еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Законодательная чехарда (№ 17 (226) от 29 апреля 2014 г.)

22 апреля Госдума РФ утвердила внесение изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Принятые поправки уже получили в СМИ наименование «Закон о блогерах» и стали объектом не только детального анализа, но и откровенных насмешек со стороны отечественной блогосферы.

 

Слово и дело депутата Яровой

Чтобы понять, что же всё-таки представляет собой новое детище народных избранников, нужно сказать, что «закон о блогерах» входит в так называемый антиэкстремистский пакет законов, а одним из его активных разработчиков является депутат Ирина Яровая.

Активность этой дамы на ниве борьбы с экстремизмом достойна того, чтобы войти в историю российского парламентаризма. Правда, неизвестно, с каким знаком – «плюс» или «минус», так как законодательные инициативы депутата Яровой вызывают в обществе либо негодование, либо сарказм. Так, Ирина Анатольевна отметилась как один из соавторов скандально известного закона «об иностранных агентах», была инициатором возвращения в уголовный кодекс статьи «Клевета», закона о защите чувств верующих и ещё целого ряда подобных законодательных актов.

Крестовый поход, объявленный депутатом Яровой экстремистам всех мастей, продолжается, чему свидетельством – рассмотренный ниже и уже приятый Думой закон.

 

Итак, блогер обязан…

Главное новшество, введённое законом, – обязательная регистрация в Роскомнадзоре всех активных интернет-пользователей, чьи сайты или персональные страницы в социальных сетях превышают три тысячи посетителей в сутки.

Особо оговаривается характер публикуемой блогерами информации: запрещается размещать материалы, направленные на разжигание межнациональной розни, призывающие к осуществлению террористической деятельности или оправдание таковой, экстремистские материалы. Кроме того, запрещается пропагандировать в блогах порнографию, проповедовать культ насилия и жестокости, а также использовать ненормативную лексику.

Но это не всё. Отныне владельцам популярных интернет-ресурсов запрещается обнародовать информацию о частной жизни граждан; блогер обязан соблюдать право человека на защиту чести, достоинства и деловой репутации. Отдельно прописана необходимость соблюдения запретов и ограничений, связанных с проведением референдумов и предвыборных кампаний. И, само собой, авторы постов в Интернете обязаны будут отвечать за достоверность публикуемой информации.

Вроде бы всё ясно как дважды два: запрещается публиковать непроверенную информацию, разжигать межнациональную рознь и призывать к насилию. Тем не менее противники внесения поправок в один голос заговорили о том, что депутаты приравняли активистов Интернета к журналистам, наделив их если не равными правами, то уж точно равными обязанностями.

Авторы поправок с этими утверждениями категорически не согласны.

 

Стоило ли изобретать велосипед?

Агентство «РИА Новости» уже успело озвучить реакцию первого лица государства на принятие скандальных попра-вок. Проделанную депутатами работу Владимир Путин в целом одобрил: «Не хочу давать оценок, чтобы не ангажироваться с какой-либо точкой зрения. Но если конкретный человек имеет влияние на тысячи, на десятки тысяч людей, то, в принципе, по сути этот блог мало чем отличается от СМИ». Правда, затем президент добавил, что ни в коем случае нельзя допускать перегибов: «Нам не нужно идти по принципу “хватать и не пущать”. Нужно исходить из реалий и действовать соответствующим образом, так же, как это во всём мире происходит…»

Тем же агентством был опуб-ликован официальный комментарий главы Роскомнадзора Александра Жарова: «В тот момент, когда владелец сайта и блогер пересекает определённую черту по количеству пользователей, он, безусловно, становится распространителем массовой информации. И, безусловно, должен нести ответственность за ту информацию, которую распространяет».

Если говорить о проверке блогерской информации на достоверность, то это действи-тельно не мешало бы делать: сегодня Ставрополье, как ни один другой регион, переживает буквально шквал откровенной дезы, у истоков которой стоят именно ушлые пользователи социальных сетей. Сколько шума, к примеру, наделал миф о предстоящем разделе Ставропольского края между соседними кавказскими республиками! А ведь прежде чем перекочевать на страницы СМИ, он долгое время обсуждался на форумах и в соцсетях.

Вот только возникает вопрос: а так ли уж необходимо принятие новых законов для того, чтобы бороться с виртуальными провокаторами в глобальной сети?

 

«Увидимся в суде!»

Если вчитаться в текст «Закона о блогерах» более внимательно, то станет совершенно очевидно, что надобность в нём отпадает в одном случае: если заставить работать уже существующее законодательство. Спрашивается, для чего те же депутаты Госдумы (в том числе и госпожа Яровая) вернули в Уголовный кодекс статью, наказывающую за клевету?

Сама статья УК подробно разъясняет, что считать клеветой и какое наказание предусмотрено за совершение данного вида уголовного преступления. Штрафы за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство лица или подрывающего его репутацию (именно такое юридическое толкование термина «клевета» даётся действующим законодательством), колеблются от 80 до 300 тыс. рублей. В отдельных случаях может быть даже назначено наказание в виде лишения свободы.

Кроме вышеуказанной статьи есть ещё одна, направленная на защиту чести и достоинства личности, – «Оскорбление». Так что если гражданин чувствует себя объектом необоснованных нападок, осуществляющихся, в том числе, и с использованием социальных сетей, то ничто не мешает ему обратиться с соответствующим заявлением в правоохранительные органы и требовать восстановления справедливости.

 

Пример клеветника: Навальный

В российских судах уже неоднократно рассматривались уголовные дела о клевете, распространяемой через социальные сети в Интернете. Пожалуй, самый свежий пример – приговор известному блогеру и общественному деятелю Алексею Навальному, вынесенный на минувшей неделе Бабушкинским районным судом Москвы.

С иском к Навальному обратился муниципальный депутат Алексей Лисовенко, которого Навальный в своём микроблоге в Твиттере назвал «депутатом-наркоманом». В итоге скандальному блогеру присудили штраф в 300 тыс. рублей. Как мы можем убедиться, для вынесения судом решения принимать специальных законов не потребовалось.

Два года назад нешуточный скандал с публикацией в «Живом Журнале» разгорелся во Владикавказе. Интрига заключается в том, что автор поста в ЖЖ являлся по совместительству клириком Свято-Георгиевского кафедрального собора, а объектом клеветнических нападок стала журналистка, чьи профессиональные и личные качества продвинутый священнослужитель активно обсуждал в своём блоге.

Суд принял решение обязать автора убрать из ЖЖ признанный клеветническим пост, опубликовать его опровержение, а также выплатить потерпевшей стороне денежный штраф в сумме 30 тыс. рублей.

 

А как быть с экстремизмом?

Итак, в отношении клеветников уголовный кодекс действует безотказно. Что касается борьбы с экстремизмом, то с этим самым страшным из зол в России сегодня не борется только ленивый. Авторы современных антиэкстремистских законов работают с таким размахом, что уже давно оставили позади первых законодателей советской эпохи с их декретом «О красном терроре».

Помимо соответствующих статей УК («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», «Организация экстремистского сообщества» и др.), в РФ существуют и специальные законы – «О противодействии экстремистской деятельности» и «О противодействии терроризму», призванные бороться с врагами существующей власти.

Российские суды не переставая работают в этом направлении, признавая экстремистскими не только печатные издания и музыкальные треки, но и статусы в социальных сетях. Федеральный перечень экстремистских материалов, размещённый на сайте министерства юстиции, растёт буквально с каждым днём, насчитывая сегодня свыше 2 тысяч наименований.

Кстати, в последнее время в центре внимания правоохранительных органов всё чаще оказываются активные пользователи Интернета, размещающие на своих страничках запрещённые материалы, вне зависимости от того, являются ли они их авторами или нет.

 

Блогер, будь бдителен!

Итак, вся нормативно-правовая база, которую можно использовать против нечистоплотных пользователей Интернета, в России давно существует. И успешно применяется на практике. Скажем больше: законов у нас более чем достаточно. Так к чему придумывать новые, вынося их на бесконечные парламентские слушания?

В своей борьбе с экстремизмом, фашизмом и прочими «измами» госпожа Яровая всё больше напоминает свою знаменитую украинскую коллегу и тёзку – депутата Верховной Рады Ирину Фарион, чья деятельность ещё недавно заключалась в преследовании украинцев, говорящих на русском языке, а сегодня – в борьбе со всеми инакомыслящими, чьи идеи идут вразрез с идеологией самой пани Фарион и её единомышленников.

Действительно, в наши дни Интернет для многих заменяет вчерашние кухонные посиделки с обсуждением самых разных тем – от жены соседа до вопросов большой политики. И ставить фильтр в эту глобальную сливную яму всё-таки нужно.

Но вряд ли необходимо доводить борьбу с клеветой (и даже экстремизмом!) до маразма: поставить на место зарвавшегося интернет-активиста можно и без специально принятых для этого законов. Но раз уж поправки приняты, то авторам постов в соцсетях придётся теперь, что называется, отвечать за базар.

Ростислав ВОЛЬФ

Комментарии (0)