еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Несерьёзный мораторий

В самый разгар дискуссий и жарких споров о том, каким должно быть будущее курортного региона Кавказские Минеральные Воды, какие положения необходимо включить в разрабатываемый проект закона о Кавминводах, а именно 16 июля 2015 года зампред Правительства России Александр Хлопонин подписал поручение, в соответствии с которым Минприроды РФ и Минкавказа надлежало разработать План мероприятий, направленных на сохранение запасов минеральных вод на территории единственного в России эколого-курортного региона.

Надо отдать должное, План мероприятий был разработан довольно оперативно. Также без проволочек данный документ был согласован с Минэкономразвития России, Минздравом России, Роспотребнадзором, Ростехнадзором, Росприроднадзором, Роснедрами, правительствами Ставропольского края, Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской Республик.

 

Проблема есть – денег нет!

Для того чтобы досконально разобраться с масштабом проблемы и выработать меры по защите гидроминеральных ресурсов региона, Минприроды предложило ввести трёхлетний мораторий на выдачу лицензий для недропользователей Кавминвод. За это время предполагалось провести инвентаризацию бесхозных скважин, оформить на них право собственности за Российской Федерацией. Кроме того, при формировании федерального и региональных бюджетов планировалось предусмотреть средства, необходимые для эксплуатации, консервации и ликвидации скважин.

Первым делом до 1 сентября 2015 года Роснедра должны были проанализировать, как используются ранее выданные лицензии на добычу минеральных вод. В течение 2015-2016 г.г.

Ростехнадзору предстояло провести проверку соблюдения недропользователями требований промышленной безопасности при осуществлении добычи минеральных вод и консервации (ликвидации) скважин. До конца 2016 г.

Роснедра совместно с региональными властями должны были выполнить комплекс гидрогеологических работ для установления причин, влияющих на изменение состава подземных вод. В свою очередь, это позволило бы разработать единую технологическую схему освоения месторождений минеральных вод.

Такие намерения федерального центра нашли живой отклик и поддержку в среде профессионального сообщества и общественности. Иного ожидать было невозможно, так как в случае реализации намеченного мы не только получили бы достоверную информацию о состоянии основного богатства Кавказских Минеральных Вод, но, самое главное, обрели бы действующий механизм защиты природных минеральных вод от всякого рода неблагоприятного влияния на них.

 

С тех пор прошло полгода…

И, как это ни прискорбно осознавать, опять «весь пар ушёл в свисток». Разработанный План мероприятий, несмотря на бодрые заверения и всевозможные согласования, на деле оказался обыкновенным протоколом о намерениях, который ни к чему не обязывает. Ни на сайте Минприроды, ни на сайте Минкавказа полный текст Плана мероприятий не удалось отыскать. Подтверждений тому, что он кем-то утверждался, также не имеется. Следовательно, о нём скоро забудут, как забыли о других поручениях и планах по спасению Кавминвод. Такова безрадостная реальность, и от неё никуда не деться.

Тем не менее целый ряд моментов, связанных с очередной попыткой разобраться с проблемами курортного региона, вызывает закономерные вопросы.

Удивительно, что замминистра природных ресурсов и экологии России Ринат Гизатулин решение о моратории на выдачу новых лицензий недропользователям Кавминвод решил озвучить только в июле 2015 года, если учесть, что такое требование содержалось в поручении зампреда правительства РФ – полномочного представителя Президента РФ в СКФО А.Г. Хлопонина, данном им Минприроды и Роснедрам 18.11.2013 г. (протокол № АХ-П13-29пр). Получается, что с одного правительственного поручения федеральные чиновники не спешат заниматься проблемами федеральных курортов, им нужно об этом напоминать, по крайней мере, каждые полтора года. Но если это так, тогда стоит ли удивляться, что ситуация на Кавказских Минеральных Водах, вопреки многочисленным обещаниям «помочь и спасти», только ухудшается.

 

Не в то русло

Тщательное изучение федерального и регионального бюджетов на 2016 год не позволило найти в них даже намёка на выделение денежных средств, «необходимых для эксплуатации, консервации и ликвидации скважин» в регионе КМВ. Как не предусмотрено указанное финансирование ни в одной из действующих программ. Стало быть, и этот пункт Плана мероприятий остался благим пожеланием. Недоумение вызывает также попытка составителей Плана мероприятий и тех, кто его согласовал, направить бюджетные средства на эксплуатацию скважин. Как известно, в лицензионном соглашении, которое имеется у всех недропользователей, записано, что за техническое состояние эксплуатируемой скважины отвечает именно он, недропользователь, но никак не федеральный или региональный бюджет. Поэтому любую попытку выделения бюджетных средств на эти цели прокуратура должна была бы незамедлительно пресечь как незаконное их использование.

Взглянув на План мероприятий, можно смело ставить рядом с каждым его пунктом – «не выполнено».

По поводу «соблюдения требований промышленной безопасности» местный Рос-технадзор направил в столицу простое письмо, в котором указал, что ранее проводился визуальный осмотр скважин. В результате данного осмотра было установлено, что некоторые скважины находятся в более-менее хорошем состоянии, а техническое состояние других скважин оставляет желать лучшего. Но если кому-то хочется знать истинное положение дел, необходимо выделить денежные средства на проведение специальных геофизических и гидродинамических работ. Как и следовало ожидать, ни ответа, ни денег из Москвы не последовало.

 

Минералка – в песок?

Инвентаризация бесхозных скважин также не произведена. Следовательно, не определены ответственные за ликвидацию скважин, находящихся в аварийном состоянии. В результате около двух с половиной десятков аварийных скважин продолжают ухудшать качество минеральной воды Нагутского, Бештаугорского, Ессентукского и Железноводского месторождений. Одна только скважина № 256, расположенная в с. Канглы, неконтролируемо изливает более 200 куб. м минеральной воды в сутки. На аварийных скважинах, таких, как №№ 71, 1-РГ, 4-СГ и некоторых других, наблюдается смешение различных типов минеральных вод. И если сейчас это не устранить, через непродолжительное время состав минеральных вод, добываемых на рядом расположенных месторождениях, рискует выйти за пределы ГОСТовских кондиций.

В 2015 году Роснедра так и не смогли приступить к проведению «комплекса гидрогеологических работ», как того требовал План мероприятий. Выполнение этих работ в 2016 году возможно только при одном условии – если вдруг цена на нефть превысит отметку в 100 долларов за баррель, в результате чего в федеральном бюджете появятся сверхдоходы. Но пока этого не произошло, шансы на выполнение гидрогеологических работ равны нулю.

Нельзя сказать, что Роснедра пассивно отнеслось к проблемам Кавминвод. Однако их энергия оказалась направленной «не в то русло».

Первого декабря 2015 года Департамент по недропользованию по СКФО объявил аукцион на право пользования недрами с целью разведки и добычи газа на Веселовском месторождении в Минераловодском районе. Геологи посчитали, что там из нижнемеловых отложений можно добыть 563 млн. куб. м природного газа. По счастливому стечению обстоятельств аукцион не состоялся – не нашлось желающих. И это как раз тот случай, когда облегчённо можно сказать: «Пронесло».

 

Здесь без предыстории никак не обойтись

В начале 50-х годов прошлого столетия трест «Кавказнефтегазразведка» изучал нефтегазоносность территории Центрального Предкавказья. С этой целью на территории Минераловодского района пробурили скважины Р-1, Р-2, Р-3 глубиной до 1 км. Природного газа они не нашли, но зато подняли на поверхность термальную подземную воду с минерализацией от 12 до 28 г/л. При дальнейшей доразведке на этой территории было открыто крупнейшее в Европе Нагутское месторождение минеральных вод. Уникальный опыт разведки этого месторождения стал достоянием передовой науки, о чём свидетельствуют 26 медалей ВДНХ.

С 1976 по 1986 годы на Нагутском месторождении был открыт целый ряд новых типов минеральных вод. Среди них: «Ессентуки № 4», «Ессентуки № 17», «Боржоми», «Дилижан», «Лазаревский», «Рычал-Су», «Анкаванский», «Арзни». Всего, как утверждают специалисты, на этом месторождении можно получать воду двенадцати гидрохимических типов. Общие разведанные запасы минеральной воды превышают 4 тыс. куб. м в сутки. Таким богатством не может похвастаться ни одно месторождение минеральных вод в мире!

Но Нагутское месторождение имеет свой особый характер, не зная и не учитывая которого можно натворить больших бед. Гидрогеологи с содроганием вспоминают тот момент, когда во время разведочного бурения произошёл неконтролируемый излив минеральной воды и спонтанный выброс огромного количества углекислого газа. Для заглушки скважин тогда потребовались железнодорожные составы с цементом.

А теперь давайте займёмся арифметикой. При экспортной цене на газ примерно 200 долларов за 1 тыс. куб. м (15 рублей за 1 куб. м) теоретически за весь газ Веселовского месторождения можно было бы получить около 9 млрд руб.

При цене 10 руб. за 1 л минеральной воды на Нагутском месторождении каждый год можно зарабатывать 14,5 млрд руб.

Так стоит ли рисковать настоящим богатством ради сомнительного, и какие ещё доводы нужны, чтобы к проблемам Кавказских Минеральных Вод относились чуть-чуть посерьёзнее?

Комментарии ()