еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Разговоры в пользу бедных

«Ставропольский репортёр» уже неоднократно рассказывал своим читателям о грандиозной афере, которую провернули в своё время владельцы ставропольского кредитного потребительского кооператива граждан «Возрождение-Плюс» братья Андрей и Игорь Мищенко. В результате наглого мошенничества обобранными оказались 221 вкладчик злосчастного финансового мыльного пузыря, а ущерб, причинённый этим людям, составил 82,5 млн рублей.

Каждому из потерпевших братья задолжали весьма кругленькие суммы – от пяти тысяч рублей до более чем миллиона целковых. Среди людей, попавшихся на удочку ушлых аферистов, львиная доля – пенсионеры, участники Великой Отечественной войны, инвалиды. Созданное в 2008 году «Возрождение-Плюс» не просуществовало и трёх лет.

Схема работы аферы была проста: вкладчики несли денежки в КПКГ, а братья тут же делали «займы» из кассы себе любимым. И жили на широкую ногу: элитные квартиры, автомобили, земельные участки и коммерческая недвижимость, доли в бизнес-проектах во многих регионах России. Однако, словно заранее чуя недоброе, Мищенко многое из нажитого по чисто российской традиции оформили на жён, детей, тёщ.

После того как мыльный пузырь под названием «Возрождение-Плюс» лопнул, Игорь Мищенко оказался в местах не столь отдалённых, а Андрей – в международном розыске. Вынося приговор, суд постановил возместить людям материальный ущерб и наложил арест на имущество семейства Мищенко. В том числе и на то, которое братья успели записать на чад и домочадцев.

Добро (а это жилая и нежилая недвижимость, доли в уставных капиталах разных предприятий, банковские счета, автомобили и так далее) должно пойти с молотка, а вырученные за него деньги – потерпевшим. Приговор давно вступил в законную силу, однако несчастные пайщики не увидели ни копейки из причитающейся им компенсации ущерба.

 

Бездействие?

В нашу редакцию опять обратились с жалобой пайщики злополучного КПГ, теперь уже с просьбой разобраться, что за фокусы происходят с реализацией арестованного имущества – источником выплат им компенсаций. По словам людей, служба судебных приставов бездействует, всячески оттягивая процесс выставления добра Мищенко на торги.

Вот что пишут люди (приводим письмо с незначительными купюрами): «Мы, пайщики КПГ «Возрождение-плюс» вынуждены в очередной раз обратиться к вам за помощью. Так как мы столкнулись с проблемой – приставом Ставропольского межрайонного отдела УФСПП РФ по СК Константином Маркиным, у которого находится наше исполнительное производство. Он просто бездействует в вопросе обращения арестованного имущества в нашу пользу.

Вот уже три месяца, как исполнительный лист находится у пристава, но дело не сдвинулось ни на шаг. К. Маркин всевозможными отговорками всячески оттягивает этот процесс. А именно: то говорил, что не может получить необходимые документы на недвижимость из кадастровой палаты; то – сведения из Сбербанка о состоянии арестованных счетов Мищенко. То ссылался на то, что в приговоре суда не так, по его мнению, напечатана формулировка о том, как именно следует поступить с арестованным имуществом. И это должностное лицо, которое по закону обязано исполнить решение суда!

Мы ходили к судье, который вынес данный приговор, и тот был удивлён и возмущён, что приставы до сих пор не исполнили приговор в части гражданского иска. Также мы были на приёме уже у двух заместителей главного пристава СК, которые уверили нас, что во всём разберутся. Были на приёме у главного пристава, где также получили заверения, что во всём разберутся и делу будет дан ход, но результат на сегодняшний день нулевой».

Действительно, ситуация из ряда вон выходящая. Допустим, бывают случаи, когда приставу-исполнителю действительно не ясно, как именно нужно исполнять судебное решение. Но тогда пристав обязан написать на имя судьи заявление о разъяснении исполнения судебного решения. А судья уже в ответном документе «на пальцах» рассказывает, какие именно действия пристава подразумевала та или иная формулировка.

 

Отговорки?

Однако до сегодняшнего дня от пристава-исполнителя Маркина никаких заявлений о разъяснении в суд не поступало. Хотя в телефонном разговоре с одной из пайщиц, коему я была свидетельницей, так как женщина любезно согласилась перевести телефон в режим громкой связи, он уверил, что документ в суд направлен. Вот прямо сегодня, 15 марта, и направлен (напомню, на дату 21 марта такой документ в суд не поступал). Затем последовал весьма забавный диалог:

– Почему так долго составлялось заявление о разъяснении?

– Ну, понимаете, нужно было согласовать текст с нашим юротделом, а они несколько раз переделывали формулировки…

Ну не детский сад, а? Это что, в службе судебных приставов настолько неопытный юротдел, что его сотрудникам требуется ТРИ МЕСЯЦА, чтобы составить полстранички текста с просьбой к судье, чтобы тот разъяснил, как трактовать пару строк приговора? А не детский сад – рассказы о том, что государственная структура не в силах получить нужные сведения из банка или Кадастровой палаты СК?

Или это – не детский сад, а прямая заинтересованность пристава потянуть время? Кто-то попросил? Такие подозрения имеют место быть, ибо, как рассказали те же дольщики, родня Мищенко в сопровождении адвокатов была замечена у пристава Маркина. Цель своего визита объяснили просто – мол, хотели узнать, что намерен пристав делать с арестованным имуществом.

«Мы обеспокоены действиями адвокатов и членов семьи Мищенко, так как они на протяжении всех лет следствия и суда грубо вмешивались, пытались всеми способами затянуть следствие, далее – суд, организовывали встречи с потерпевшими, в основном с пожилыми людьми, где вводили их в заблуждение, предлагая подписаться под заявлениями сомнительного содержания. Тёща Мищенко представлялась аудитором, которая якобы изучает бухгалтерию кооператива «Возрождение-плюс» и предлагала отдать ей оригиналы приходно-кассовых ордеров и договоры для «исследования». На что нам приходилось неоднократно писать жалобы руководителям ФСБ Ставропольского края, Следственного комитета СК и СКФО, Ставропольского краевого суда, прокуратуры СК. Теперь есть опасения, что и в данном случае семья мошенников вмешивается и пытается договориться с приставом, ведь на суде жена Мищенко нагло заявила нам, потерпевшим, что мы ничего не получим», – пишут дольщики.

Устав от бесконечных отговорок и оправданий, надуманных предлогов и «приходите завтра», пайщики обратились во все инстанции с криком о помощи: в прокуратуру края, региональный парламент, к полномочному представителю президента и самому главе государства. И, конечно, в СМИ.

 

Кто поможет?

Ну а, собственно, что или кто является камнем преткновения? Пристав обязан исполнить решение суда, в котором чёрным по белому написано, что арестованное имущество нужно, цитирую, «сохранить до разрешения вопроса об обращении имущественного взыскания в виде штрафа, а также об обращении имущества в пользу гражданских истцов в порядке и на основаниях, определённых законодательством об исполнительном производстве». И точка.

В связи с этим вопрос – что именно не понятно в этих трёх строчках приговора приставу Маркину, раз ему потребовалось разъяснение судьи? Ведь вопрос, что делать с имуществом, разрешился, как мне кажется, сразу после того, как приговор вступил в законную силу. А именно – недвижимость и прочие ценности нужно выставлять на торги, реализовывать, а вырученные деньги передать истцам. Как и передавать им деньги, находящиеся на счетах Мищенко. Какие ещё дополнительные указания нужны приставу?

Ответ на этот вопрос корреспондент «СР» нашёл у главного судебного пристава края Николая Коновалова.

– Дело в том, что в приговоре суда есть только формулировка о наложении обеспечительных мер на имущество членов семьи Мищенко, направленных на сохранность этого имущества. Но нет указания принадлежности этого имущества. Проще говоря: эти дома и квартиры, счета и доли в предприятиях принадлежат именно должнику по исполнительному производству Игорю Мищенко. Ведь остальные члены семьи, даже находящийся в розыске Андрей Мищенко, не являются должниками по исполнительному производству. И без разъяснения суда, что и их имущество подлежит реализации как приобретённое на деньги, добытые преступным путём и потом легализованное, и мы не можем им распоряжаться в плане передачи его на реализацию – это сказано в ФЗ «Об исполнительном производстве». Так что мы планируем действовать следующим образом: мы получаем разъяснение судьи, что на имущество членов семьи Мищенко можно налагать взыскание. В противном случае (бывает и так, что судьи отказываются пояснять своё решение, считая, что и так всё ясно там написано) мы составим акт описи этого имущества и уведомим всех так называемых третьих лиц, кому оно принадлежит, и что служба судебных приставов обращает взыскание на это имущество.

Кроме того, добавил Николай Коновалов, кое-кто из его подчинённых получит хорошую выволочку: и за непонятное затягивание подачи заявления о разъяснении судье, и за нарочитую «беспомощность» в вопросе взаимодействия с кадастровой палатой и Сбербанком. Ну и за попытку водить начальство за нос – ведь, насколько я поняла, пристав-исполнитель Маркин вводил руководство в некоторое заблуждение, отчитываясь о проделанной работе и результатах.

Что ж, будем надеяться, что теперь дело о 221 обманутом пайщике будет действительно на жёстком контроле. Главное, чтобы оно завершилось раньше, чем взыскатели покинут сей мир, потому как некоторые из них не дожили даже до конца судебного процесса.

Комментарии ()