еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Звезда «Эпидемии» Марьяна Спивак: «Сейчас есть надежда, что сюжет о смертельной болезни вновь станет фантастикой»

16 мая на ТНТ стартовал сериал «Эпидемия» – драма, ставшая мировым хитом. Главными героями стали две большие семьи. Они выбираются из перекрытой столицы и берут курс на убежище в леса Карелии, но не факт, что им удастся добраться: путь им преграждают военные, банды, мародёры, суровая зимняя природа, сам вирус, нехватка бензина, еды и простых человеческих сил.

 

С 30 мая в 22.00 телеканал начнёт показывать второй сезон сериала, в котором старые и новые герои пойдут по пути с испытаниями, которые проверяют их на человечность. Одну из главных ролей в «Эпидемии» сыграла Марьяна Спивак. Она рассказала нам о сложностях на съёмках второго сезона и своей работе над ролью.

 

 

До того момента, как вам прислали сценарий второго сезона, вы представляли, что будет с вашей героиней?

 

Конечно, и не только с ней, но и с другими персонажами. Несколько самых безумных версий развития событий присылала сценаристу, Роме Кантору. Что-то угадала, а что-то даже не могла предположить.

 

Сценарист Роман Кантор рассказывал, что ему нравится писать ансамблевые истории, когда сюжет двигает большая группа персонажей. А вам как актёру – тяжело или проще работать в ансамбле? С одной стороны, в коллективе легче искать творческие ходы, а с другой – нужно постоянно понимать, какие отношения с кем из персонажей выстроены.

 

В таком ансамбле, который сложился у нас на «Эпидемии», работать счастье. Мы все придумывали вместе, многое рождалось и менялось в процессе репетиций. И отношения у нас в команде – на площадке и в жизни – были самые тёплые, можно сказать, что почти семейные.

 

 

 

Как вам кажется, развитие персонажа получилось закономерным по итогам первого сезона?

 

Думаю, да. Нельзя было топтаться на месте, надо было идти дальше.

 

 

 

Экспедиция на съёмках второго сезона была сложнее или легче, чем год назад? Какие локации нового сезона запомнились больше всего?

 

Нам пришлось гораздо сложнее, мы постоянно находились в каких-то экстремальных условиях: и физически, и психологически. Что касается локаций, то каждая серия второго сезона представляет собой отдельную историю, и все места, в которых мы снимали эпизоды, невозможно забыть. Но самое большое впечатление оставила природа Карелии. Она невероятная!

 

 

 

Можете ли вы назвать свою героиню хорошей матерью? В одном из интервью вы говорили, что для ребёнка неудачно сказанное слово острее, чем кинжал. Кажется ли вам, что ваша героиня таких слов ребёнку говорит очень много? Оправдывали ли вы как-то для себя своего персонажа?

 

Я считаю, что Ирина очень любит своего сына. К сожалению, наверное, невозможно контролировать себя настолько, чтобы не срываться порой даже на самого любимого человека. Обстоятельства острейшие, нервы на пределе, страх, боль, неизвестность вокруг...  Ничто не оправдывает детских слёз, конечно, именно поэтому и нужно смотреть на такие проявления со стороны, чтобы одёргивать себя в жизни.

 

 

 

Как изменилась история и ваша героиня с приходом нового режиссёра Дмитрия Тюрина?

 

Дима хотел сделать Ирину мягче, чем в первом сезоне. Но невозможно взять и в секунду стать другим человеком. Она, конечно, она меняется, и на то есть свои причины. А каков её новый образ, как и почему он сложился, уже судить зрителю.

 

 

Перед первым сезоном вы говорили, что «Эпидемия» – это история о том, как в экстремальном голоде не начать есть друг друга и оставаться человеком. Изменилась ли эта формулировка во втором сезоне?

 

Второй сезон, скорее, о взаимодействии человека с природой. Человек бессилен перед её мощью, и ничего не может в одиночку. Это история о необходимой взаимовыручке, поддержке друг друга в любых самых страшных обстоятельствах.

 

 

 

Во втором сезоне у вас были подводные съёмки, расскажите, пожалуйста, как они прошли лично для вас?

 

Да, воды было много. Очень много очень холодной воды. У нас были гидрокостюмы, но они особо не спасали, потому что их пришлось подрезать чтобы они не торчали из-под одежды, а значит, не было плотного прилегания к телу, вода заливалась внутрь и не успевала согреваться. Кроме того, это ужасно неудобно – невозможно ни сходить в туалет, ни сесть, ни встать, в нём тяжелее плыть. Снять или надеть его – тоже целая история. Поэтому в нескольких сценах я снималась без гидрокостюма, меня бесило, что с ним выглядит ненатурально. Но было ужасно холодно!

 

 

 

Как вам кажется, люди, которые будут пересматривать первый сезон после локдауна и вспышки коронавируса, посмотрят его другими глазами?

 

Когда мы снимали первый сезон до пандемии, это было фантастикой. Когда первый сезон вышел в разгар пандемии, сериал стал реальностью. Сейчас, когда вирус почти побеждён, наверное, уже будет проще смотреть, чем в первый раз, ведь есть надежда что эта смертельная болезнь снова может оказаться фантастикой… или, по крайней мере, далёкой реальностью

 

В первых сериях второго сезона «Эпидемии» почти нет заражённых и вируса как такового. Зато куча других проблем, связанными с отношениями людей друг к другу. Как вам кажется, если первый сезон точно попадал в пандемийную реальность, то насколько близок второй сезон к постпандемийным реалиям?

 

К сожалению, снова близок. Неизвестность окружает со всех сторон. Непонятно, откуда ждать беды, кажется, что отовсюду, и нет спасения… но надежда умирает последней. Будем надеяться!

 

 

 

НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ.

 

Комментарии ()