еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Кислые воды: Когда район Кавказских Минеральных Вод станет «русским Баден-Баденом»?

Кисловодск, Пятигорск, Железноводск сегодня порядком обветшали. И федеральная власть несмотря на кризис готова затеять здесь новую «стройку века» под стать олимпийскому Сочи. Из КМВ может получиться даже не туристическая столица большого спорта, а подлинная всероссийская здравница. Здесь могли бы поправить здоровье миллионы россиян, которым не по карману Висбаден и Карловы Вары. Но любую идею можно испортить глупостью. Эксперты опасаются, что предлагаемые планы создания в районе Кавминвод «медицинского кластера» скорее добьют курорт, чем выведут на мировой уровень.

 

Бесстыжие власти

Едва привыкнув к центру Пятигорска, начинаешь замечать огромное количество аптек – буквально через каждые два дома. Хотя проживают в городе всего 145 тыс. жителей, а вдоль подступов к знаменитому Провалу тянется череда здравниц. Правда, большинство санаториев не реставрировалось с советских времён, а некоторые и вовсе не работают. В целом есть ощущение, что табличка «Закрыто» преследует вас и в Кисловодске, и в Железноводске.

В Ессентуках питьевые галереи закрывают трижды за день: например, с 9:30 до 11:30. Красивейшее здание Главных нарзанных ванн в Кисловодске много лет на ремонте. Соседнее здание Октябрьских ванн работает до 14 часов. В Пятигорске осталось всего несколько мест, где желающие могут искупаться в минеральных водах (радоновых и сероводородных) бесплатно и в своей компании. Место недалеко от Провала в народе окрестили «бесстыжими ваннами»: углубления в скалах наполняются прозрачной водичкой, проходящей через русло с коркой кристаллов соли. Это место можно было бы превратить в мини-Памуккале, однако здесь царит дикое запустение. Спускаясь к ванне, можно свернуть себе шею: вокруг нет ни поручней, ни скамеек, ни кабинок для переодевания.

Недавний и.о. руководителя администрации Кавказских Минеральных Вод Михаил Бондаренко не раз сетовал, что ситуация в курортных городах настолько печальная, что о конкуренции с европейскими курортами даже говорить смешно. А вскоре можно потерять и главное богатство – минеральную воду.

– В Кисловодске минералка уже утратила некоторые свои свойства, например, количество углекислоты, – рассказывает Бондаренко. – Есть масса аварийных скважин, которые надо бетонировать и закрывать.

В августе 2015 г. местный предприниматель пытался всучить Бондаренко взятку в 100 тыс. рублей. Чиновник утверждает, что таким образом его хотели подставить за позицию по соблюдению природоохранного законодательства в городах-курортах КМВ – он запретил взяткодателю строиться вблизи целебного источника. Но о вопиющей ситуации на курортах Ставрополья говорят многие экологи и депутаты. Практически половина Кисловодска не имеет централизованной канализации, в Пятигорске самые плохие на Ставрополье дороги, а в пригороде – огромные свалки.

– Для снабжения кисловодского курорта осталось менее половины ранее разведанных и освоенных запасов минеральных вод, – рассказал руководитель депутатской группы Ставрополья «Кавказские Минеральные Воды» Виктор Вышинский. – Из системы изъято Кумское месторождение, дававшее 1335 кубометров в сутки, и Березовский участок. Продолжает ухудшаться качество нарзана из скважин 107 и 107-Д из-за необоснованно интенсивной эксплуатации. Не так давно в питьевых бюветах струилась целебная водичка, а сегодня видны только ржавые дорожки. Разрушительные процессы пойдут ещё дальше, если не вернуть государственный мониторинг состояния недр КМВ. С брежневских времён этот мониторинг лежал на плечах Кавказгидрогеологии, следившей за состоянием гидроминеральной базы через десятки наблюдательных режимных скважин. Но постоянное урезание финансирования привело к тому, что в 2011 г. Кавказгидрогеология впервые не приняла участие в конкурсе на проведение государственного мониторинга. Отныне его ведут исполнители, в распоряжении которых наблюдательных скважин нет.

Счётная палата РФ подтверждает: мониторинг недр КМВ – большая проблема. В регионе насчитывается 22 аварийные скважины глубиной от 70 до 3 тысяч метров. Из них девять находятся в особо критическом состоянии. Есть опасность экологической катастрофы на ряде основных месторождений минеральных вод – Нагутском, Железноводском, Змейкинском, Бештаугорском. Примерная стоимость ликвидации опасных скважин – 100 млн рублей.

Похожая ситуация с целебными грязями: за последние 25 лет не отмечено значительных инвестиций в уникальное Тамбуканское озеро. Это солёное бессточное озеро овальной формы в 10 км от Пятигорска. На его дне находится 1,5 млн тонн лечебной грязи, которая используется в медицине с 1886 года. И вот сегодня экологи бьют тревогу – вода озера Тамбукан перестаёт быть солёной из-за роста количества осадков. Если процесс опреснения воды не остановить, дно озера лишится грязи. Есть идея строительства системы обводных каналов, но потребуется 500 млн рублей инвестиций.

– Знаменитые грязи Мацесты уступают тамбуканским в разы, но мы этого совершенно не ценим, – говорит эколог Владимир Супруненко. – Нужно запретить всё, что не связано с добычей и эксплуатацией лечебной грязи. Но никому и дела нет до «диких» туристов и прибрежных кабаков, оставляющих после себя горы мусора. Уровень озера поднялся на 10 метров, вода заливает проходящую вдоль берега трассу М-29. Как следствие, в неё попадают тяжёлые металлы. Кроме того, рядом пашут и удобряют землю. Содержание солей при минимально допустимых 50-70 граммах на литр упало до 25. Нужно срочно переносить трассу, делать дренаж. Но вместо комплексных мер по спасению мы только увеличиваем длину ковша экскаватора, которым с середины озера ещё можно зачерпнуть грязь для продажи.

Чиновникам не до Тамбукана. Много лет различные ветви власти перетягивают друг у друга Кисловодский курортный парк, пока ещё находящийся в собственности Росимущества. Площадь второго по размерам парка Европы составляет 948 га, а в советские времена его территория и вовсе достигала 1340 гектаров. И это тот случай, когда не нужно гадать, куда испарились 400 га. Экологи и журналисты опубликовали подробный доклад на эту тему. Из него следует, что на основании Постановления главы администрации г. Кисловодска № 331 от 13 марта 2002 г. некоему И.Г. Акопяну достались 1000 кв м под «Шахматный павильон». А в феврале 2002 г. городские власти передали 370 кв м ИП Гогричиани под кафе «Ветерок». В 2004 г. некий З.А. Расулов получил земельный участок 966 кв м вовсе под частное домовладение, а кусок парка провели как муниципальные земли по пр. Ленина, 31. Правда, в 2006 г., когда подобный фокус провернули с другим участком, выдав его за городскую территорию по пр. Ленина, 36, Следственный комитет возбудил уголовное дело.

Потери Кисловодского парка выглядят мелочами по сравнению с попыткой властей Пятигорска провести в 2004 г. масштабную реконструкцию Комсомольского парка с застройкой его магазинами, кафе и шашлычными. Тогда помешали протесты жителей. Но жемчужины КМВ по-прежнему висят на волоске.

 

Немного истории

Из доступных нам источников первым о горячих водах Пятигорья сообщил в XIV веке арабский странствующий купец Ибн Баттута. Научный интерес к ним проявил Пётр I, пославший для изучения экспедицию, но его преемники результаты исследований замылили: мол, где Петербург, а где Кавказ? Однако в 1780 г. у горы Машук возвели первое русское поселение – Константиногорскую крепость, а о целебной силе местных вод и грязей поползли слухи. У источников стали селиться люди, в 1803 г. Александр I признал Кавминводы государевым делом. Первым русским городом стал Пятигорск, тогда названный Горячеводском, потом заложили Кисловодск, Ессентуки, Железноводск.

Здесь всё создано трудом поколений: даже горы сто лет назад были лысыми, а три четверти растительности – посаженная. Россия первой в Европе построила здесь Бальнеологический институт, который разработал 80 технологий восстановительного и реабилитационного лечения. Из 29 питьевых бюветов нет ни одного похожего. Именно это разнообразие делает лечебный потенциал Кавминвод одним из величайших в мире. И критерий качества очень простой: пациенты приезжают на колясках, а уходят своими ногами, хоть и опираясь на палочку.

 

Медицина вместо лечения

Нынешние проблемы Кавказских Минеральных Вод родом из первых постсоветских лет. Львиная доля курортной зоны находится на территории Ставропольского края, но 42% территории заходит в Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию. При Союзе границы между тремя регионами были виртуальными, а информация о техногенной нагрузке аккумулировалась в администрации Кавминвод. Сегодня три субъекта – словно три разные страны.

– Гидроминеральная база региона – единый артезианский бассейн, он – как слоёный пирог, – поясняет Виктор Вышинский. – Раньше территории Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии мы считали идеальными с точки зрения экологии. А сегодня даже не знаем, что происходит в соседнем Малокарачаевском районе. Из республики в Кисловодск вёл самый протяжённый в мире минералопровод с Кумского месторождения. Сейчас оно в частных руках, сам минералопровод растащили.

Де-юре представители всех трёх регионов сегодня входят в рабочую группу, сформированную в Министерстве по делам Северного Кавказа. Но само министерство появилось лишь в мае 2014 г., а проблему Кавминвод пытались решать ещё при Ельцине. Первые варианты законопроекта носили откровенно коммерческий и коррупционный характер и не прошли на общественных слушаниях. Наконец в 1998 г. вариант закона «О курортном регионе федерального значения Кавказские Минеральные Воды» внесли на рассмотрение Госдумы, но якобы упёрся экс-глава Ставрополья Александр Черногоров, не желавший появления на его территории автономного межмуниципального образования. В итоге проект завернули в Совете Федерации, и он пролежал под сукном много лет.

В 2010 г. родились госкомпании «Курорты Северного Кавказа» и «Корпорация развития Северного Кавказа», наработки которых нашли отражение в программе развития региона до 2025 года. Появился проект федерального закона об эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды. Ключевой целью названо создание на Кавминводах «медицинского кластера». А ответственный за Кавказ вице-премьер Александр Хлопонин прямо сказал, что делать собираются «российский Баден-Баден». По словам замминистра по делам Северного Кавказа Одеса Байсултанова, в 2014 г. 21 тыс. жителей СКФО обратились за высокотехнологической медицинской помощью за пределы региона. Около 10 тыс. получили её за границей. При потенциальных возможностях региона это полнейшее безобразие.

Как часто бывает в долгосрочных стратегиях, перспективы Кавминвод на бумаге выглядят феерично. Создаваемый кластер должен объединить 130 санаторно-курортных учреждений на 33 тыс. мест, более сотни источников минеральной воды, грязевые и другие источники. Будет создано 10-20 частных медицинских клиник, специализирующихся на оказании диагностических услуг, малоинвазивной хирургии, медицинской реабилитации. За образец возьмут немецкие клиники Фрайбурга и Мюнхена. В частности, страна прирастёт центром здоровья детей и взрослых, подростковой медицины, центром гинекологии и урологии, радиологической и дерматологической клиниками, а в рамках создаваемого медицинского университета может появиться кафедра курортологии. Вырастут фармацевтические и косметологические предприятия. Запланировано даже производство новых витаминов и препаратов на базе лечебной грязи озера Тамбукан.

Хотя сегодня курорты КМВ посещают лишь 800 тыс. человек ежегодно (включая командировочных), авторы концепции полны оптимизма. Предполагается, что услуги «инновационного медицинского кластера» будут востребованы среди 28 млн человек, населяющих Южный федеральный округ, Абхазию, Грузию, Южную Осетию, Азербайджан и Армению. Авторы программы уверены, что к 2025 г. будет создано 25 тыс. новых рабочих мест. А доход от туристической деятельности увеличится почти в три раза и достигнет 43 млрд рублей.

Правда, цену этой подпрограммы (одной из составляющих документа «Развитие СКФО на период до 2025 г.») неслучайно уже сейчас сравнивают с возведением олимпийского Сочи. Поначалу звучали парадоксальные для российских реалий заявления, будто федеральных денег в программе развития КМВ вовсе не будет. Потом появилась цифра в 5 млрд рублей, быстро выросшая до 30-40 миллиардов. Наконец в сентябре 2015 г. глава Минкавказа Лев Кузнецов сообщил, что ради Кавминвод программа развития СКФО до 2025 г. увеличится на 164 млрд рублей. В посвящённой КМВ части мы читаем, что «справочная оценка консолидированных расходов субъектов РФ и внебюджетных источников составляет 394 млрд рублей». Похожие обобщения мы уже проходили в Сочи, когда предполагались многомиллиардные инвестиции частников. А в итоге они если что-то и делали, то на льготные кредиты ВЭБ, которые потом не торопились возвращать. Также сочинский опыт показал, что плановые расчёты могут вырасти в разы.

Однако россияне вряд ли станут возражать против реализации чудо-программы, если на выходе действительно получили бы высококлассную здравницу с умеренными ценами, куда не будет многолетних очередей. Нужно лишь твёрдо знать, что новая мегастройка не уничтожит уникальные природные условия региона, а выделяемые средства не будут разворованы. А тут со старта всё пошло наперекосяк. В 2013 г. Генпрокуратура проверила «Курорты Северного Кавказа» и возбудила уголовное дело в отношении главы госкомпании Ахмеда Билалова. По версии прокуроров, затраты КСК на содержание аппарата в 1,3 раза превысили расходы на его инвестиционную деятельность. Билалов потратил десятки миллионов рублей на чартерные перелёты по миру: жил в Лондоне во время Олимпиады, а чтобы добраться из гостиницы в Эмиратах в аэропорт, заказывал вертолёт. Кроме того, без одобрения совета директоров разместил 2 млрд рублей, принадлежащих КСК, в банке, где крупнейшим акционером значился его брат.

 

Старикам здесь не место

Ситуация с экологией выглядит ещё тревожнее. Расхожее выражение «общественность бьёт тревогу» по отношению к КМВ – в самую точку, поскольку беду пророчат не пара радикальных экологов, а десятки специалистов всех мастей.

– Мы – богатейшая страна с точки зрения бальнеологических ресурсов, которые преступно разбазариваются, – говорит глава Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. – Санаторно-курортное дело развалено, а у государства не просматривается цели оздоровить народ. Впору издавать «Чёрную книгу» псевдопредложений по Кавминводам: денег попилили много, но всё ушло на прекрасные презентации. Мне это напоминает ситуацию в авиапроме: последние 15 лет ставится задача захватить какую-то часть мирового рынка, но при этом мы полностью сдали наш российский авиапром «боингам» и «аэрбасам». Необходимо остановить рост антропогенной нагрузки на Кавминводы. Нужно строго соблюдать территориальное зонирование. Также полезно будет стимулировать агломерирование: возродить администрацию Кавминвод, включить в кластер Георгиевск, который мог бы стать промышленным центром для городов-курортов.

В середине 2015 г. эксперты высказали огромные претензии к редакции нового закона о КМВ. По словам члена комиссии Общественной палаты по развитию КМВ Николая Истошина, понятие «бальнеологического кластера» подменяется понятием «медицинский кластер», но это не одно и то же. Одно дело – возрождать минеральные и грязевые купальни, а совсем другое – возводить гостиницы с подземными гаражами и фармацевтические производства.

– Сегодня в первой зоне охраны запрещены любая хозяйственная деятельность и любая застройка, – говорит член экспертной комиссии Общественной палаты Роман Нутрихин. – Новый закон предлагает разрешить в первой зоне туристско-рекреационную деятельность – вплоть до застройки магазинами и торговыми центрами. Изменится режим и второй зоны: станет возможным осуществлять любую деятельность, которая существенным образом не ухудшает окружающую среду. В третьей зоне допускаются любые виды деятельности, которые не вредят зелёным насаждениям и не загрязняют атмосферу. Однако основные ресурсы КМВ – в недрах. И если в зоне горно-санитарной очистки, где происходит водосбор, разрешат устраивать скотомогильники, через них, как через фильтр, будет проходить вода, формирующая минеральные источники.

Бывший мэр Ессентуков и глава общественной организации «Союз защиты курортов» Иван Стоянов отмечает, что в законопроекте по Кавминводам отсутствует пункт об отказе в амнистии незаконно возведённых зданий. Инвестор получает месседж: можно строить в том же Кисловодском парке через умасливание местных чиновников, а спустя какое-то время это всё легализовать. Тем более важнейшего раздела о недропользовании в законе нет вовсе.

Огромное значение имеет, будет ли будущий бальнеологический кластер работать в системе ФМС. То есть будет ли он доступен пожилым людям, низкой продолжительностью жизни которых обосновывают выделение бюджетных миллиардов. Или кластер станет сугубо коммерческим предприятием, ориентированным на состоятельную прослойку, в том числе из Грузии, Армении, Азербайджана, Турции, Ирана. А тут ещё министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов заявляет, что собирается сотрудничать с проектом «Сколково»: его эксперты уже приглашены к разработке стратегии развития кластера. Учитывая объём освоенных в «Сколково» денег, весьма скромные результаты и возбуждённые уголовные дела, появление его экспертов на Кавминводах вызывает тревогу.

В сентябре выяснилось, что общественность не просто так сотрясала воздух: в новой редакции законопроекта исключена возможность построек новых объектов в первой зоне горно-санитарной охраны. Предусмотрена широкая система преференций для компаний, зарегистрированных на КМВ: 10 лет будут действовать пониженные ставки страховых взносов, нулевая ставка по налогу на прибыль. На Тамбукан запланировано 744 млн рублей. Но дыр всё равно осталось много. В частности, управляющей компании будут переданы в оперативное управление земля, санатории и другие строения. А что будет со всем этим хозяйством при ликвидации компании? Почему толком не прописаны обязанности управляющей компании и её ответственность? Люди, которые всё это разрабатывают, вообще бывали в Пятигорске? Эксперты со смехом вспоминают, что в первых редакциях закона предлагалось «установить зоны горно-санитарной охраны для песчаных пляжей и морских акваторий». Хотя ни моря, ни пляжей на Кавминводах нет.

 

Денис ТЕРЕНТЬЕВ.

Санкт-Петербург – Пятигорск – Кисловодск

Комментарии (0)