еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Кавминводам вставят кластер

Несмотря на жёсткую критику и протестные настроения в обществе, Минкавказа и Корпорация развития Северного Кавказа как о свершившемся факте заявили в феврале текущего года о создании на Кавказских Минеральных Водах медицинского инновационного кластера.

Весь процесс «кластеризации» всероссийской здравницы они планируют завершить до 2022 года. К этому времени, по их мнению, в курортном регионе появятся высокотехнологичная клиника, медицинский университет, технопарк, производство лекарств и медицинской техники. Помимо вышеперечисленных серьёзных вещей, проект создания инновационного медкластера предполагает также решение «второстепенных» задач, таких, например, как реконструкция всего санаторно-курортного комплекса на КМВ. Медкластер окажется удовольствием не из дешёвых – на всё потребуется минимум 100 млрд рублей, из которых 40 млрд – средства федерального бюджета.

 

Твой голос на мамин совсем не похож, ты голосом толстым фальшиво поёшь

Проект кластера разработала ведущая австрийская консалтинговая компания в области здравоохранения СОЛВЕ Консалтинг Менеджментбератунг ГмбХ, которая великолепно справляется с задачей освоения денег при написании всякого рода «планов», «стратегий» и «обоснований», но не имеет опыта решения проблем курортных территорий, и прежде всего их экологической составляющей. Вероятнее всего, этим объясняется их стремление навязать Кавминводам в качестве образца для подражания университетскую клинику города Фрайбурга в Германии или университетскую клинику Джона Хопкинса в США.

Как известно, городу Фрайбургу, кроме клиники, популярность принесли также виноделие, лыжные трамплины и парк развлечений «Европа-Парк». Из 220 тысяч населения Фрайбурга седьмую часть составляют студенты. Здесь имеется 1 (!) источник углекислой термальной воды. До природного богатства Кавминвод, где разведано два десятка месторождений минеральных вод восемнадцати гидрохимических типов, пробурены сотни скважин, курорт Фрайбург явно не дотягивает.

Больница Джона Хопкинса – университетская клиника и одновременно биомедицинский исследовательский центр Высшей медицинской школы. Расположена она в Балтиморе. Этот город известен тем, что в нём проживают около 700 тыс. человек, две трети которых составляет негроидная раса. Рядом с ним находится металлургический завод, принадлежащий «Северстали». Никаких курортов поблизости нет.

Сказать, что модель развития Кавказских Минеральных Вод выбрана австрийской консалтинговой компанией крайне неудачно – это значит не сказать вообще ничего. Ответ на вопрос «Почему в качестве эталона не выбрали такие курорты, как Виши, Баден-Баден или Карловы Вары?» очевиден, так как ни один умник не додумался ещё разместить там «медицинский кластер» с его технопарком, производством медицинской техники и небезопасным производством лекарственных препаратов.

Помнится, в декабре 2012 года ещё одни импортные специалисты из компании McKinsey презентовали Стратегию развития Кавказских Минеральных Вод до 2025 года, разработанную, кстати, по заданию всё той же Корпорации развития Северного Кавказа. Проведя какие-то исследования и произведя нехитрые расчёты, разработчики Стратегии заявили тогда, что догнать Карловы Вары и Баден-Баден возможно всего-то за 400 млрд рублей. Под этим подписался даже партнёр компании McKinsey Ермолай Солженицын, имеющий большой опыт разработки стратегий для компаний металлургической, нефтегазовой и авиастроительной отраслей.

 

Тяжела и неказиста жизнь кластерного оптимиста

Приступить к строительству медицинского университета – «якорного» проекта медкластера – по пессимистическому и наиболее вероятному сценарию планируется в четвёртом квартале 2018 года. Следовательно, ещё минимум три года курортный регион будет тихо угасать, и до него никому не будет никакого дела. Согласятся ли скважины, месторождения и прочие недра потерпеть и не деградировать – это ещё вопрос. Высока вероятность того, что они «выразят протест» по поводу невнимания к себе. Но тогда автоматически отпадёт надобность в строительстве медуниверситета и модернизации санаторно-курортного комплекса – кому они будут нужны, если вдруг исчезнет минеральная вода.

По мнению специалистов, разговоры о создании кластера за два или три года – бессмысленны и нереалистичны. На становление успешного инновационного организма и достижение хороших результатов потребуется как минимум десять лет.

У многих экспертов серьёзные опасения вызывают положения, позволяющие применять на территории кластера строительные, санитарные нормы и правила требования пожарной безопасности, соответствующие регламентам и документам иностранных государств. С трудом поддаётся логическому объяснению стремление законодательно закрепить возможность применения на территории Российской Федерации незарегистрированных в стране технологий, изделий медицинского оборудования и лекарственных препаратов. Но именно такие нормы содержатся в Федеральном законе от 29.06.2015 № 160-ФЗ «О международном медицинском кластере и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Кстати говоря, именно эти опасения явились причиной серьёзной переработки окончательного варианта данного законопроекта. В одном из интервью член комитета ГД по экономической политике Елена Панина заявила: «По настоятельному мнению или совету руководства страны решено всё-таки сделать этот проект пилотным для Москвы и не распространять его пока на все субъекты РФ».

Однако в Минкавказе продолжают ориентироваться на пресловутый 160-й ФЗ. Как аргумент в свою поддержку они расценили вынесение в начале февраля 2016 года на публичное обсуждение законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон «О международном медицинском кластере и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», разработанного Минвосток-развития России. Понятно, что следующее «внесение изменений» будет инициировано Минкавказа.

 

Скажи-ка, дядя, ведь недаром…

Многие сомневаются в обоснованности и эффективности выбранной кураторами «кластеризации Кавминвод» экономической модели управления этим процессом. Ключевая роль здесь Минкавказом отводится Корпорации развития Северного Кавказа. Схема довольно проста и не отличается оригинальностью – федеральный бюджет докапитализирует Внешэкономбанк на 58 млрд рублей, из которых 40 млрд рублей банк направляет своей «дочке» – «КРСК». Таким образом, бюджетные деньги превращаются во «внебюджетные», которые Корпорация может потратить на создание медкластера исходя из своего понимания целесообразности.

Проблема только в том, что обоснованность затрат по многим реализуемым Корпорацией проектам не всегда очевидна. Так было с проектом «Минводы ЭКСПО», реализация которого, в том числе и выкуп земельного участка под строительство, осуществлена по «слегка завышенным» расценкам. Не случайно, наверное, неудобные вопросы, связанные со стоимостью, задавали следователи прежнему руководителю Корпорации Антону Паку.

 

А кому нужны полкластера?

Да и уверенности в том, что Корпорация сможет довести до ума всё намеченное, нет. В этом убеждает нас пятилетняя история существования данного акционерного общества. Посудите сами. В 2013 году Антон Пак заявил: «По нашим прогнозам, до 2015 года общий объём инвестиций «КРСК» в проекты СКФО превысит 10 млрд рублей. В рамках реализации этих проектов частными инвесторами будет профинансировано более 60 млрд рублей». Подводя итоги деятельности в декабре 2015 года, новое руководство компании было не столь оптимистично: «С 2010 года АО «КРСК» инвестировала в различные проекты на территории СКФО 6,8 млрд руб., а с учётом привлечённых средств общий объём вложений составил более 30,3 млрд рублей». Как видим, обещания Корпорации можно смело делить на два. Но тогда велика вероятность того, что на финише вместо обещанного кластера появится только его половинка, которая будет олицетворять напрасно потраченные ресурсы, время и деньги.

События последних дней также наводят на определённые размышления. В конце февраля 2016 года новым председателем Внешэкономбанка был назначен Сергей Горьков, до этого работавший в Сбербанке. Пост зампреда ВЭБа занял старший вице-президент Сбербанка Николай Цехомский. Учитывая, что Сбербанк всегда очень ревностно относился к некоторым проектам ВЭБа (в частности, в июле 2015 года по его просьбе из законопроекта о расширении функций ВЭБа были исключены ряд «неудобных» положений), гарантировать беспрепятственный «транзит» бюджетных 40 млрд рублей для КРСК никто не берётся.

 

Чем бы дитя ни тешилось

По правде говоря, вся эта возня с «кластерами» выглядит довольно странно. Можно вспомнить, как в 2012-2013 гг. «КРСК» совместно с «Арнестом» участвовала в реализации проекта «Национальный аэрозольный кластер». Вклад АО «КРСК» в создание этого актива составил 196 млн руб-лей. Через год Корпорация вышла из проекта, как было заявлено, с доходностью более 12%. Хотя внешне это выглядело как предоставление кредита по льготной ставке.

«Арнест» вдруг так проникся идеей создания медкластера на КМВ, что пообещал бесплатно отдать для этих целей не менее 200 гектаров земель сельхозназначения (!) в Минераловодском районе. По случайному совпадению собственник «Арнеста» через одну из своих бизнес-структур (ООО «Колхоз-Племзавод имени Чапаева») буквально под честное слово предоставил главе Минераловодского округа Сергею Перцеву 20 миллионов рублей «на личные нужды». Как тут не сказать: «Чудны дела твои, кластер!»

Как ни крути, но за всеми этими большими и малыми делами без ответа остаётся главный вопрос: «А что же делать с природными ресурсами курортного региона? Как их спасать?» Не лишним будет процитировать слова президента Национальной курортной ассоциации, академика РАН Александра Разумова: «Создание медицинского кластера связано с экологией, курорт и без того трещит от нагрузки».

Так, может быть, прекратить попытки вставить Кавминводам кластер и всерьёз заняться спасением курортного региона?

Комментарии ()