еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Проект закона о Кавминводах. Дубль 7

На прошлой наделе в правительство Ставропольского края поступил проект федерального закона о курортном регионе Кавказские Минеральные Воды. Это очередной, седьмой по счёту вариант законопроекта, который, по мнению его разработчика – Минкавказа, – позволит решить все наболевшие проблемы курортного региона.

Логично было ожидать, что за два месяца, прошедших после проведения Общественной палатой Ставропольского края публичных слушаний по данному проекту закона, на которых все участники обсуждения, что называется, камня на камне не оставили от предложенной Минкавказа версии закона, он серьёзным образом будет переработан. Тем более что присутствовавшие на данном мероприятии представители министерства по делам Северного Кавказа во всеуслышание об этом заявили.

К сожалению, ожидания и надежды не оправдались. Возможно, разработчики проекта закона хотели как лучше, но получилось-то как всегда. С одной стороны, заслуживает понимания то, как с красноярским энтузиазмом и кавказской целеустремлённостью в Минкавказе движутся к ими же намеченной цели. Но, с другой стороны, жителям Кавминвод хотелось бы наконец получить федеральный закон, который, по крайней мере, не порождал бы новых проблем.

По своей сути новый вариант проекта закона о КМВ представляет собой некий гибрид первой и четвёртой версии того же законопроекта. Справедливости ради следует отметить, что в новом варианте проекта содержится статья об общественном контроле на территории курортного региона, дано описание границ курортного региона, и, что немаловажно, из текста исчезло даже упоминание о концессиях. На этом перечень положительных изменений заканчивается.

Конструктивно седьмая версия законопроекта состоит из фрагмента постановления Правительства РФ от 7.12.1996 г. № 1425 и цитат из законодательных актов, регулирующих вопросы создания и функционирования особых экономических зон, с той только разницей, что слова «особые экономические зоны» заменили на «медицинский лечебно-оздоровительный кластер».

В этой связи возникают несколько вопросов.

Во-первых, насколько оправданно цитирование действующих нормативно-правовых актов, если никакой дополнительной силы новый федеральный закон им не добавляет?

Во-вторых, допустимо ли включение в новый законодательный акт искажённой трактовки отдельных положений правительственного постановления № 1425. В частности, разработчики проекта закона предлагают «при условии соблюдения законодательства Российской Федерации о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» разрешить строительство в первой зоне горно-санитарной охраны курортного региона гидротехнических сооружений и сетей инженерно-технического обеспечения. И, даже более того, при условии соблюдения «законодательства о рыболовстве» предложено узаконить объекты, построенные в первой зоне до вступления в силу данного закона. Представляете, какой посыл даётся всякого рода нечистоплотным дельцам: «Стройте побыстрее в первой курортной зоне. Новый закон вам всё простит».

На территории второй зоны курорта «с учётом розы ветров и других возможных природных особенностей» предложено выделить некие «подзоны», правда, порядок их установления, особенности хозяйственной деятельности в них нигде не прописаны, что создаёт простор действий для людей, страдающих плюрализмом мнений.

Ну и, наконец, в-третьих. В соответствии с законопроектом № 555658-6, принятом Государственной Думой России в первом чтении в сентябре прошлого года, постановление Правительства РФ № 1425 подлежит отмене. И тогда вся конструкция законодательного акта по сохранению курортного региона, чудесным образом выстроенная Минкавказа, просто повиснет в воздухе. Знают ли об этом разработчики законопроекта – вопрос, конечно, интересный.

Не понятно, чем руководствовались разработчики законопроекта, включая в него следующую формулировку: «Органы местного самоуправления вправе осуществлять установление границ зон округа горно-санитарной охраны на местности». Действующее законодательство обязывает местные власти в течение шести месяцев после принятия правительственного решения такие действия выполнить без промедления. Но эта норма закона постоянно оспаривается муниципальными чиновниками в судах различной инстанции (вплоть до Верховного Суда). Нужно быть очень наивным человеком, чтобы согласиться с мнением, что после замены слов «должны установить границы зон» на «вправе осуществлять установление границ зон» курорты наконец облегчённо вздохнут и будут жить долго и счастливо.

Очень забавным выглядит предложение разработчиков проекта закона о КМВ разрешить строительство в границах округа горно-санитарной охраны курортного региона (т.е. и в первой зоне тоже) «зданий, строений, сооружений с заложением фундамента на глубину до 20 м». Если учесть, что на центральном участке Кисловодского и Пятигорского месторождений водоносные жилы проходят на глубине 5-7 м, нетрудно догадаться, к чему приведёт такая либерализация нормы закона.

Не менее интересным является предложение Минкавказа запретить «перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, в земли других категорий». Интрига заключается в том, что никаких иных лесов, кроме защитных, на территории Кавказских Минеральных Вод не существует. Кто в этом сомневается, может обратиться к статье 102 Лесного кодекса РФ, где прямо так и записано: «К защитным лесам относятся леса, расположенные в границах первой, второй и третьей зон округов санитарной (горно-санитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов». Можно говорить о многом, но так профессионалы не ошибаются.

Говорить о той части законопроекта, в которой идёт речь о медицинском кластере, по-видимому, не стоит. По той причине, что никаких изменений этот раздел не претерпел, а в чём его несостоятельность – уже многократно сказано. Если быть объективным, то «по духу и букве» проект закона следует назвать «О медицинском лечебно-оздоровительном кластере Кавказские Минеральные Воды», т.к. более 70% текста именно этому и посвящены.

Небезынтересным выглядит финансово-экономическое обоснование к проекту федерального закона. Согласно этому документу, в течение пяти лет с момента принятия закона участниками «кластера» станут не менее 25 организаций, реализующих инвестиционные проекты. В результате этого к 2025 году дополнительно во все уровни бюджетной системы в результате реализации проектов будет поступать более 21,5 млн руб. Как известно, на реализацию идеи с медицинским кластером на Кавминводах предполагается направить 5 млрд. рублей из федерального бюджета. Логично предположить, что 25 инвесторов вложат в реализацию своих проектов сумму не меньшую. И в результате всего этого в бюджеты всех уровней через 10 лет поступит целых 21,5 млн рублей, что составляет 0,25% от привлечённых средств. Не знаю, как кто, но лично я в неописуемом восторге от такой «экономической эффективности» функционирования медицинского кластера.

Как уже было сказано, новый законопроект официально был направлен в правительство Ставропольского края. Учитывая, что разрабатываемый проект закона вызывает повышенный интерес, обсуждается на всех уровнях и чрезвычайно важен как для курортного региона, так и для Ставрополья в целом, требования к качеству оформления документа должны быть очень серьёзными. К сожалению, и в этой части законопроект не выдерживает никакой критики. На карте курортного региона, изготовленной в Минкавказе, город Георгиевск почему-то назван «Григорьевск». В расчётах дополнительных страховых поступлений от деятельности «медкластера» указано, что в 2016 г. в Пенсионный фонд РФ дополнительно поступит 735 руб., а в 2017 г. – 4 601 руб. и т. д. Что это – невнимательность, несерьёзность или ещё что-то в этом роде – трудно сказать. Важно другое. Разработчики проекта закона посчитали, что в таком виде он может быть представлен в правительство субъекта федерации. Возможно, они действовали по принципу – «стерпится, слюбится». А может окончательное решение о судьбе будущего закона они уже приняли и все их действия не более чем ритуальные движения.

Особый интерес вызывает статья 29 рассматриваемого законопроекта. В ней допускается возможность использования курортников в качестве «подопытных кроликов». Т. е. в статье так и записано, что можно испытывать на пациенте иностранные лекарственные препараты, не зарегистрированные в нашей стране. Несмотря на резкую критику этой нормы, разработчики законопроекта о Кавминводах упорно не желают исключать её из текста закона.

По всей видимости, с их точки зрения в этом и кроется путь к спасению курортного региона.

Так это, или нет – покажет время.

Исполняющий обязанности руководителя администрации Кавказских Минеральных Вод М.С. БОНДАРЕНКО

Комментарии ()