еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Лавры фальшивого маркиза (№ 29 (85) от 26 июля 2011 г.)

«Дядюшка-кот бежал всё вперёд и вперёд, пока не увидел по дороге жнецов, работающих на поле.
– Эй, люди добрые, – крикнул он на бегу, – если вы не скажете королю, что этот луг принадлежит маркизу де Карабасу, вас всех изрубят в куски, словно начинку для пирога! Так и знайте!
Тут как раз подъехала королевская карета, и король спросил, выглянув из окна:
– Чей это луг вы косите?
– Маркиза де Карабаса! – в один голос отвечали жнецы, потому что кот до смерти напугал их своими угрозами.
– Однако, маркиз, у вас тут славное имение! – сказал король.
– Да, государь, этот луг каждый год даёт отличное сено, – скромно ответил маркиз».
Шарль Перро, «Кот в сапогах»
Пролог
Лавры фальшивого маркиза, похоже, не дают покоя многим нашим соотечественникам. Обмануть, присвоить, захапать – кого этим удивишь? Однако в наше цивилизованное время, в нашем демонстративно-правовом государстве добавляется ещё один пунктик – оформить новый статус по Букве закона. То есть решением суда. То есть так, чтобы законнее было просто некуда.
Жил-был на Ставрополье, в Изобильненском районе, колхоз «Путь Ленина». Обычный был колхоз, пока с ним не стали происходить разные таинственные вещи. О том, как это было, мы рассказывали в «СР» (№ 26 от 05.07.11 г., № 27 от 12.07.11 г.). Короче говоря, неустановленным пока образом старый колхоз (сельскохозяйственный семеноводческий производственный кооператив) превратили в новое ОАО. Если убрать шелуху и оставить суть, то получится простая картина – раньше предприятием управляли все его члены, а теперь – горстка избранных.
Избранными (которые в прямом смысле сами себя и выбрали) руководят двое прежних «ленинцев» – бывший юрист колхоза, а ныне благополучный адвокат, владелец юридического агентства Роман Фролов (параллельно – член совета директоров ОАО «Новотроицкое») и бывший председатель колхоза, ныне генеральный директор того же ОАО Александр Земцев.
Это, что называется, присказка. Сказка – впереди.
Действие 1. Дело есть, а сути – нет
Место действия – Изобильненский районный суд.
Действующие лица: истец – ОАО «Новотроицкое», ответчик – гражданин Симонов и ещё 13 жителей станицы (все – бывшие члены колхоза).
Руководство ОАО, получившее в наследство от колхоза договор аренды земельного участка площадью более 9,5 тысяч гектаров, пожаловалось на земляков, которые (по их мнению), обидели честное хозяйство – учинили препятствие в пользовании этим участком. И потребовало препятствие устранить, а убытки – взыскать.
Если вам, читатель, посчастливилось никогда не участвовать в судебных тяжбах, то вы можете пребывать в счастливом заблуждении, что суд, рассмотрев суть дела, примет очевидное, вытекающее из простой логики, решение. В действительности не всё так просто. Прежде чем перейти к сути, надо совершить немало юридических процедур. И когда дело дойдёт до существа вопроса, совершенно неизвестно…
Что бы вы сделали, если, допустим, вырастив на своей даче урожай, приготовились его убрать, а тут к вам пришёл бы сосед и заявил, что любовно вами выращенные огурцы и помидоры – его?
Я не думаю, уважаемый читатель, что вы – несдержанная и плохо воспитанная личность. Поэтому не стану даже предполагать, что вы сразу дали нахалу в пятак. Я думаю, что вы вежливо попросили бы его предъявить доказательства. Выяснить для начала, чья это дача. Кто на ней работал, кто вкладывал деньги и труд.
Похожая ситуация сложилась и с претензией ОАО «Новотроицкое». Его генеральный директор Земцев, подписавший исковое заявление, объявил, что весь урожай, выращенный Симоновым и другими сельчанами на участке 150 гектар, им не принадлежит. Поскольку земля – «новотроицкая» (в смысле одноимённого ОАО), поэтому Земцев, будучи обделённым, требует восстановить справедливость: бывших колхозников с поля убрать, за упущенную выгоду ни много ни мало 3 миллиона взыскать, а дабы обеспечить иск, урожай арестовать.
Первый и главный вопрос, который напрашивается сам собой – выяснить, кому на самом деле принадлежит земля, оказавшаяся спорной. Отвечу сразу. Ни единого доказательства принадлежности этих 150 га ОАО «Новотроицкое» нет и по сей день. Потому что их просто не может быть. Небольшой участок спорной земли – 39 га действительно пересекается с владениями ОАО. Но основная часть, более 110 га – так называемая невостребованная земля, которая не имеет собственника. И «Новотроицкое» не имеет к ней никакого отношения.
И это только первый из вопросов, ответ на который вызывает недоумение.
Действие 2. Справедливость по-изобильненски: растил Симонов, отдали Земцеву
Однако разбираться с такими «мелочами» судья Изобильненского суда С. Калиниченко не стал. Забыв даже о стандартной юридической формальности – указать мотивы (правовые нормы), в соответствии с которыми, собственно, и делаются выводы, обретающие силу Закона, судья фактически переписывает требования истца и выносит замечательное решение. Оно достойно цитирования.
«Запретить ответчикам, а также иным лицам, проведение работ по уборке урожая на земельном участке (указываются координаты). Наложить арест на урожай сельскохозяйственных культур, произрастающих на участке (указываются координаты), с возложением обязанности по уборке данного урожая силами и средствами ОАО СП «Новотроицкое» с последующим обособленным хранением на складе мехтока ОАО СП «Новотроицкое».
То есть даже предварительные слушания по делу ещё не начались, а вы, истцы, забирайте не вами выращенный урожай, везите в свои закрома. А что дальше будет – одному Богу известно. Даже человеку, далёкому от сельского хозяйства, понятно, что разные могут случиться неприятности. Усушка, утруска. Да и мышки на мехтоке, поди, водятся…
И кто сказал, что наша судебная машина тяжела и неповоротлива? Заявление поступило в суд 29 июня. 30 (!) судья Калиниченко уже выносит своё определение, стопроцентно устраивающее истцов. А 5 июля (именно пять дней требует закон для добровольного исполнения решения суда) судебные приставы уже возбуждают исполнительное производство! Откуда такая оперативность именно в этом деле?
Увы, это не единственный вопрос, на который трудно найти ответ.
Почему вопрос о пользовании этой землёй возник именно сейчас? Симонов обрабатывает её с 2008 года. И до сих пор это не обижало Земцева – с которым, по словам Симонова, у них был заключён устный договор. Юридической силы он, конечно, не имеет, но по крайней мере объясняет, почему претензий не было до сих пор.
Более того, озимая пшеница (которая и выросла на этом участке) была посеяна осенью. Весной, следуя законам природы, она медленно всходила. Потом росла – опять же не вызывая раздражения руководства «Новотроицкого». И вдруг, именно в тот момент, когда пришла пора собирать урожай – р-раз, и Земцев пробудился! А пшеница – субстанция нежная. Стоять до конца судебной тяжбы она не станет. Осыпется. И тогда – прощай, урожай.
Так откуда подул ветер перемен? Утверждать не берусь, но логично предположить, что дело связано с процессом, который недавно начался в Ставропольском арбитражном суде (см. «СР» №27). Действующие лица те же, но роли противоположные. Очнувшиеся колхозники поняли, что у них фактически увели собственность, и теперь пытаются отстоять свои права, оспаривая решение о «превращении» ССПК (колхоза) «Путь Ленина» в ОАО «Новотроицкое».
Действие 3. Что не съедим, то понадкусываем
Не буду защищать Симонова, посеявшего пшеницу на «ничейной» земле. Ничейное поле не есть правовое поле. Хотя, с другой стороны, чем плохо, что вместо сорняков и амброзии на полях растёт пшеница?
Кстати, для справки. Как сообщают СМИ, в том числе и наша газета, земельная реформа 1993 года просто-напросто провалилась – даже по официальным данным, половина (!) отечественных сельхозугодий уже 18 лет ничья, то есть не используется и зарастает («СР» № 27). Сейчас готовится новая реформа. Но пока суд да дело, сколько времени земля будет простаивать, а страна – нести гигантские потери от нашей безграничной бесхозяйственности?
Итак, «обеспечительные меры» были приняты с необычайной оперативностью, а вот судебное слушание – дабы перейти наконец к сути – то назначалось со значительной оттяжкой, то переназначалось. Ответчики обратились к судебным приставам с просьбой не производить никаких действий до 18 июля – именно на этот день было назначено слушание дела, и ситуация (по крайней мере теоретически) могла закончиться снятием ареста с урожая.
Приставы согласились, и в своём постановлении – чёрным по белому – прописали дату начала работ: 18 июля 2011 года.
Но истцы из «Новотроицкого» не утерпели. Плевать они хотели на закон! Приехали 15 июля и всё убрали.
А что не «съели», то «понадкусывали». То есть убирали как придётся, нарушая технологию процесса, превышая скорость движения комбайнов. Эх, так не своё же добро, не своими руками выращенное – не жалко! В результате на земле осталось более 130 тонн зерна…
Кстати, Симонова и других ответчиков – как опять же требует закон – в известность не поставили. А зачем? Они же урожай вырастили. Ну а собрать да на свой мехток отвезти – с этой задачей руководство «Новотроицкого», так и быть, справится.
Впрочем, 18 июля судья Калиниченко, игнорируя все нормы закона, решение не изменил.
Действие 4. 500 000 за «решение вопроса»
– С самого начала, то есть ещё 30 июня, суд принял обеспечительные меры без документов, подтверждающих нарушение прав «Новотроицкого», – уверена начальник юридического отдела ООО «Юридическое агентство «СРВ», которое защищает интересы ответчиков, Татьяна Челнокова. – Не существует никаких доказательств того, что ОАО «Новотроицкое» имеет какое-то отношение к участку земли, ставшему предметом спора (кроме тех 39 гектаров). Почему это не смутило судью? Почему суд даже не попытался выяснить, есть ли у ответчика какое-то имущество или деньги – чтобы обратить арест на них, не нанося ущерба деятельности ответчика? Почему нарушены нормы ГПК, которые требуют соразмерности обеспечительных мер? И откуда вообще взялась сумма 3 миллиона 246 тысяч 750 рублей? Никаких обоснований этой суммы в принципе нет.
Несоответствий закону в этом деле так много, что сторона ответчика вышла с встречным иском – признать незаконным тот договор аренды, на основании которого «Новотроицкое» считает себя хозяином земли. Потому что в нём самом немало несоответствий по существенным условиям договора.
Более того. В адрес исполняющего обязанности начальника ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю направлено два заявления от Игоря Симонова.
В первом он просит дать правовую оценку действиям Фролова и Земцева, которые дали распоряжение своим подчинённым самоуправно распорядиться арестованным имуществом 15 июля.
Второе заявление проливает свет на то, что происходит в Изобильненском суде.
«14 июля 2011 года… у меня произошла встреча с Фроловым Р.Ю., который предложил мне отказаться от заявленных мною и иными лицами в Арбитражном суде исковых требований о признании незаконным реорганизации колхоза «Путь Ленина», продать принадлежащие мне паи… В этот же день Фролов пояснил мне, что за решение вопроса в Изобильненском районном суде он отдал 500 000 рублей – за то, чтобы был наложен арест на мои земли и урожай. Мне он предлагает 600 000 рублей за продажу паев и выход из судебных споров.
Также Фролов предложил подписать имеющееся у него заявление, составленное от моего имени. Его содержание сводилось к тому, что я отказываюсь от заявленных в Арбитраже требований, и что эти заявления якобы меня заставил написать руководитель ОАО «ЮА «СРВ», депутат Думы СК Савичев Р.В., чьи сотрудники осуществляют моё представительство в суде.
Полагаю, что в действиях Фролова содержатся признаки преступления…»
Ну, какие признаки каких преступлений тут видны – пусть решает полиция. Мы со своей стороны никак не хотим очернить светлый облик нашего суда – как известно, самого честного и гуманного в мире. Однако почему пока всё идёт по сценарию, выгодному «Новотроицкому», я ответить не берусь…
Эпилог
Такие люди, как Игорь Симонов – это пахари. Они не хотят быть героями газетных статей, и уж тем более – сторонами судебного процесса. Они не по-российски законопослушны – того же Симонова многие уговаривали, не обращая внимания на закон (как делает противная сторона), собрать собственный урожай. Ведь столько денег и труда туда вложено! Он страшно переживал. Но отказался.
Вообще наши крестьяне хотят только одного – чтобы им дали спокойно работать. Пахать, сеять, убирать урожай. И в конечном итоге, кормить нас с вами.
Да и всю Россию.
Александра ЧЕРНОВА

Комментарии ()