еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Мой адрес не дом и не улица…

Как выясняется, каждому из нас не так уж и редко приходится сталкиваться с примерами рукотворного хаоса в адресном хозяйстве муниципальных образований.

Запутанное адресное регулирование складывалось веками. Поскольку ситуация с плохо налаженным регламентированием в адресной сфере была характерна для всей территории страны, в конце прошлого века федеральные власти взялись за создание единых основ адресного регулирования.

Ещё в 1998 году был создан Классификатор адресов России (КЛАДР), в котором были указаны адреса, большей частью использующиеся в хозяйственной деятельности. Учёт сведений об адресах с точностью до улицы просуществовал более десяти лет и стал отправной точкой для выстраивания стратегии ведения адресного учёта.

Теперь требования к точности адресных сведений значительно возросли.

 

Адресное регулирование

Изменение подходов к ведению адресного хозяйства стало весьма актуальным после серьёзных корректив по части ведения государственного кадастра объектов недвижимости.

В соответствии с распоряжением правительства в целях обеспечения унификации структуры адресной информации в России создана Федеральная информационная адресная система. Ведение адресной системы и формирование государственного адресного реестра поручено оператору – Федеральной налоговой службе.

Система представляет собой базовый государственный информационный ресурс и содержит достоверные единообразные и структурированные адресные сведения.

Данная информация открыта, общедоступна и предоставляется на бесплатной основе. Сведения привязаны к административно-территориальному делению с возможностью использования в автоматизированных системах.

ФИАС начала работать с первого ноября 2011 года, а уже с первого января 2012 года на сайте системы начали в еженедельном режиме выкладывать адресную базу в свободный доступ. За первый год работы системы выявилось огромное количество несоответствий и просто откровенной глупости. Последовала серьёзная работа по исправлению сложившейся ситуации.

Уже в декабре 2013 года появился специальный закон о Федеральной информационной адресной системе с соответствующими поправками в законодательство о местном самоуправлении. Этот закон начал действовать почти год назад – с первого июля 2014 года.

Следует отметить, что новая версия адресной системы увязана с разными базами: с Общероссийским классификатором территорий муниципальных образований (ОКТМО) и с Общероссийским классификатором административно-территориальных образований (ОКАТО), ведение которых осуществляют: Федеральная служба государственной статистики; с Государственным каталогом географических названий (ГКГН), его создание и ведение осуществляет Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии; с Единым государственным реестром автомобильных дорог (ЕГРАД), формирование и ведение которого подведомственно Федеральному дорожному агентству.

Фактически на базе ФИАС образца 2011 года в соответствии с новым законом стали создавать принципиально новую конструкцию.

Для ускорения этого процесса уже в ноябре прошлого года вышло постановление правительства, которое утвердило Правила присвоения, изменения и аннулирования адресов. В апреле 2015 года в эти правила внесены технические изменения, делающие документ более понятным.

 

На откуп

Пока ещё детально все вопросы адресного регулирования не доведены до требуемого уровня. Поток информации идёт исключительно от муниципалитетов, поскольку вся работа с адресным хозяйством передана им. Каждый муниципалитет получил индивидуальный ключ доступа в эту огромную систему. Насколько в том или ином случае оправдана их деятельность, фактически никем не контролируется, но вся информация теперь уходит непосредственно от них. Поток сведений идёт через региональные базы и далее поступает в ФИАС.

Региональные органы Федеральной налоговой службы могут в предварительном порядке проверить соответствие вносимых сведений формальным требованиям по их заполнению, чтобы не перегружать второстепенной технической работой центральные органы ФИАС. На уровне региона информация практически не фильтруется, разве что могут отсечь совсем уж откровенные ошибки или брак, но по существу на процесс присвоения адресов повлиять не могут. Далее поступившие сведения повторно анализируются уже самим оператором, и после этого принимается решение о внесении изменений в базы данных.

Последние новации регулирования адресного хозяйства – безусловно, большой шаг вперёд. Нововведения прогрессивные, но технологии ещё несовершенны. В конструкции есть весьма серьёзный изъян. Теперь, когда вся ответственность за ведение адресного хозяйства возложена на органы местного самоуправления, становится очевидным отсутствие эффективной обратной связи. Даже с регионами, не говоря уже о муниципалитетах, где работа нередко идёт по принципу: что хочу, то и ворочу.

Сегодня муниципальным образованиям поручено присвоение адресов объектам адресации, наименований элементам планировочной структуры в границах поселения и размещение информации в государственном адресном реестре. В их полномочиях также изменение, аннулирование адресов и наименований, содержащихся в государственном адресном реестре и сведений об адресах. Органы местного самоуправления присваивают наименования элементам улично-дорожной сети (за исключением автомобильных дорог федерального, регионального, межмуниципального значения за пределами границ поселений).

Таким образом, источником информации об адресе, в том числе о наименованиях элементов планировочной структуры, улично-дорожной сети, номерной части являются соответствующие органы местного самоуправления. Следовательно, в случае возникновения необходимости внесения в ФИАС информации об адресе либо его уточнении физическому или юридическому лицу следует обращаться в органы по месту нахождения объекта, а не к оператору.

Также следует иметь в виду, что документами, подтверждающими правильность соответствующего адреса, являются акты муниципальных органов, а не акты других органов исполнительной власти.

Фактически в нынешнем виде адрес может стать инструментом не только для наведения порядка, но для злоупотреблений. Можно сколь угодно раз менять кадастровые сведения о земельных участках с уникальными кадастровыми номерами и при этом создавать любые адресные конструкции. Для граждан это нередко превращается в головную боль с бесконечной перепиской и судебными разбирательствами.

Истории прогрессирующего жилищно-коммунального идиотизма, возведённого в степень кадастрового маразма, могут рассказать многие. Без адреса нельзя поставить на кадастр, без кадастра нельзя получить адрес. Все изменения в сведения Государственного кадастра недвижимости вносятся исключительно по решению суда. В то же время для изменения официального адреса достаточно решения местных властей.

Стало быть, предоставлять на откуп криворуким муниципальным деятелям возможность манипулирования в адресном хозяйстве без должного контроля, конечно же, недопустимо. Более того, опасно. Подбор послушных исполнителей в муниципалитетах, как правило, не способствует ответственной работе под руководством исключительно здравого смысла. Попадающие на свои должности по непредсказуемой случайности выбора муниципальные служащие послушно исполняют конъюнктурные требования руководства под угрозой потери работы и не задумываются о последствиях своего творчества. Поэтому и необходим дополнительный баланс – не только контроль, но и жёсткая ответственность, в том числе и материальная.

 

Местный колорит

На сегодняшний день муниципальное адресное хозяйство в регионе часто вызывает не только смех, но и слёзы.

О каком порядке тут можно говорить, если в краевом центре умудрились поменять улицу даже в адресе специального объекта ФСБ. Вместо улицы Мира, исчезнувшей из первоначального адреса строения, где, собственно, оно фактически находится уже на протяжении сорока лет, чудесным образом появилась улица Ленина.

Новый адрес расположения объекта с изменённым названием улицы, к которой нет ни подъезда, ни прохода, появился не случайно. При проведении столь масштабных адресных манипуляций этот объект утратил почти половину своей изначальной территории, ранее должным образом учтённой ещё при инвентаризации земель в девяностых годах. Отторгнутая рекреационная территория тут же оказалась поставлена на временный кадастровый учёт. Как понимаете, также с не случайно придуманным новым адресом по улице Ленина. К тому же, с иным целевым назначением, не имеющим ничего общего с государственными нуждами.

Ещё раньше этот наполовину заброшенный объект лишился подъездной дороги, как, впрочем, и соседний многоквартирный жилой дом. Подъездные пути застроены. Жителям приходится ходить по судам. Достаточно сказать о том, что полтора года пять судебных инстанций трёх судебных органов выясняли вопрос, какой же суд в конечном итоге примет к производству заявление об исправлении очевидной ошибки. А пока жителям приходится терпеливо объяснять водителям такси, как и почему к дому с адресом по улице Мира нужно подъезжать через несколько дворов с параллельной улицы.

Если органы местного самоуправления посмели таким образом действовать с имуществом, имеющим отношение к столь уважаемой организации, то чего тогда ждать от их решений по наведению порядка в коллективно-кооперативном землепользовании с маловменяемым низовым руководством?

 

Один дом – два адреса

Сначала меня удивляли многочисленные абсурдные факты двойных адресов и прочих ляпов. Впрочем, моё удивление было недолгим. Оказалось, что совсем недавно это было вполне обычной практикой.

В разных организациях один и тот же объект мог числиться под двумя разными адресами. Такое положение характерно фактически для любого углового дома.

Например, многоквартирный дом по Семашко, 2, имеет «запасный» адрес по улице Ленина, 373, – один адрес отражён в правоустанавливающих документах жителей дома и расположенного там медучреждения, второй в платёжных документах обслуживающей организации. Другой пример. Жилой дом по проспекту Октябрьской Революции, 34 (бывший католический костёл), даже в архивных документах БТИ числится по улице Мира, 299.

Разночтения в названии улиц, дублирование номеров и улиц в сочетании с беспорядочным переименованием создают огромную путаницу и влекут за собой дополнительные затраты. Что касается адресного хозяйства садово-дачных и гаражных объединений, то в этом хозяйстве вообще полная неразбериха. Это очевидный результат и бездарного муниципального управления в этой сфере. Кстати, в федеральной базе территории большей части садоводческих объединений Ставрополя представлены как самостоятельные населённые пункты, так же, как хутор Грушевый, а некоторые территории этих объединений превратились в обычные городские улицы. В других муниципалитетах, в том же соседнем Михайловске, отражения в адресном хозяйстве подобных объединений вообще не найдёшь.

Вот ещё некоторые особенности муниципальных адресных новаций. В секторах старой застройки имеет место типичная ситуация, когда на территории одного двора стоят несколько небольших многоквартирных домов, а нумерация квартир единая. Здесь, во-первых, адреса не соответствуют объектам недвижимости, во-вторых, искажается реальная кадастровая стоимость объектов с последующим завышенным налогообложением, в-третьих, могут появиться проблемы с управлением, поскольку многоквартирные дома с числом квартир более 16 должны выбывать из сферы непосредственного управления, и жители должны заключать договоры с управляющими компаниями.

Буквенные обозначения номеров домов не всегда совпадают с литерами строений из архивов БТИ. Да и вообще, они нередко теряются. Дом по улице Мира, 283, по акту ввода его в эксплуатацию имел литер «б». В сведения Госкадастра этот дом попал уже с номером 238 и без каких-либо литеров. А это уже другая сторона улицы двумя кварталами ниже. Многоквартирный дом «переехал» на адрес участка индивидуального жилого дома.

Существуют вполне значимые объекты недвижимости, которым вообще никогда не присваивался адрес, а некоторые из них даже не числятся как существующие. Есть и обратные примеры.

Указываемые в адресе номера корпусов часто не соответствуют фактическому наличию строений. В стандартном десятиэтажном доме по улице Пирогова один подъезд имеет адрес 34/3. Два соседних подъезда этого же дома, в которых расположилось государственное учреждение для пожилых людей, имеют адрес 34/4. Такое впечатление, что строили два дома, а получился один. Как будут проводить капитальный ремонт этого дома на пожертвования одного подъезда, остаётся загадкой для будущих поколений.

Вот примерно так, а казалось бы, в адресном хозяйстве всё просто…

Комментарии (0)