еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Казусы и приоритеты РПЦ

Тема, которая, судя по всему, исчерпана не будет никогда – церковь и её коммерческая деятельность. Священники сегодня всё реже считают нужным скрывать свой материальный достаток, а широкомасштабный православный бизнес вообще не вяжется с религией и верой в целом.

 

Кризис коснулся святого

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл не так давно дал интервью газете «Аргументы и факты». Он призвал братьев и сестёр по вере сохранять спокойствие в наше непростое время. «Кризис – не только проклятие, но и благословение», – отметил святейший.

Судя по всему, ставропольской епархии кризис не коснулся вовсе, ведь в планах у неё к 2020 году построить не один, не два и даже не три храма, а целых 20. Логически объяснить принятие такого решения достаточно сложно, однако у пресс-службы администрации города это получилось:

«Как известно, в выходные и праздничные дни храмы Ставрополя переполнены. Чтобы приходы были в шаговой доступности, епархией была создана программа «20-20».

Возникает вопрос: а как живёт религиозная общественность в столице, где плотность населения значительно выше? Несчастным москвичам, как и многим другим жителям России, придётся на Пасху стоять на улице или ютиться в тесных церквах и только завидовать храмовой укомплектованности Ставрополья.

 

Как-то не по-христиански

Ни для кого не секрет, что при многих храмах открывают магазины, где каждый желающий может купить освящённые продукты, кагор и многое другое. Хотя, по мнению священнослужителей, слово «купить» на территории дома божьего недопустимо. Всё приобретённое – жертвы на нужды прихода. Из уст батюшек мы часто слышим: «Жертва – дело добровольное» или «Жертвуйте сколько можете». Интересно, сможет ли каждый желающий приобрести бутылочку церковного вина, предположим, не за 300 рублей, а за 100? Едва ли.

В Ставрополе на территории храма «Преображения господня» расположился подобный магазин. До поры до времени люди хвалили покупаемую там продукцию. Любая торгующая организация, будь то церковная лавка или же магазин канцтоваров, от своей деятельности ждёт одного – дохода. Такой же прибыли ждёт и казна государственная. Но увы и ай, церковь, как известно, освобождена от большинства налогов, в том числе и налога на землю, так как она несёт духовность в массы, а является некоммерческой организацией. Церковь всю жизнь существовала отдельно от государства. Никакие налоги она в казну не платила и не платит.

Как известно, по закону экономики спрос рождает предложение. Очевидно, когда дела у магазинчика пошли, как говорится, в гору, качество товара испортилось.

Ставрополец Сергей Воробьёв рассказал «Репортёру» о качестве продуктов из церковной лавки:

– Я – далёкий от веры человек, но жена часто просит меня сходить с ней в храм. Однажды мы приобрели в их магазине хлеб и пельмени, скажу честно, я был действительно доволен, так как всё было вкусным и по доступной цене. Спустя несколько месяцев мы вновь купили так понравившиеся мне пельмени. Если сравнить их с теми, что были куплены в прошлый раз – небо и земля. Вкус совершенно другой, консистенция фарша тоже, тесто развалилось после варки. Я их есть не стал, мой кот, кстати, тоже.

Это не первый случай, когда сторона, реализующая ту или иную продукцию, со временем ухудшает качество товара. Очевидно, церковные бизнесмены решили: «Если люди покупают, так зачем переплачивать за ингредиенты»? Как-то не по-христиански…

 

Современное православие

Доходы церкви – тема, о которой говорили уже очень много. Но тем не менее невоцерковлённые люди не понимают, зачем жертвовать деньги такой огромной структуре, как РПЦ. Ведь, судя по всему, она не бедствует. Православие не стоит на месте, меняясь под влиянием времени. Церковь ещё никогда не была так мобильна, как в наши дни. Сегодня можно получать молитвы по СМС, зарегистрироваться в специальной христианской социальной сети, прокатиться на православном такси, поесть в церковном кафе, помыть автомобиль в храме, а ещё можно отправиться в паломничество на комфортабельном автобусе и остановиться в гостинице, тоже, кстати, православной. Только непонятно: где в итоге остаётся место Богу, ведь налицо чистая коммерция?

Однако, возвращаясь к главному закону экономики, хочется повториться: спрос рождает предложение. Если церковь что-то продаёт, значит, товар пользуется спросом. Как можно посетить храм и не купить свечи, молитвослов, заказать молебен? А ведь и сама церковь нуждается в финансах прихожан.

Священники говорят: «Жертвуйте сколько можете. Если нет возможности, не жертвуйте вообще». Но не сделать в храме так, как там положено, как-то неудобно. В первую очередь потому, что так делают все, а что именно делать – говорят священнослужители, через которых, как принято считать у православных христиан, говорит Бог. Так неужели Иисус хотел, чтобы люди обогащали храмы? А как насчёт жизни в смирении, помощи и любви к ближнему своему? Видимо, десять заповедей не вписываются в привычную картину церковной экономики. А по мне, так: не Боги горшки обжигают, и в храмах служат такие же обыкновенные люди, только в рясах, в которых, как и у многих, присутствует коммерческая жилка…

 

Безвозмездная помощь

На Ставрополье есть множество нуждающихся православных людей, которым волонтёры собирают гуманитарную помощь: вещи, продукты, денежные средства и многое другое. Но почему-то добрые дела творят в основном люди, которые сами живут в нужде. Татьяна Дубова рассказала «Репортёру» историю, которая по сей день не оставляет равнодушной православную общественность Ставрополья:

– В селе Труновском Ставропольского края живёт женщина, зовут её Анна. Несколько лет назад ей поставили страшный диагноз – рак. Семья у неё очень верующая. Мать больной монахиня в ставропольском Иоанно-Мариинском женском монастыре. Вместе со своим зятем они всеми силами стараются помочь Анне. В данный момент она уже не в состоянии ухаживать за собой самостоятельно, так как силы с каждым днём покидают её. Медики разводят руками, так как помочь уже ничем нельзя. Я не осталась равнодушна к человеческому горю и несколько раз ездила в Труновку, чтобы оказать Анне посильную помощь. Женщина живёт в ужасающих условиях на деньги, которых едва хватает, чтобы не умереть с голоду. К сожалению, у меня уже не так много сил и времени, как в молодости. Я не одна, кто проявил сочувствие и внимание к Анне. Люди приезжают к ней и помогают чем могут. Однако их возможности и время тоже ограничены. К сожалению, случаи, когда человек остаётся со своей болезнью наедине – не редкость. Я бы и рада помогать, но не знаю, куда идти, к кому обращаться и где найти на это средства. Единственное, что я могу предложить – помощь по хозяйству и уход. Многие прихожане солидарны со мной. Люди хотят помогать нуждающимся, но, к сожалению, не знают, как правильно организовать благое дело.

Факты, как говорится, налицо. Так неужели у ставропольской православной общественности нет более важных проблем, чем теснота в храмах? Складывается впечатление, что наша власть, епархия и обычные люди живут абсолютно разными, не связанными между собой жизнями. Одни хотят вершить по-настоящему добрые и стоящие дела, а другие – только возводить новые храмы. Помощь таким же безнадёжно больным и страдающим людям, как Анна, не заняла бы столько времени и средств, как строительство очередной церкви. Кто бы мог подумать, что в XXI веке станет так сложно правильно расставлять приоритеты! Или денежные толстосумы считают так: построю храм – замолю грехи? А может, лучше спасти ту или иную жизнь? Вот тогда Господь воздаст по заслугам.

Комментарии (0)