еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Когда все средства хороши…

Считается, что в бизнесе для устранения конкурента не брезгуют любыми средствами. Например, человека можно разорить. А можно обвинить его экстремистом и наркоманом и упрятать на несколько лет за решётку, что будет даже надёжнее. Именно в такой ситуации оказался ставропольский бизнесмен, решивший вернуть причитающийся ему многомиллионный долг.

 

«Джентльменский» набор

Итак, Ставрополь, 2014 год. Алексей Харкевич – успешный предприниматель, спортсмен (игрок и капитан хоккейной команды «Союз»), счастливый отец троих детей. Ветеран второй чеченской кампании, в 2000 году он был отмечен грамотой за подписью самого Верховного главнокомандующего Владимира Путина. Семья, бизнес, спорт – вот главные жизненные приоритеты.

Всё изменилось в одно мгновение: 5 апреля машину, в которой ехал Алексей, остановили сотрудники полиции из центра «Э», главной задачей которого, как известно, является борьба с экстремизмом. Лица некоторых для большего психологического эффекта были закрыты масками. Оказывается, по данным оперативников, ветеран Чечни подозревается ни много ни мало в финансировании незаконных вооружённых формирований, скупке и хранении оружия и экстремистских материалов, предназначенных для дальнейшей передачи боевикам-исламистам.

В процессе обыска в автомобиле были найдены патроны для автомата Калашникова, а из кармана куртки опешивший предприниматель вынул странный пакет с загадочным веществом. Как впоследствии показала экспертиза, помимо прочих компонентов, оно содержало героин.

Увы, но сегодняшние российские реалии таковы, что пакетик с наркотиками могут найти у любого – от рабочего до священника. Что же касается боеприпасов, то в последнее время они становятся всё более популярной альтернативой дурманящему зелью. В данном случае в деле представлен полный «джентльменский» набор. План, как говорится, выполнен и перевыполнен.

Учитывая, что постановление о производстве обыска было вынесено Верховным судом Кабардино-Балкарии, всё произошедшее представляется неким театром абсурда. Кабарда, ваххабиты, оружие – есть от чего голове пойти кругом.

Правда, в итоге подозреваемый в экстремизме Алексей стал фигурантом уголовного дела по печально знаменитой «народной статье» УК – хранение наркотиков, а о найденных патронах следователи и вовсе вскоре забыли. Видимо, статья не играла особой роли. Главное – заведение уголовного дела. Но с самого начала у следствия начались нестыковки.

 

«Карточный домик» следствия

Как и следовало ожидать, дома у подозреваемого не было найдено ни оружия, ни экстремистской литературы, ни наркотиков. Проведённое медицинское освидетельствование показало отсутствие наркотических веществ в организме Харкевича, также как и на смывах, взятых с рук. Добавим, что будучи спортсменом он проходил регулярные обследования, которые обязательно показали бы употребление любых запрещённых препаратов. Проверка на полиграфе подтвердила правдивость показаний, данных Алексеем. Версия следствия о хранении героина с целью личного потребления разваливалась на глазах подобно карточному домику.

Немаловажная деталь: автомобиль, за рулём которого находился ставропольский предприниматель, ему не принадлежал. В тот злополучный день Алексей должен был передать машину своему другу Роману Ермоленко, который также долго и безрезультатно опрашивался сотрудниками ЦПЭ.

С какой стороны не посмотри – кругом сомнения. К сожалению, здравый смысл и логика не всегда сопутствуют раскрытию преступлений. В первую очередь это касается случаев, когда главная цель – любой ценой отправить подозреваемого за решётку. А имена своих потенциальных «заказчиков» Алексей называл следователям с самого начала.

 

Причина конфликта – долг

Истории с наркотиками предшествовал долгий конфликт Харкевича с бывшими деловыми партнёрами. Точнее, с бывшей партнёршей – Евгенией Омельченко, которая являлась фактическим руководителем ООО «ТоргПред» и имела возможность заключать выгодные договоры и контракты. Будучи директором собственной фирмы, Алексей предоставлял ООО «ТоргПред» беспроцентные займы. В какой-то момент долги выплачены не были. Речь шла о солидной сумме, и заёмщик решил взыскать её в судебном порядке.

После длительных разбирательств суд обязал «ТоргПред» вернуть имеющиеся долги. Вскоре начались юридические процедуры по возврату денег. И вот тут-то, видимо, судьба Харкевича была окончательно решена. Омельченко неоднократно рассказывала ему о своих связях в силовых структурах, в частности, в ФСБ. Сотрудники данного ведомства начали проверку принадлежавшей Алексею фирмы, провели ряд обысков, но так и не выявили ничего противозаконного. А ровно через месяц последовал инцидент с патронами и героином.

 

«Звёздный час» полковника ЦПЭ

Каким образом бизнесмен попал в поле зрения борцов с экстремизмом – до сих пор не ясно: данные об этом оказались строго засекречены. Зато известен человек, сыгравший ключевую роль в его задержании: имя полковника ЦПЭ Николая Завяликова неоднократно упоминалось в СМИ (в том числе, федеральных).

Так, ещё в 2012 году адвокат Рустам Мацев сообщал правозащитникам о давлении, оказываемом полковником Завяликовым на него и его подзащитного во время проведения следственных действий в Нальчике. Мацев пытался привлечь внимание к противоправным действиям следователя, но безрезультатно.

Настоящая известность пришла к Завяликову после ареста кисловодского имама К.-А. Байчорова в октябре 2013 года. Это задержание очень напоминает произошедшее с Харкевичем. В обоих случаях в деле фигурирует не только полковник, но и героин. Защита имама открыто говорила о заказном характере дела, называя Завяликова организатором уголовного преследования Байчорова и требуя его вызова в суд. Но в суде полковник появиться не спешил, а вынесенный в отношении имама приговор совсем недавно был отменён вышестоящей инстанцией.

 

О чём предпочли умолчать…

Ещё в ходе следствия по делу Харкевича вскрылись довольно любопытные обстоятельства. Например, согласно показаниям Завяликова, приехав в Ставрополь, он прямо направился к домовладению Алексея, по пути встретив автомобиль последнего. А поскольку на машину имелась ориентировка, она была остановлена для досмотра. Но если данная машина не принадлежала подозреваемому, то откуда оперативники знали, что именно он будет за рулём?

Как рассказал свидетель Р. Нарышкин, полицейские следили за Алексеем с раннего утра: их машины были припаркованы недалеко от дома бизнесмена как минимум за несколько часов до задержания. Имея постановление на производство обыска, было бы логично, если бы оперативники провели его рано утром, пока вероятный преступник, почуяв неладное, не успел избавиться от оружия и сомнительной литературы. Как показывает практика, такие обыски проводятся между 6 и 7 часами утра. Данные проверки сотового телефона подтвердили: всё утро Завяликов действительно находился недалеко от дома Харкевича. Почему же он так тщательно скрывает этот факт? С кем он консультировался, чьи инструкции получал?

Как мог попасть к нему в карман свёрток с загадочным веществом, Алексей может только предположить. После того как автомобиль был заблокирован, люди в масках вытащили его из машины, застегнули на пальцах рук специальные браслеты, надели на голову капюшон куртки и принялись активно хлопать по карманам одежды, сопровождая всё это громкими криками и требованиями рассказать, где он хранит оружие. Растеряться в данной ситуации легко: в первую минуту он вообще подумал, что стал жертвой налёта ваххабитов, мстящих за участие в боевых действиях.

По словам же бравого полковника, Харкевича никто не задерживал, тем более не заковывал в наручники: его вежливо попросили выйти из машины и подождать прибытия ставропольских полицейских, которые должны были приехать для проведения совместной работы. Странная картина: сотрудники ЦПЭ в ожидании коллег спокойно перекуривают на улице с потенциальным «экстремистом». Редкий в наши дни случай гуманизма, в который верится с трудом. И неужели, имея в кармане героин, Алексей не сделал бы попытки «скинуть» его при первой возможности?

Загадочный пакетик – тема, достойная отдельного разговора. Как сообщил в суде дознаватель Аслан Умаев, ему вообще показалось, что внутри свёртка ничего нет, кроме розовых бумажных салфеток. В присутствии понятых свёрток не вскрывался, загадочное вещество на осмотр представлено не было. Так, может, чутьё дознавателя не подвело?

Большой интерес вызывает возможный факт связи полковника ЦПЭ Завяликова с неким сотрудником ФСБ, фамилию которого Алексей неоднократно слышал от Евгении Омельченко и которую мы пока не будем называть. Не с ним ли более 20 раз полковник созванивался перед задержанием, получая детальный инструктаж? Этот момент ещё предстоит выяснить. И вот тогда в деле наступит полная прозрачность, а имена заказчиков и исполнителей подтвердят или опровергнут все имеющиеся версии и сомнения.

 

Три года общего режима

Слабая доказательная база, а точнее, её полное отсутствие привели к тому, что в феврале 2015 года следователь вынес постановление о прекращении уголовного преследования Алексея Харкевича. Но жернова системы безжалостно перемалывают людские жизни и судьбы. Видимо, кому-то было очень нужно наказать неугодного, вывести его из игры хотя бы на короткое время. Расследование было возобновлено.

В декабре 2015 года Октябрьский суд Ставрополя огласил Алексею приговор: три года лишения свободы. В качестве свидетелей обвинения на процессе присутствовали только сотрудники полиции и специалисты-эксперты. Показания обвиняемого суд просто не принял во внимание, свидетелей защиты – проигнорировал, посчитав всё сказанное ими сомнительным и противоречивым.

Свою вину бизнесмен не признал, продолжая настаивать на заказном характере дела. Эту позицию сторона защиты будет отстаивать в суде апелляционной инстанции. В любом случае точку в данном деле ставить ещё рано.

Комментарии ()