еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Ловля рыбы в мутной воде

Отрасль ЖКХ уже давно стала притчей во языцех для всего российского населения. Её не раз называли самой непрозрачной, криминальной, коррупционноёмкой и не поддающейся правовому регулированию.

И долгие десятилетия у российского руководства не хватает то ли сил, то ли желания разгрести эти авгиевы конюшни и вывести на чистую воду коммунальных князьков, набивающих карманы «под шум волны», в то время как сама сфера ЖКХ находится в агонизирующем состоянии. С разных высоких трибун звучат речи чиновников и должностных лиц отрасли об убыточности сферы коммуналки, износе основных средств, дефиците финансирования и прочих бедствиях, настигших систему. Но если хорошо покопаться в подноготной любого ЖКХ-ведомства, на свет божий можно вытащить весьма любопытные факты, свидетельствующие, что не так уж отрасль и бедствует. Вернее, не сама отрасль, а «большие пацаны», руководящие ведомствами и предприятиями.

 

Нехорошее место

Взять хотя бы ГУП СК «Ставрополькрайводоканал», прославившийся в последнее время чередой больших и малых скандалов и сменивший за последние два года трёх руководителей. В апреле 2013 года с поста с позором был изгнан Вячеслав Сергиенко, ставший фигурантом уголовного дела и обвиняемый по статьям «Мошенничество, совершённое группой лиц» и «Изготовление поддельных документов» УК РФ. Следователи насчитали похищенные 3,5 млн рублей, которые были выделены на закупку стройматериалов, предназначенных на реконструкцию напорно-канализационного коллектора в Нефтекумске. Как это часто бывает, деньги ушли «налево» благодаря поддельным документам, а в Нефтекумске никаких улучшений не почувствовали. Напомним, в своё время крайводоканал Ставрополья обвинили и в завышении тарифов. Люди переплатили за воду около миллиарда рублей, в их квитанции вписывались повышенные суммы, которые оправдывались расходами воды в системе водоснабжения. Этим «водяным махинациям» в 2012 году «Ставропольский репортёр» посвятил целый цикл материалов, итогом которых стало возбуждение уголовного дела в отношении тогдашнего гендиректора компании.

После ареста Сергиенко кресло руководителя ГУП СК заняла московский «варяг» Наталья Ефимченко. Но и она продержалась в должности чуть больше года – с августа 2013 г. по ноябрь прошлого. С её приходом увеличилось количество нареканий и жалоб жителей Ставрополья на работу этой организации. А итоги проверки предприятия Счётной палатой края вовсе повергли публику в шок: за короткое время, что Ефимченко возглавляла ГУП, относительно благополучное предприятие скатилось на грань банкротства. И, сложив два и два, краевые власти волевым решением убрали Ефимченко. И позвали «на царство» другого варяга – депутата Заксобрания Ямала Владимира Вдовина. На родине он входил во фракцию ЛДПР и работал в комитете по социальной политике и ЖКХ. А до парламентской деятельности был гендиректором филиала «Газпромнефть-Муравленко», где в своё время трудился нынешний губернатор Ставрополья Владимир Владимиров.

За те полгода, что он возглавляет ГУП СК «Ставрополькрайводоканал», господин Вдовин ничем пока не прославился – ни хороших, ни плохих «телодвижений» за ним лично не замечено. Но странности всё же есть. Даже не странности, а не поддающиеся разумному объяснению факты.

 

Дворец для предприятия

Так, на сайте госзакупок недавно обнаружился весьма любопытный тендер. Ознакомившись с которым я потерял дар речи. В переводе с казённого на общедоступный язык получается следующее: в марте этого года ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» в лице генерального директора В.А. Вдовина приобрёл у единственного поставщика для нужд предприятия двухэтажный жилой дом площадью в 213 квадратных метров и стоимостью 17 (!) миллионов рублей! Продавцами нехилого особнячка в престижном районе краевого центра стали супруги Руденко – владельцы нескольких строительных фирм, специализирующихся на долевом строительстве. Заметим, что репутация компаний Руденко уже несколько подмочена – их стройки обрели славу долгостроев с неясной перспективой сдачи. Но сейчас не о них.

Информация о приобретении для нужд ГУПа многомиллионного особнячка обнаружилась и на сайте «Ставрополькрайводоканала» в разделе «Закупки». Причём числится сделка завершённой, то есть состоявшейся.

В связи с этим у редакции «Ставропольского репортёра» возник ряд вопросов.

Первый, и самый главный: для каких таких производственных или непроизводственных нужд предприятию потребовалась покупка жилого, подчеркну, жилого дома заоблачной стоимости? Не производственной базы, не мастерских или гаража, а особняка в тихом престижном районе города?

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предположить, что особнячок предназначается для кого-то из верхушки предприятия. Ну постоит положенное время домик на балансе ГУПа, потом его по мере «амортизационного износа» продадут по остаточной стоимости за 200-300 тысяч рублей «кому надо». Тому же счастливому новосёлу, например, который, по всей видимости, уже обосновался на «казённой квартире».

Схема не нова и не раз обкатана ушлыми ребятами из всевозможных структур. Ведь именно так разного рода чиновники и должностные лица становятся, к примеру, единоличными владельцами автомобилей премиум-класса, закупленных для служебных нужд. Побегает машинка годик-полтора в звании служебной, а потом её из-за «нарисованных» в документах амортизационного износа, поломки и т.д. либо списывают как не подлежащую восстановлению, либо продают по остаточной стоимости как потерявшую товарный вид и ходовые качества. Бумага, она ведь всё стерпит, тем более, написанное в ней проверять никто и не станет.

Второй вопрос: почему закупка жилого дома была произведена у единственного поставщика? Других претендентов продать столь выгодно свою недвижимость ГУПу не нашлось? Почему предприятием был приобретён особняк, на момент покупки находящийся в ипотеке? Об этом чёрным по белому гласит одна из записей в договоре купли-продажи: «…двухэтажный жилой дом площадью 213 квадратных метров принадлежит на правах долевой собственности супругам Руденко и находится в ипотеке, возникшей на основании Договора ипотеки (залога недвижимости) от 09.07.2010 г., заключённого между ЗАО ЮниКредит Банк и Руденко Е.В.». Причём погасить остаток ипотечной задолженности за дом в размере 3,2 млн рублей обязуется покупатель, то есть «Ставрополькрайводоканал».

Ну и последний момент – всё на том же официальном сайте водоканала опубликован финансовый отчёт предприятия за 2014 год. В этом документе есть весьма любопытная строка, гласящая, что чистая прибыль предприятия за указанный период составила всего-навсего… 101 213 рублей. А этой суммы только-только хватит на то, чтобы уплатить свежий штраф из череды аналогичных денежных взысканий, который наложили на предприятие антимонопольщики. Оштрафован ГУП СК был за то, что, пользуясь доминирующим положением на рынке, нарушал сроки рассмотрения заявлений абонентов о выдаче технических условий на подключение к системе водоснабжения. Вместо положенных по закону 14 дней для выдачи технических условий или дачи мотивированного отказа на заявление абонента о получении технических условий коммунальное ведомство «мариновало» у себя обращения по месяцу-полтора. За что и поплатилось рублём. Сумма штрафа составила аккурат 100 тысяч рублей.

 

За чей счёт банкет?

Так из каких же барышей краевой ГУП позволяет себе такие покупки, как жилой особняк? Смею предположить, что из заёмных средств. Ведь как раз в апреле этого года в масс-медиа была распространена информация, что Банк ВТБ в СКФО и «Ставрополькрайводоканал» подписали соглашение о партнёрстве. В связи с чем ВТБ открыл для ГУПа кредитную линию и установил первый кредитный лимит на сумму 250 млн рублей сроком до трёх лет. Правда, выделены деньги были на цели, весьма далёкие от приобретения элитных особняков – на пополнение оборотного капитала жилищно-коммунальной компании и модернизацию парка спецтехники.

Конечно, все эти вопросы хотелось бы напрямую задать руководству ГУП СК «Ставрополькрайводоканал», но увы. Дозвониться до генерального директора ГУПа Владимира Вдовина оказалось делом непростым – что уж там, занятой человек, такое хозяйство на плечах. В рабочем кабинете не засиживается. Не удалось прояснить ситуацию и у человека, указанного как контактное лицо ГУП в конкурсной документации на покупку дома, некоего А. Швецова. На месте, как не раз пояснил доброжелательный женский голос, его нет. Дескать, оставьте телефончик, он сам с вами свяжется. Оставили. Не связался.

Попробовали узнать, кто же проживает ныне во «дворце», так сказать, на месте. На звонки в калитку никто не отозвался. Хотя, судя по всему, дом жилой: крутится вентилятор уличного блока кондиционера, на окнах – портьеры, так что впечатления пустующего особняк не производит. Как и впечатления «производственного» помещения, годного для производственных нужд. А вот кто там обитает – загадка…

Поэтому попробуем задать эти вопросы прокуратуре и УФАС: насколько соответствует законодательству эта недешёвая покупка крайводоканала? Может, контролирующие и надзорные органы выяснят, зачем, для каких нужд и на какие средства был куплен нехилый особнячок? И как его планирует использовать приобретатель?

Комментарии (0)