еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Капкан для адвоката

«Знал бы где упасть, соломки подстелил». Эту пословицу не один десяток раз вспомнил адвокат Евсей Осиновский, пару лет назад чудесным образом «превратившийся» из уважаемого защитника в фигуранта уголовного дела.

 

Благими намерениями

К нему в 2013 году за услугами защитника обратился некто Максим Пшеничный, кузен которого находился под стражей за хищение 51 млн рублей: он брал товар под реализацию, а деньги поставщикам возвращать «забывал». Расследованием афёры занимался отдел СЧ ГСУ ГУ МВД РФ по СК, которым руководил подполковник В. Ященко. Вёл же дело следователь А. Андриенко, у которого были очень серьёзные вопросы по делу ещё к нескольким гражданам, в том числе и к М. Пшеничному.

– Пшеничный, приехав ко мне перед допросом, рассказал о деле, своём участии в нём. Я, выслушав, сразу сказал, что признаки соучастия в виде пособничества есть, и какова будет позиция следователя – не известно. Максим хоть и говорил, что «не брал – не крал», тем не менее очень нервничал и просил меня добиться, чтобы он остался свидетелем по делу, – вспоминает Осиновский. – Встретившись с Ященко (с которым мы давно знакомы), я поинтересовался, каковы перспективы у Максима. Ответ: «Будем привлекать. И его, и ещё человек 7-8». Я же сказал, что он себя виновным не считает и не хотел бы становиться подозреваемым. «Надо подумать. Я вам позвоню», – сообщил Ященко.

Через пару дней, по словам адвоката, Ященко пригласил его для «переговоров». И, выйдя вместе с Андриенко в фойе СЧ, назвал сумму «отступных» – шесть миллионов рублей. За это полицейские обещали оставить Пшеничного в статусе свидетеля по уголовному делу. А не даст – сядет.

– Я передал это условие Пшеничному, – говорит адвокат, – и тот после торга со следователями и снижения суммы вдвое согласился оплатить свою невиновность. 29 ноября 2013 г. я сообщил Ященко о том, что первый транш – 500000 целковых – уже «приехал». «Пусть оставит у вас в офисе, я заеду между 16 и 17 часами», – сказал Ященко.

 

Порочная практика

Конечно, у законопослушного человека возникнет вопрос:  а зачем Осиновский вообще брался за такое грязное дело, как посредничество во взяточничестве? Вот что пояснил по этому поводу он сам:

– Я не хочу обелять себя. Да, я участвовал в переговорах, которые вели через меня Ященко и Пшеничный. Может быть, моя беда в том, что я отношусь к своим клиентам, как к близким людям. Зная нашу правоохранительную систему слишком хорошо, зная, как сажают абсолютно невинов-ных людей, я не мог не предупредить своего доверителя. Точно так же я вёл бы себя и в отношении своих родных, попади они в ситуацию, в какую попал Пшеничный. При этом я неоднократно говорил Максиму: «Если ты считаешь себя невиновным – вперёд! Никому не надо платить, я буду тебя защищать со всем тщанием!»

– «А гарантии вы даёте?»

– «Нет!»

– «Тогда буду платить».

С этой позицией можно согласиться, можно спорить, но это – отдельная тема для морально-этических дискуссий. Мы же вернёмся к чистой юриспруденции.

 

Капкан

В общем, Осиновский и не подозревал, в какую передрягу заведёт его лояльное отношение к доверителю. Который то ли пожалел денег и «стукнул» в ФСБ, что у него требуют взятку полицейские, то ли был давно под колпаком и силовики отслеживали каждый его шаг и звук. В общем, чекисты организовали оперативный эксперимент в отношении Андриенко и Ященко как потенциальных взяточников и в отношении Осиновского как посредника.

И в адвокатский офис Пшеничный явился уже «заряженным» – со свёртком меченых купюр, за которыми подполковник Ященко должен был явиться через пару часов. Едва Пшеничный, оставив «наживку» в кабинете Осиновского, вышел, туда зашли оперативники ФСБ и понятые.

– Мне старший опергруппы М. Фоменко с ходу, без обиняков заявил: «Вы, господин адвокат, нас не интересуете, мы знаем, для кого эти деньги, и вопрос только в том – вы с нами или нет», – рассказывает Е. Осиновский. – Либо вы соглашаетесь на сотрудничество и добровольное участие в оперативном эксперименте, чтобы накрыть взяточников с поличным (в таком случае, согласно примечанию к ст. 291.1 УК РФ, посредник освобождается от уголовной ответственности), либо мы берём и следователей, и вас, и вы зарабатываете судимость. После некоторого раздумья я согласился на сотрудничество, о чём написал соответствующее заявление.

 

Провал операции

В общем, к захвату того, кто явится за взяткой, всё было готово. Чекисты в засаде, понятые имеются, техническая аппаратура для фиксации события преступления наготове. Однако операция провалилась. С оглушительным грохотом. Нет, Ященко за деньгами явился. В оговорённый час. Но его… не пустил внутрь стоявший «на дверях» оперативник ФСБ по фамилии Гридякин. Который, по логике, должен был впускать каждого, кто явится в это время – ведь за деньгами мог прийти кто угодно, не только Андриенко или Ященко, а совершенно левый человек, исполняющий роль курьера. Но, повторю, – фигуранта ОРМ развернули на пороге и отправили восвояси. Что ему сказал Гридякин, выпроваживая от дверей офиса Осиновского, чем руководствовался – тайна, покрытая мраком.

– Поняв, что «клиент» ушёл из-под носа, Фоменко, отругав своего опера, стал у меня требовать вернуть Ященко в офис «любыми способами», иначе, как он выразился, «плохо будет вам», – вспоминает адвокат. – И тут мне на мобильник позвонил сам Ященко с вопросом: «Что там у вас в офисе происходит? Что делают «конторские»?». Разумеется, Ященко – не мальчик ведь, целый подполковник полиции, – сразу понял, что к чему.

 

С больной головы на здоровую

А вот потом началось самое интересное. Точных мотивов этого «интересного» не знаю, но могу только предположить, как развивались события. Судите сами – поимка крупного взяточника в погонах, которая, несомненно, стала бы резонансным делом, загублена. А за успех в борьбе с коррупцией в высших эшелонах полиции можно было отхватить не просто поощрение, но и повышение по службе. А теперь – впереди маячит начальственный нагоняй за провал операции. Положение надо спасать. Как? Прищучить на законных основаниях Ященко? Да, шансы были. Например, на допросах сей господин давать подробные показания о «денежных средствах, предложенных мне в виде взятки», отказался, ссылаясь на ст. 51 Конституции. Только отметил, что денег ни у кого не вымогал, что да, Пшеничный через адвоката предлагал взятку, но он от неё отказался. А к адвокату приезжал… проконсультироваться по поводу продажи фирмы своего друга. Однако, как выяснилось, при этом офицер полиции Ященко не уведомил, как того требует закон, вышестоящее начальство, что его склоняют к коррупционным действиям. Очень красноречивый факт для тех, кто в теме. Но этим шансом доблестные чекисты почему-то не воспользовались. А пошли по пути наименьшего сопротивления.

И через три месяца после описываемых событий на свет родилось совершенно другое уголовное дело – по привлечению адвоката Осиновского к ответственности за… мошенничество. В рапорте оперуполномоченного второго отдела ОЭБ УФСБ РФ по СК старшего лейтенанта Фоменко, поданном в региональное управление Следственного комитета, чёрным по белому написано, что адвокат Осиновский хотел обманным путём похитить деньги Пшеничного. И потребовал от него три млн рублей якобы для дальнейшей передачи в качестве взятки должностным лицам СЧ по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ ГУ МВД РФ по СК. Но деньги, мол, никому передавать не намеревался, а хотел прикарманить. За что и был задержан на месте преступления.

Видали такой изящный финт ушами? О как! Оказывается, не было никаких коррупционных поползновений полицейских, не было бездарно проваленной операции по задержанию взяточников, а было банальное мошенничество со стороны адвоката. Которое доблестно пресекли старлей Фоменко и сотоварищи. Понятное дело, за адвоката капитанскую звёздочку на погон не дадут, но и от выговора за «провороненного» подполковника отвертеться удастся. И то хлеб. Не говоря уж о том, что на радостях подполковник Ященко (находящийся сейчас в статусе свидетеля по уголовному делу), по-тихому после этой истории уволившийся со службы, а не вылетевший из начальственного кресла прямиком на нары, мог и отблагодарить благодетелей. Но чего не знаем, того утверждать не будем.

 

Весы Фемиды

А будем утверждать следующее. Несмотря на то, что всё в рапорте шито белыми нитками, сляпано наспех и никак не вяжется с оперативными материалами (их-то никуда не спрячешь) по разработке «полицейской взятки», СУ СКР по СК не только возбудило уголовное дело в отношении Осиновского, но и добилось его заключения под стражу. Изменили адвокату меру пресечения на домашний арест только несколько месяцев спустя, и то – по состоянию его здоровья. Никакие резоны Осиновского, никакие документы, включая расписку о добровольном сотрудничестве с ФСБ, ни свидетельские показания не произвели на следователей СУ СКР впечатления. В ФСБ написали «мошенник» – значит, мошенник. А доказывать, что не верблюд, будете в суде! Такую же позицию заняла и прокуратура, утверждавшая обвинительное заключение. Оно и понятно, кому же захочется портить отношения со смежниками из столь серьёзного ведомства из-за какого-то там адвоката? Себе б дороже не вышло.

Так что сейчас у Евсея Осиновского вся надежда на Фемиду. Что она – женщина честная и серьёзная, с исправными, не «подкрученными» весами, а не рыночная торговка, норовящая обвесить и обсчитать клиента с помощью негодного безмена. Впрочем, поживём – увидим, исправны ли весы ставропольского правосудия или нуждаются в отправке на проверку в соответствующую метрологическую службу.

Комментарии (0)