еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Лакомый кусок

«В космосе ничего не пропадает», – говаривал фантаст Станислав Лем. Перефразируя писателя, отмечу, что и на Земле мало что пропадает. Особенно российское чиновничество. Даже если в своё время покидали кресло со скандалом, с уголовными делами за плечами. Отсидевшись, отдышавшись, переждав бурю, представители этого «славного» класса бюрократов и казнокрадов вновь всплывают на поверхность. И, как правило, вновь в связи с какой-нибудь скверной историей. Ведь хоть должности и нет, а привычки и замашки остались.

 

Исповедь чиновницы

Взять хотя бы бывшую и.о. мэра Михайловска Наталью Полякову. Чья связанная с превышением должностных полномочий и попыткой «наклонить» строительный бизнес отставка сопровождалась шумом, громом, скандалом, возбуждением уголовных дел, душераздирающими исповедями в соцсетях и даже стихами была одним из самых ярких политических явлений.

Прошло время, уголовные дела по-тихому сошли на нет и Наталья Ивановна вновь напомнила о себе миру. В конце прошлого года она в интервью одному из ставропольских изданий с надрывом поведала о том, какие гонения ей пришлось пережить на посту мэра, когда она якобы вступила в борьбу с обнаглевшими застройщиками города. Читаешь откровения экс-чиновницы и за сердце хватаешься, представив, что пришлось пережить этой мужественной воительнице. Ну вот, к примеру:«...пост мэра – это практически «расстрельная» должность. Совершенно не просто работать в условиях стыка интересов частных лиц, бизнеса, вышестоящих чиновников, правоохранительных органов. В данной ситуации мне как выпускнице Академии госслужбы при Президенте РФ импонировали только одни интересы: всего населения города в целом», «К сожалению, поддержки я не ощутила ни в одном ведомстве, которые обязаны осуществлять контроль», «В итоге мою работу просто парализовали многочисленными, не побоюсь этого слова, заказными рапортами оперуполномоченных в следственные органы».

И, как говорится, контрольный в голову: «После своего увольнения с должности я фактически встала «по ту сторону баррикад» и представляю интересы своих клиентов по земельным и имущественным спорам, зачастую с органами власти». Душещипательно, не правда ли? Ну вот просто обнять и плакать.

Да уж, многоуважаемая Наталья Ивановна, бумага, она всё стерпит – любые трибунные высокопарные речи о себе любимой, о своей честности, неподкупности, радении исключительно об интересах города и жителей. Однако если копнуть глубже, интересуясь не только обложкой, но и содержанием, можно раскопать много любопытного. А именно – откровенно бубновые интересы экс-градоначальницы, а ныне правозащитницы в деле прибирания к рукам лакомых кусков земли. Причём не брезгуя никакими методами. Даже теми же самыми «заказными рапортами следственных органов». Но обо всём поподробнее.

 

Дела давно минувших дней

История, в которой довелось разбираться «Ставропольскому репортёру», уходит корнями ещё в советское прошлое. Итак, в далёком 1988 году исполком народных депутатов Шпаковского района выделил жителю тогда ещё села Шпаковского Николаю Толстухину, вернее, его семье из трёх человек, квартиру в доме № 5 по улице Вокзальной. Отдельным ордером Толстухину в безвозмездное пользование был выделен кирпичный сарай (официально – нежилое строение) площадью в 40 кв. м. Такие «сараюшки», кстати, были переданы и другим жильцам этого малоквартирного (рассчитанного на восемь семей) дома. Вот этому-то сараю и суждено было впоследствии стать яблоком раздора, причиной многочисленных судебных и полицейских разбирательств, костью в горле для госпожи Поляковой.

Дело в том, что в 1995 году Толстухин, которому это нежилое строение было без надобности, решил его продать. Купил сарай предприниматель Дмитрий Павлюченко, приспособивший его под авторемонтную мастерскую и склад автозапчастей. Стороны заключили письменный договор купли-продажи, и Дмитрий стал использовать сарай в интересах собственного бизнеса. Конкретно – сдавать в аренду под автомастерскую и вулканизацию. Большой ошибкой стало то, что он вовремя не занялся «бумажками» – то есть документальным оформлением автомастерской в собственность. Но кто ж знал, что когда-то его сорокаметровый сарай станет костью в горле не последним людям в городе. Как говорится, ничто не предвещало беды. Пока в 2012 году участок, на котором располагался многоквартирный жилой дом со всеми постройками, не приглянулся кому надо. И этот кто надо решил построить здесь базу и магазин стройматериалов. Участок, что и говорить, хорош: на углу, в десятке метров от оживлённой трассы, в шаге от железнодорожной станции, рукой подать до микрорайона активной застройки. Настоящее золотое дно для торговцев стройматериалами.

 

Скоропостижное расселение

Но что делать с «путающимся под ногами» жилым домом? Да расселить по договору мены. Что и было сделано с непостижимой для российской бюрократии оперативностью. Дом экстренно внесли в список попадающих под программу «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда в Ставропольском крае с учётом необходимости развития малоэтажного строительства» и буквально заставили жильцов подписать необходимые документы.

– Наш дом хоть и старой постройки, аварийным не был, – рассказывает дочь Николая Толстухина Любовь. – Буквально незадолго до включения в программу мы получили разрешение на возведение пристройки – такие разрешения аварийным домам не дают, начали строительство. Но тут пришли люди из администрации, в частности, некая Михайлова, и запугали моих родителей и наших соседей: дескать, если не подпишете договор мены, вас всё равно выселят, получите на руки не другую квартиру, а тысяч триста рублей. И что вы на них купите? Конечно, пожилые люди напугались, подписали всё, что им сказали. Но и тут администрация нас обманула – в новом доме нам дали квартиру меньшей жилой площади, чем у нас была на Вокзальной, 5.

Дальше события развивались с не менее головокружительной быстротой. Ещё договоры мены подписаны не были, а участок уже был выставлен на торги в поисках арендаторов. А буквально на следующий день после подписания жильцами договоров мены администрация не только объявила, что арендатор определён (им стала некая Белоусова – единственный якобы человек, пожелавший взять участок в аренду, других претендентов на этот лакомый кусок почему-то не нашлось), но и экстренно составила акт выбора земельного участка. Так же торопливо прошли переселение и снос жилого дома.

– Я считаю, что этим участком и.о. мэра Полякова распорядилась незаконно, – говорит Павлюченко. – И у меня есть доказательства. Во-первых, в 2008 году распоряжением правительства края дом и участок земли со всеми постройками был передан из государственной в муниципальную собственность Шпаковского района. Района, а не администрации города! Никаких документов, что район передал эту недвижимость Михайловску, нет! Поэтому совершенно не понятно, кто и почему разрешил главе города Поляковой сдавать этот участок в аренду, заключать договоры мены с жильцами. Мало того, объявление о сдаче участка в аренду вопреки законодательству не было опубликовано в газетах, а только на сайте администрации. В нарушение же закона потом указывалось, что на участок был только один претендент – Белоусова. Меж тем я лично несколько раз обращался в горадминистрацию с заявлениями о передаче мне в аренду земельного участка под моим «сараем». От Поляковой – ни ответа, ни привета. Опять – нарушение закона и действия в пользу Белоусовой. И ещё – как установлено, на акте выбора земельного участка госпожа Полякова сама поставила подписи и от своего имени, и от имени главного архитектора, и от имени других уполномоченных должностных лиц, составляющих специальную комиссию. Сейчас в суде разбирается дело по моему иску, в котором я прошу признать незаконными действия Поляковой по предоставлению земельного участка в аренду.

 

Круговорот судов в природе

Но вернёмся к автомастерской. Казалось бы, цель достигнута – ничто не мешает возведению строительной базы. Но нет. Впопыхах все действующие лица забыли о «сарае» Павлюченко. И, само собой разумеется, автомастерская-вулканизация, притулившаяся на краю участка, была у них, как бельмо на глазу. И Дмитрию недвусмысленно велели убираться вон. По-хорошему. Иначе будет по-плохому. Однако бизнесмен оказался не робкого десятка и стал отстаивать свои интересы в законном порядке.

И завертелись бесконечные судебные процессы. Описывать детально всё нет ни смысла, ни газетных площадей. Поэтому остановлюсь на ключевых моментах. Павлюченко, поняв, что новые хозяева участка могут под шум волны безнаказанно снести и его строение, через суд добился права собственности на купленное у Толстухина зданьице. Трижды Шпаковский районный суд удовлетворял заявления Дмитрия и обязывал администрацию района признать право собственности в силу приобретательной давности (есть такое понятие в юриспруденции – когда человек 15 лет добросовестно владеет или пользуется имуществом, даже если не оформил его положенным способом) за Павлюченко. Потому что, во-первых, суд установил: купив у Толстухина сарай, с 1995 года Павлюченко пользуется им регулярно и добросовестно – это подтвердили и документы на предпринимательскую деятельность, зарегистрированную как раз по адресу Вокзальная, 5, показания продавца Толстухина и механиков-арендаторов. И что строение является самостоятельным объектом, внесённым в генплан города, и на него оформлен техпаспорт, что никакого юридического права распоряжаться участком и строениями у администрации города (читай – и.о. мэра Натальи Поляковой) не было.

Однако этому активно противодействовала сторона арендаторов, раз за разом обжаловавшая судебные решения. Причём, как вы думаете, кто выступал и выступает представителем интереса арендатора Белоусовой во всех инстанциях? Сама-то Н. Белоусова никогда нигде и не показывается. А бьётся за её интересы госпожа Полякова собственной персоной! Да-да, та самая экс-глава города, которая проворачивала всю эту земельную комбинацию. Да бьётся так, как за собственное добро. С пылом, азартом, энтузиазмом. Не на жизнь, а насмерть. Какие только доводы, даже бредовые, она не представляла суду! И что договор купли-продажи между Толстухиным и Павлюченко фиктивный и фальшивый, правда, ничем это не обосновав. И что постройка не была отдельным строением, а входила в состав подлежащего сносу жилого дома (а генплан кто, интересно, утверждал? Тот самый, на котором, впрочем как и на акте выбора земельного участка, подписанном самой же Поляковой, вулканизация числится как самостоятельная единица недвижимости). Даже договорилась до того, что во время сноса жилого дома была снесена и автомастерская, которую Павлюченко, цитирую, «незаконно самовольно восстановил».

В качестве ремарки отмечу, что ездил посмотреть на этот «незаконный самострой» неделю назад. Так вот, хоть я и не специалист, но замшелые стены из советского кирпича, поросшая седым мхом крыша указывают на глубокую давность постройки. К тому же, факт, что вулканизация ни на день не прекращала своей работы не то что в 2012-2013 годах, а как минимум последние два десятка лет, подтвердили и мужчины – автослесари, арендующие у Павлюченко строение последние 11-12 лет. И дружно посмеялись над утверждением, что их рабочее место было снесено и потом втихую восстановлено.

 

Где собака зарыта?

Как и следовало ожидать, решение Шпаковского районного суда, признавшего за Павлюченко право собственности на здание автомастерской, Полякова обжаловала. Но уж чего никто не ожидал, так это определения апелляционной инстанции. По неведомым причинам решившей, что никакого права приобретательной давности у Павлюченко нет. Причём почему нет, если в деле имеются и соответствующие документы, и свидетельские показания, суд тактично промолчал. Но злые языки болтают, что аккурат накануне заседания апелляционной коллегии госпожа Полякова имела длительное рандеву с не последним человеком в крайсуде. Который до своего повышения, по странному стечению обстоятельств, раньше трудился в одном из правоохранительных ведомств Михайловске и был с чиновницей, как говорится, на короткой ноге. И по не менее странному обстоятельству из материалов гражданского дела испарилась папка с документами из «Ставкрайинвентаризации», на основании которых апелляционный суд и принял решение отказать Павлюченко в признании права собственности на строение. О чём свидетельствует соответствующая запись в протоколе заседания и апелляционном определении. Но вот когда сам Дмитрий захотел ознакомиться с делом и хоть одним глазком взглянуть на эти судьбоносные для него документы, оказалось, что папочка-то тю-тю…

Хотя, впрочем, чему удивляться. Это ж только богиня Фемида справедливая и беспристрастная. Про её бренных служителей разговор отдельный. В списки святых их никто не вносил. И правило «рука руку моет» разве уже кто-то отменил? То-то и оно.

Кстати, про мытые руки. То есть, как любят говорить правоохранители, чистые. В самом начале статьи я цитировал госпожу Полякову, обрушившуюся с пролетарской ненавистью на «компетентные органы», организовавшие её якобы незаконное преследование в бытность градоначальницей. Вот уж, как говорится, чья бы корова мычала.

– После того как я стал в суде отстаивать свои интересы, на меня началось бешеное давление со стороны правоохранителей, – говорит Павлюченко. – Полякова засыпала их заявлениями о том, что я предоставляю в суд фальшивые документы. Думаю, там были не просто заявления, а настойчивые дружеские просьбы указать мне моё место. Потому как несмотря на то, что идут судебные процессы и это прерогатива суда – выяснять, какие документы подлинные, какие фальшивые, причём что-то Полякова не требовала никаких экспертиз, – меня просто достали звонками люди в погонах. Даже возбуждали уголовное дело, которое, впрочем, не имело никаких перспектив и было закрыто. Звонили даже люди из ведомства куда серьёзней полиции и пытались «поговорить» и «образумить». Но я ответил: пусть вызывают повесткой, тогда и будем разговоры разговаривать. Не вызывают...

Вот как интересно, правда? Человек, попавший под несправедливый прессинг органов, на своей шкуре испытавший их несправедливость и предвзятость, не просто не потерял к ним доверие и старается обходить десятой дорогой, а вовсю пользуется возможностью посредством тех самых органов надавить на неугодного. Чудеса психики прямо. Или не чудеса? Ведь ни для кого не секрет, что отец Натальи Ивановны долгое время работал в тех самых органах. И хоть его нет в живых, дружеские связи, надо полагать, остались. А они, эти связи, многое могут. Может, поэтому и были по-тихому благополучно закрыты уголовные дела в отношении самой экс-чиновницы? Не знаю, но что-то подсказывает мне, что наличие папы-подполковника МВД могло сыграть в этом роль.

– Я вообще уверен, что Белоусова – подставное лицо, а настоящим интересантом дела является Полякова, – говорит Павлюченко. – Когда вся эта катавасия только начиналась, я пытался с Белоусовой договориться по-хорошему. На что получил ответ, что все вопросы – к Поляковой. Что этот участок уже предназначен для хороших людей за хорошие деньги. И что мой копеечный сарай ни в какое сравнение не идёт с теми суммами и интересами, которые стоят на кону. Но сдаваться я не собираюсь и твёрдо намерен отстоять свой «сарай» – для кого-то он, может, и копеечный, а для меня – бизнес.

В общем, ставить точку в этом запутанном земельном деле рано. Чем закончится противостояние хозяина 40-метрового сарайчика и крупного бизнеса с чиновными замашками, покажет время.

Комментарии (0)