еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Льва – в клетку! – 3 (№ 25 (81) от 28 июня 2011 г.)

Представители пятигорской администрации пытались выкрасть тираж газеты «Ставропольский репортёр», в котором был материал о криминальном прошлом мэра Пятигорска Льве Травневе («Льва – в клетку! – 2»).
Зачем им это надо?
Ответ очевиден. После выхода первой статьи Лев Травнев не стал подавать в суд и защищать свою честь и достоинство. Зато пятигорская прокуратура, проявив редкую расторопность, направила в редакцию требование: выдать «заказчика». Представьте себе, заказчиков здесь нет! Просто-напросто жители Пятигорска устали терпеть беспредел, творящийся в их городе. Они-то и хотят знать ответы на все те вопросы, которые мы задали во второй части материала. Именно его и хотели похитить чиновные люди. Однако не получилось. Как говорится – попались с поличным.
Как это было
Примерно в 8 часов 30 минут 21 июня я приехала в издательство ООО «Южный регион», чтобы забрать тираж своей газеты. Так получилось, хотя обычно я приезжала намного раньше. Подогнала автомобиль, чтобы загрузить газеты. Во дворе типографии царила непонятная тишина. Такое чувство, что все спрятались.
В мобильном телефоне я обнаружила пропущенные звонки бухгалтера типографии Виктории, начала перезванивать, но она сбрасывала входящий звонок. Поднимаюсь в кабинет директора издательства Андрея Задкова. Кабинет закрыт. Звоню Андрею. В его голосе столько страха, что он всё время путается, чтобы донести до меня неприятную новость.
– Мария, извини, тебе должны были позвонить и предупредить, что газету не напечатали, поломался печатный станок. И вообще у меня к тебе серьёзный разговор. Подожди меня полтора часа.
Что ж, без газеты уехать я не могу, придётся ждать, пока починят станок. Соответственно и приезда директора – что ж такого он хочет мне сказать?
Выхожу. На лестничной площадке издательства вижу начальника информационно-аналитического отдела администрации г. Пятигорска Алексея Рогачёва. Он никак не ожидал меня увидеть, но всё же бросил в мою сторону:
– О, Маша, привет, это твой автомобиль подпёр ворота? Отгони его, пожалуйста.
Он поднялся наверх, а я пошла к воротам цеха.
Вот так встреча!
В тот момент, когда я подошла к своей машине, поднялись автоматические ворота и я увидела, что в помещении отпуска готовой продукции находится автомашина серого цвета «Хёндай» государственный регистрационный знак «В 130 СЁ 26 регион». Мягко говоря, я удивилась. Правилами типографии строго запрещено не то что заезжать машинам, но и входить туда посторонним лицам!
Однако, когда я увидела на переднем пассажирском сиденье первого заместителя мэра Пятигорска – Сергея Перцева, а на заднем сидении заметила пачки газет, мне стало всё понятно.
Дело в том, что перед публикацией первой части статьи «Льва в клетку» к нам в Ставрополь приезжал Перцев и в «убедительной форме» просил меня не публиковать материал. Я отказалась.
Подойдя к машине, я открыла дверь, где сидел Перцев, протянула руку, через плечо Сергея Юрьевича (он не препятствовал) приоткрыла брикет и увидела, что там находится «Ставропольский репортёр».
Здесь я поняла, что надо действовать. В первую очередь позвонила в полицию Ессентуков и сообщила, что в типографии работники Пятигорской администрации украли выпуск моей газеты. Перцев слышал, что я вызвала полицию, и сразу же ретировался. В это время сотрудники типографии как коршуны вилась вокруг меня, пытаясь выдворить за ворота издательства. Но моей защитой стала видеокамера, от которой они разбегались, как чёрт от ладана.
И тут началась война
После вызова сотрудников полиции я загородила не только своим авто, но и – в буквальном смысле слова – своим телом проезд автомобилю администрации.
В этот момент появился незнакомый молодой человек. Сейчас мне известно, что это был руководитель организации «Молодая гвардия» Андрей Кузин. Он, по всей видимости, решил, что с одной женщиной справятся в два счёта, но вот что делать с её транспортом? И эту задачу они решили – вручную передвинули мою машину. Только вот выехать я им всё равно не давала, вплоть до того, что садилась и даже ложилась перед их машиной.
Молодогвардеец Андрей Кузин давал водителю устное распоряжение выехать, переехав автомашиной через меня. Но водитель отказался: «Я этого делать не буду».
Всё происходящее я снимала на видео. Андрей Кузин стал выламывать мне руки, пытался выхватить у меня телефон, снова давая указание водителю переезжать через меня, но тот не повиновался. Ещё бы, отвечать по уголовной статье пришлось бы ему!
Не справившись с упёртым журналистом, Кузин судорожно кому-то телефонизировал. После чего поменял тактику – стал убеждать меня в том, что моей газеты в салоне автомашины нет. Но я была убеждена, что там именно «Ставропольский репортёр». Но если они, как говорили после, нечаянно загрузили не свою газету, так почему же они не показали её, а напротив, устроили шоу и борьбу с беззащитным журналистом?
После очередного телефонного звонка Андрей Кузин и водитель начали выкидывать из салона машины брикеты, и я увидела, что в брикетах находится именно «Ставропольский репортёр». Поняв, что тираж не полный, я потребовала разгрузить багажник – там тоже находились газеты. Они выкинули газеты и попытались сделать очередную попытку выехать, но уже с разгруженным авто. Но я не давала выехать даже пустому авто – ведь едет наряд полиции, а их машина является вещественным доказательством.
Они сдались. Закрыли машину и буквально убежали из помещения.
Как только Кузин и водитель покинули место преступления, через минуту приехали сотрудники полиции. Сложилось впечатление, что они знали, когда подъедут полицейские. А может, их кто-то вёл по телефону?
Пафосные полицейские даже не удосужились представиться и предъявить свои удостоверения. Ну да ладно. Я, как законопослушный гражданин, рассчитывала на их порядочность и профессионализм («плохих» и недостойных, как нас уверяют, оставили в милиции, в полицию не берут!).
Они осмотрели место происшествия, зафиксировали в протоколе, что на месте преступления находился именно «Ставропольский репортёр». В этот момент водитель машины администрации вернулся и в своих показаниях подтвердил, что на самом деле Кузин распорядился переезжать через меня с украденной корреспонденцией.
В это время подъехал и директор типографии Андрей Задков. Отозвал меня в помещение цеха и стал говорить, что его вины в происходящем нет, что он не понимает, что происходит, и он только сегодня прилетел из Москвы. Никаких претензий ко мне он не имел. Так почему же он мне соврал, что газету не напечатали, так как поломался станок? Одни вопросы, а ответ один. Он так же, как и все остальные, выполнял указания своего вышестоящего шефа. Это его собственные слова.
Нет денег, нет и газет?
Хотя всё не так, как говорилось после…
Когда оперативно-следственная группа закончила работу, Андрей Задков в присутствии сотрудников полиции сказал: «Сейчас оплатят и заберут свой тираж». Но не тут-то было.
Вместе с Задковым я поднялась в его кабинет. Я, как и раньше, попросила его принять половину стоимости, а половину – по гарантийному письму – через два дня. Такое практиковалось у нас неоднократно. На что он мне ответил: «Ты уверена, что успеешь внести оплату? Если ты сейчас отсюда выедешь, и тебя убьют, кто мне погасит долг?». Как всё серьёзно, оказывается…
После этих слов я вышла из его кабинета, позвонила знакомым и попросила подвезти недостающую сумму. Они привезли минут через 30, но на этот момент Задков уже уехал. Минут десять мы с ним беседовали во дворе его типографии. Он обещал вернуться через пять минут, мол, его вызывает шеф. Как оказалось, именно неизвестный шеф запрещает ему отдавать тираж газеты. Задков уехал и больше не возвращался.
Я хотела внести полную сумму денег в кассу, но оплату у меня главный бухгалтер издательства принять отказалась, мотивируя это тем, что нет распоряжения директора. На все телефонные просьбы он отвечал отказом. Вот один из телефонных переговоров с Андреем Задковым.
– … Короче, вышла газета, а там вот это, вот это…
– А что вот это, вот это? Они тебе что, запрещают?
– Ну, послушай. Я, как бы там ни было, работаю под должностью. Ну, это ладно. Ты работаешь за это, а я работаю за это. Ты получаешь вот это, а я допустим, должен получить квартиру, как многодетный папа.
– Андрюша, отдай мне газету, пожалуйста.
– Я тебе говорю, что у нас из-за газеты произойдёт, ты понимаешь, не то что ломают, а убивают откровенно.
– Андрюша, а ты не думаешь, что будет ещё хуже? Я же вынесу всё на федеральный уровень.
– Что я могу сделать? Я маленькая сошка.
– Но ты маленькая сошка, так выполни до конца свои обязательства. Отдай мне, пожалуйста, газету. Приезжай, я тебе же деньги отдаю. Отдай мне газету.
– Мария, ну послушай, я тебе говорю, что вот… Нет. Нет. Всё что угодно. Я здесь встретился рядышком с шефом. Нет, просто. Это ты шпаришь, а я просто не могу. Поэтому я извиняюсь перед тобой, как только могу. Просто. Я прошу прощения у тебя. Извини, я полностью на твоей стороне, на 100 процентов, но…
Я вижу, Андрей просто напуган. Интересно, с каким-таким шефом он встречался в пяти минутах езды? Ни с Перцевым ли? Видимо, недалеко он убежал от типографии, ещё успевал давать распоряжения Задкову.
Обиды и злости на директора Андрея Задкова я не держу. Если он, на самом деле, многодетный папа, то его детям нужен родитель. И как он позволил себе выразиться, что за непослушание его могут убить. Так же он предупреждал меня, что если я выйду из типографии, и меня могут убить. Но я в тот момент поднимала всех, как говориться «в ружьё».
Мои коллеги, представители СМИ поддержали меня в данном инциденте. Но когда они брали интервью у Андрея Задкова, тот ссылался на то, что я не оплатила тираж и поэтому он не отдавал мне газету. Но зачем тогда её всё-таки отпечатали?
Мир, дружба, жвачка?
Также «открещивается» от происходящего и вышеупомянутый Алексей Рогачёв – начальник информационно-аналитического отдела администрации г. Пятигорска. В своём интервью телевизионщикам и РИА «Новости» он утверждает, что к инциденту не имеет никакого отношения. Но если так, почему же он просил отогнать мой автомобиль, который мешал выехать «Хёндаю» с моим тиражом газеты? Почему уже потом, когда приехала полиция, он вернулся и отозвал меня в строну, и приглашал, от имени Л.Н. Травнева, сесть за стол переговоров и обо всём забыть? (Имеется аудиозапись разговора с Рогачёвым). Я тогда предложила Травневу подать на меня в суд.
Считаю, что здесь не может быть и речи о гражданско-правовых отношениях, поскольку я была готова оплатить услуги издательства в полном объёме. Действия директора ООО «Южный регион» А. Задкова подпадают под ст. 330 УК РФ «Самоуправство», поскольку они были направлены на воспрепятствование законной деятельности журналиста.
Кроме того, я считаю, что действия Сергея Перцева и Андрея Кузина подпадают под признаки составов преступлений, предусмотренных: ст. 330 УК РФ «Самоуправство», ст. 213 УК РФ «Хулиганство», ст. 201 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». Также их деяния противоречат требованиям закона, поскольку С.Перцева, А. Кузина и А. Рогачёва никто не уполномочивал забирать выпуски моих газет, так как газета отпускается строго по накладным (либо по доверенности). Таким образом, мне нанесён моральный и физический ущерб. Требования переехать меня автомашиной я воспринимала как реальную угрозу своей жизни. Видео- и аудио- записи этого преступления размещены на сайте www.stav-reporter.ru.
Всё продано. Всё куплено
Как и все граждане России, я не понимаю, для чего у нас происходит реформа из милиции в полицию. Как говорится, за отчизну обидно…
Я полагаю, что вышеуказанные представители администрации Пятигорска действовали в соответствии с распоряжениями своего «вожака» Льва Травнева, защищая его интересы, и тем самым пытались воспрепятствовать выходу информации.
Всё время, пока я боролась с молодогвардейцем Андреем Кузиным, я несколько раз звонила в полицию и умоляла быстрее приехать, но их не было. Может быть, наших доблестных полицейских кто-то придерживал? Кроме того, прибывший на место преступления наряд полиции заставил меня усомниться в правильности и законности их действий. Я уже писала выше, что ни один сотрудник полиции мне не представился и не показал для ознакомления своего удостоверения.
Осмотр места преступления проходил без моего присутствия, т.к. на момент осмотра следователь отбирал от меня показания, как я подозреваю, отвлекая моё внимание от действий сотрудников полиции.
После составления протокола осмотра мне не дали внимательно его прочитать, требовали просто подписать, не читая, ссылаясь на то, что понятые уже ознакомились и подписали. Копию протокола осмотра места преступления мне не предоставили. Заявление от меня как от потерпевшей никто не отбирал, я только давала объяснения.
Также не изъяли видеозапись с камеры наружного наблюдения, размещённой перед воротами издательства, поверив словам директора издательства А. Задкова, что она не работает. При этом ни один сотрудник полиции не попытался убедиться в её работоспособности.
На момент приезда наряда полиции Перцев и Кузин скрылись с места преступления, а водитель машины администрации и Рогачёв вернулись на место преступления, однако задержаны не были. Были взяты показания только у водителя, после чего его отпустили. Хотя на самом деле я хочу сказать водителю огромное спасибо за то, что он отказался наезжать на меня.
Также не был взят под арест транспорт, с помощью которого совершалось преступление. Ни обыск, ни осмотр автомобиля не был произведён.
Далее я связывалась с начальником пресс-службы краевой прокуратуры, которая направила ко мне представителя прокуратуры Ессентуков Валентину Коржикову. Во время телефонной беседы между нею и Задковым он ей угрожал и говорил, что ей сейчас будет дано указание уехать с места преступления. Так и произошло. Кто-то позвонил, и она уехала. Мне же она предложила подъехать в прокуратуру и написать заявление, что я и сделала.
Так как бороться, как верить, что у нас нет коррупции и кумовства? На самом деле сложно. Рука руку моет…
Я защитила свою собственность. Но газету директор типографии мне так и не отдал. Я просила дать хотя бы один-два экземпляра, на что он также отвечал отказом, мотивируя тем, что за ним следят.
Мы вынуждены были отпечатать её на следующий день в другом издательстве. В любом случае она до читателя дошла. Но в полном ли объёме – это уже второй вопрос.
Ближе к телу
Когда мы всё-таки, отпечатав «Ставропольский репортёр», развозили газету по точкам реализации, в одной из них произошёл интереснейший эпизод. Работники прознали, что привезли «Репортёр», и стали просить хотя бы один номерок – мол, всё равно её сейчас приедут и изымут. Мы дали. Получив газету, люди сворачивали её в несколько раз и прятали под рубашки. Такое впечатление, что мы напечатали запретную революционную «Искру»!
Спустя некоторое время мне позвонили неизвестные люди и сказали, что они могут дать нам один экземпляр газеты, отпечатанный в типографии «Южный регион». Когда мы приехали на назначенное место встречи, нам действительно передали одну газету, а к ней в придачу и устный привет из администрации Пятигорска. Что бы это могло значить, можно только догадываться… Возможно, тем самым они хотели в очередной раз доказать свою силу и показать, что мне газету не отдали, а администрация всё же вывезла тираж.
Как бы там ни было, этот единственный экземпляр я также прятала ближе к телу, ведь это моё единственное в будущем доказательство.
Между тем
Директор типографии Андрей Задков в интервью РИА «Новости» заявил, что ничего не знает по поводу инцидента с вывозом газеты из типографии.
– Не знаю почему, но водитель взял «Ставропольский репортёр» и повёз, решил, что это его газета. Он всё потом вернул обратно, мы с Коробко всё пересчитали. Ситуация исчерпана, – сказал Задков. И между делом заявил, что он сам лично просмотрит камеру. Так что же это получается, камера наружного наблюдения всё-таки писала? И если они взяли – разумеется, по чистой случайности! – не свою газету, почему возникла такая ситуация между Андреем Кузиным и мной?
– Администрация Пятигорска будет подавать в суд, – заявил в своём интервью ГТРК «Ставрополье» Алексей Рогачёв. – Опубликованные факты – это откровенная ложь. И пусть судебные органы определяют степень вины и редакции, и издателя газеты. За свои слова надо отвечать.
Что ж, за свои слова мы готовы ответить, но только после того, как вы ответите на наши вопросы, опубликованные в № 24 от 21 июня 2011 года.
Единственное, за что мы приносим свои извинения – так это за то, что назвали Марию Долгополову женой Травнева. Нас ввели в заблуждение жители Пятигорска, которые называют Долгополову его женой. Как выяснилось, у него совершенно другая супруга, имя которой узнать очень тяжело. А нам в администрации об этом никто не расскажет.
Где микрорайон, Лёва?
В беседе по телефону с корреспондентом ГТРК «Ставрополье» Рогачёв назвал происходящее вокруг тиража «похожим на провокацию». Однако если те факты, о которых написаны в «Ставропольском репортёре», соответствуют действительности, то «этим будут заниматься те, кому положено по закону».
Также просим тех, кому положено по закону, разобраться ещё в одном инциденте.
Надпись на табличке: «Этот памятный камень заложен в ознаменование начала строительства нового жилого микрорайона – Западный – на 11 тыс. жителей (250 тыс. м2 жилого фонда) в рамках реализации Федеральной целевой программы «Жилище – 2002-2010 г.» в составе приоритетного национального проекта «Доступное и комфортное жильё гражданам России». 28.06.00г г. Пятигорск»
Мы предоставили письменный запрос в администрацию Пятигорска следующего характера:
«Просим Вас предоставить данные по жилому микрорайону «Западный», рассчитанного на 11 тысяч жителей (250 тысяч квадратных метров жилого фонда) в рамках реализации Федеральной целевой программы «Жилище 2002-2010» в составе приоритетного национального проекта – «Доступное и комфортное жильё гражданам России»:
– какая сумма денег была выделена на строительство указанного микрорайона?
– какая сумма освоена?
– на каком этапе строительства находится микрорайон?»
Так вот, весточку, что они дают нам ответ, начальник информационно-аналитического отдела администрации Пятигорска Алексей Рогачёв привёз мне аж в типографию Ессентуков. Я ему предложила сбросить по факсу.
Ответ подписан начальником МУ «УКС г. Пятигорска» С.Г. Демирчяном, цитирую:
«В ходе реализации федеральной целевой программы «Жилище» на 2002-2010 и «Жилище» на 2011-2015 годы с 2007 года осуществляется строительство объектов коммунальной инфраструктуры для микрорайона «Западный» согласно подпрограмм «Обеспечение земельных участков коммунальной инфраструктурой в целях жилищного строительства» и «Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры», выделено 384,3 миллионов рублей, освоено 350,9 миллионов рублей за счёт средств бюджета всех уровней. В настоящее время осуществляется окончание строительства внеплощадочных сетей водоснабжения».
Оказывается, где-то есть объект, строящейся по федеральной целевой программе «Жилище» на 2011-2015 годы, который нам пока не известен. Зато нам посчастливилось побывать в чистом поле, где должен быть микрорайон «Западный» по Федеральной целевой программе «Жилище – 2002-2010 г.», о котором мы и спросили «хозяина» Пятигорска. Только, к сожалению, всё нуждающиеся в жилье, по всей видимости, в том числе и ветераны ВОВ, долго не увидят жилья по два метра в высоту. И, как бы кощунственно ни звучали мои слова, им скорее светит по два метра в длину.
Судя по ответу из администрации Пятигорска, что уже освоено более 350 миллионов рублей, а вот только микрорайона «Западный» пока не видать. Тому свидетельствует фото. Так куда же ушла такая огромная сумма?
Возможно, этот микрорайон растворился, как и многое другое, что попало в руки мэра Пятигорска Льва Травнева…
Мария КОРОБКО
{flv}typograph{/flv}
Разговор с директором типографии:
{mp3}zadkov_1{/mp3}
{mp3}zadkov_2{/mp3}

Комментарии (0)