еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Ударим экспериментом по Кавминводам!

В последнее время одной из самых обсуждаемых тем в нашем крае стала разработка проекта федерального закона о курортном регионе Кавказские Минеральные Воды. Уже первая реакция на принятое решение о необходимости законодательно отрегулировать множество проблем, имеющих место как на курортах, так и вокруг них, показала, что вопрос этот очень чувствительный, получающий неоднозначную оценку и, без всякого преувеличения, судьбоносный не только для Кавминвод, но и для Ставропольского края в целом.

 

Грустные размышления

В соответствии с поручением Председателя Совета Федерации РФ В. Матвиенко, ответственным за разработку проекта закона было определено Министерство по делам Северного Кавказа. По имеющейся информации, проект закона должен быть внесён в Государственную Думу РФ в апреле 2015 года. Если за точку отсчёта принять 18 июня 2014 года, когда данная проблема впервые была озвучена с высокой трибуны Совета Федерации, пройдёт в аккурат 9 месяцев, что очень символично и позволяло надеяться на рождение «здорового ребёнка», т.е. законопроекта.

Вместе с тем, обсуждаемые не слишком широким кругом проекты федерального закона о курортном регионе КМВ не только не вселяют оптимизма по поводу безоблачного будущего единственного в России особо охраняемого эколого-курортного региона, но порождают новые вопросы и наводят на грустные размышления.

Первоначальный вариант законопроекта о КМВ, который вызвал резкую критику экспертного сообщества, демонстрировал непонятный подход к решению накопившихся в регионе проблем. Около половины текста законопроекта отводилось детальному описанию создания и функционирования «медицинского лечебно-оздоровительного кластера». В то время, как определению статуса, правовых и экономических основ создания и функционирования уникального эколого-курортного региона Кавказские Минеральные Воды уделялось в 4 раза меньше объёма, а, следовательно, и внимания. При расстановке приоритетов разработчики законопроекта на первое место ставили сугубо медицинскую направленность, отводя санаторно-курортному лечению и профилактике вспомогательную роль. И это при том, что более двух столетий территория Кавказских Минеральных Вод была и, уверен, останется впредь единственным местом, где миллионы наших сограждан получали исцеление под воздействием природных лечебных факторов, а не пилюль и прочих медицинских «прелестей».

 

Проблемы… в 10 строк

Данный законопроект, нисколько не уделяя внимания проведению государственного мониторинга состояния недр, предполагал поощрять новое строительство различных объектов «медицинского кластера». Фактически предлагалось наращивать антропогенную нагрузку на хрупкую экосистему Кавказских Минеральных Вод, при этом смутно представляя, как эти действия отразятся на состоянии подземных минеральных вод.

Всё это выглядело по крайней мере странным, учитывая, что закон назывался «Об особо охраняемом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды», по сути в нём было мало «курортного», а тем более «экологического».

Появившаяся вслед за этой новая версия проекта федерального закона о КМВ повергла в уныние всех, кому удалось с ней ознакомиться. И если в прежнем варианте проекта проблемам региона уделялось около 10 процентов текста, то в новом вся проблематика Кавказских Минеральных Вод «втиснулась» в целых 10 строк! И, несмотря на то, что название законопроекта оставалось прежним, гораздо честнее его было бы назвать «О медицинском лечебно-оздоровительном кластере Кавказские Минеральные Воды». В нём уже не содержалось определение статуса, правовых и экономических основ функционирования курортного региона. Не нашлось места для самого термина «Кавказские Минеральные Воды», определению границ курортного региона, особым требованиям к ведению хозяйственной деятельности на курортах.

 

От «социалки» – к коммерции?

Зато появились серьёзные новшества. Компанию, управляющую «медицинским кластером», теперь предлагалось создавать в форме акционерного общества. Полномочия управляющей компании неожиданно расширялись вплоть до заключения (от лица государства) концессионных соглашений не только с отечественными, но и с зарубежными юридическими и физическими лицами. В то же время полномочия правительства Ставропольского края применительно к социально-экономическому развитию Кавказских Минеральных Вод в значительной степени ограничивались. По своей форме и содержанию данные действия вполне могут быть охарактеризованы как попытка введения внешнего управления на части территории субъекта Российской Федерации.

Больше всего удивление вызывало стремление разработчиков нового варианта законопроекта о КМВ чрезмерно «коммерциализировать» ту сферу деятельности курорта, которая до последнего времени имела чётко выраженную социальную направленность.

Всем хорошо известно, что в уставе любого акционерного общества (в отличие от фонда) пунктом № 1 обозначено получение прибыли. Следовательно, его деятельность как управляющей компании «медицинского кластера» неизбежно приведёт к удорожанию стоимости санаторно-курортных услуг. А это, в свою очередь, верный путь к созданию элитарного курорта «для избранных».

Эту же цель преследуют всякие «фокусы» с концессионными соглашениями. Поражает, что разработчики убеждены, что государство с лёгкостью отдаст курорты на откуп бизнесу. Кстати, в истории Кавказских Минеральных Вод уже был прецедент с передачей курортной инфраструктуры в частные руки. Тогда эксперимент закончился полной неудачей. И после этого случая курорты всегда оставались под государственной опекой – и в царской России, и в советский период и в эпоху демократических преобразований.

 

Курорты, вы чьи?

За малопонятным для большинства россиян термином «концессия» кроются вполне реальные риски. По концессионному соглашению бизнесменам (в т.ч. иностранным) предполагается передавать на долгосрочной основе объекты общекурортной инфраструктуры. Просто так инвестировать деньги в модернизацию объектов бизнес не может. У него всегда есть свой интерес. И хорошо, если интересы бизнеса и социальные проблемы совпадают. А если нет, тогда что?

Исторически так сложилось, что практически все (за небольшим исключением) питьевые бюветы, галереи, грязе- и водолечебницы, расположенные на Кавказских Минеральных Водах, находятся в собственности Федерации независимых профсоюзов России. Остальная часть, действующих и недействующих, таких как Нарзанная галерея в Кисловодске, Верхние Пушкинские и Лермонтовские ванны в Пятигорске, Островские ванны в Железноводске и другие, находится в собственности государства. Основным недропользователем на КМВ является ОАО «Кавминкурортресурсы», 51% акций которого принадлежит государству, а 49% – ФНПР. ОАО «Кавминкурортресурсы» представляет собой «костяк» общекурортной инфраструктуры четырёх курортов федерального значения – Ессентуки, Железноводск, Кисловодск и Пятигорск. При этом акционерное общество, контрольный пакет акций которого находится в руках государства, поставляет минеральную воду в здравницы на 20 % ниже, чем ту же воду реализует заводам розлива.

 

Курортники или «кролики»?

Учитывая, что никаких иных привлекательных объектов общекурортной инфраструктуры в регионе нет, никто не сможет гарантировать исключение «плавной» приватизации ОАО «Кавминкурортресурсы».

Не знаю как других, но лично меня поразило включение в новый вариант законопроекта о КМВ наличие в статье 19 следующей формулировки: «До начала оказания медицинской помощи пациенты должны быть проинформированы об использовании участником проекта медицинских изделий и лекарственных препаратов, не имеющих регистрации в Российской Федерации и дать своё письменное согласие на их использование».

Всего можно было ожидать от заезжих разработчиков проекта федерального закона о курортном регионе Кавказские Минеральные Воды. Но предложив использовать курортников в качестве подопытных кроликов – здесь они превзошли самих себя!

Вне всякого сомнения, курорты Кавказских Минеральных Вод переживают не самый лучший период в своём развитии. Никто не спорит, что нужно законодательно определить, как лучше сохранить уникальные природные ресурсы Кавминвод и превратить наши курорты в процветающие.

Но также очевидно, что разработчики данного законопроекта начали «не с того конца». И здесь судьба миллиона человек, проживающих на Кавминводах, и миллионов людей, приезжающих к нам на отдых и лечение, не должна отдаваться на откуп «экспериментаторам», с трудом понимающим, с какими проблемами они столкнулись и какой вариант их решения отвечает государственным интересам.

 

Исполняющий обязанности руководителя администрации Кавказских Минеральных Вод М.С. Бондаренко

Комментарии ()