всё ваше время посвящено им.

– Как, к примеру, работают жонглёры? Они могут удерживать одновременно в руках множество предметов. Если взять по аналогии личную жизнь, танцы, какие-либо хобби, преподавательскую деятельность и бытовую, то совместить это всё можно только жонглируя. К примеру, проснулся, отвёл ребёнка в детский сад, потом занялся танцами… Просто переключаюсь.

Откройте секрет, ребёнка в садик ведёте пританцовывая?

– Нет. Когда танец проникает в каждую твою сферу жизни, ты не в состоянии сделать ничего. Это как бессонница, не спишь, но и не бодрствуешь. Это некое аморфное состояние. И в таком состоянии шедевры не рождаются. Но, напротив, когда концентрируешь творческую энергию, отводишь ей определённое время – всё и получается.

Были в вашей жизни какие-либо сложные моменты, связанные с танцами?

– У меня все сложные моменты связаны с танцами, – Александр засмеялся. – Вся моя жизнь – это сложный момент, связанный с танцами. Важно то, что я что-то создаю, а не просто ретранслирую и копирую. Каждый ретранслятор или копирайтер, назовём это так (смеётся) – не придумывает сам… Как в бальных танцах. Есть некий набор движений, всего их 150. Ты составляешь свою комбинацию, но не используешь движений за установленными рамками. Зачастую их называют авторской постановкой. Это просто индивидуальная вариация связки движений. А когда люди видят свободу – это как пощёчина, внутренняя… А почему я так не смог? Есть два пути – либо развиваться самому, либо критиковать других. Чаще всего я сталкиваюсь со вторым вариантом. Так было и на кастинге. Мне сказали, что мой вариант – это не танец. Представляете, на кастинге хотели не допустить человека, который дошёл практически до финала. Это говорит о чём? – Александр ухмыльнулся. – Если я откажусь от своего творческого начала, всё станет гораздо проще. Для того чтобы сделать творческий продукт – нужно много оправдываться перед обществом. Все боятся перемен, новизны и стараются придерживаться традиционных стандартов. В наше время что-то создавать дорого стоит – морально, материально.

Были ли такие ситуации, когда вы давали себе зарок – больше никаких танцев в моей жизни?

– Нет, я прекрасно понимаю, что бывают состояния изменённого сознания. Когда ты очень устал и в голове начинают крутиться странные мысли. Думаешь про себя: да когда же кончатся трудности? Надо бы поспать, набраться сил. Но зачастую это просто усталость. Я отдаю себе отчёт в том, почему у меня появляются те или иные чувства. Я не раб своих эмоций, научился их контролировать.

Анализируете своё внутреннее состояние?

– Обычно я адекватен и могу творить. Когда этого нет, я ищу первопричины и задаю себе вопросы. Я хорошо спал? В последнюю неделю сколько времени я посвятил работе? Я ел сегодня? Кризис чаще возникает, когда совокупность этих вопросов даёт отрицательный результат. Приходит понимание, что негатив оттого, что сплю по четыре часа, всё время работаю и целый день ничего не ем. Как только приведёшь организм в нормальное состояние, появляется ясность мыслей. Это мой способ общения с телом. Организм так объясняет: танцы – это плохо, когда выматываешься до придела.

Эдакий сигнал SOS?

– Да, это правда.

Поделитесь своими планами на будущее…

– Откатать тур. Наладить работу в новой танцевальной студии, которую я недавно приобрёл. В ней я собираюсь работать в различных танцевальных стилях, предлагая людям самим делать выбор, как танцевать. Я постараюсь переформатировать систему проведения мастер-классов. К сожалению, сегодня люди учатся танцевать не благодаря, а вопреки. Нет слаженной системы танцевального образования, если говорить о современной хореографии. Учатся зачастую на мастер-классах, а они очень напоминают фитнес-кружки в восьмидесятые. Человек у зеркала показывает движение, и все повторяют. Нужно понимать основы, откуда идёт желание танцевать, почему эти движения, а не другие. А понимания, увы, в основе нет. Есть техника. Неудивительно, что ничего нового не создаётся. У меня затормозился проект по созданию единого тематического шоу «Ренессанс», который я никак не могу доделать ввиду занятости. Он будет учить именно этому.

Александр отвёл взгляд в сторону. В этот момент он выглядел на порядок старше своих лет. Приятно осознавать, что нынешнее поколение болеет за своё дело, ищет способы совершенствования, внутреннего роста, а не гонится за материальными благами.

– Когда человек погружён в индустрию, он должен обладать совокупностью характеристик принадлежности. И формат одежды, и образ мышления, и образ жизни.

Где ищете музу, чтобы творить?

– Её не надо искать, она со мной.

Не покидает ни на минуту?

– Куда денется, она на цепи сидит. Я работаю с утра до вечера!

Комментарии ()