еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

«Лучшая лекция – сама жизнь»

Недавно в США девочка пыталась отравить свою мать только за то, что та отобрала у неё айфон. Мать обратилась в полицию, дочь арестовали.

В России пока нет таких громких уголовных дел, но это звонок и нашим родителям. Как строить отношения со своим ребёнком сейчас, чтобы в будущем избежать маленьких и больших неприятностей, связанных с нарушением закона, – об этом наш корреспондент беседует с заместителем начальника отдела участковых уполномоченных полиции по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Ставропольскому краю Светланой Коноваловой.

– Светлана Викторовна, как вы относитесь к этому сообщению из США?

– Это крайнее проявление детской агрессии, в своём роде экзотика. Но если говорить об интернет-зависимости, то да, такая проблема существует. Мы недавно обсуждали её и пришли к выводу – запреты на гаджеты бесполезны. Почему? Да потому что эту зависимость мы сами же и создаём. Посмотрите, как ведут себя наши молодые родители: чтобы дитё не плакало, не отвлекало от домашних дел, они ему чуть ли не в коляску суют смартфон – на, поиграй! Вот ребёнок и играет, а потом окружающие с умилением восхищаются: ой, как же ловко он у вас управляется с планшетом в свои три годика! И никто не задумывается, что на самом деле это результат родительской лени.

Не стоит баловать детей и дорогими гаджетами. Они начинают кичиться ими перед сверстниками, совершенно не зная цену трудовой копейке. И, как результат: недавно одна моя знакомая пожаловалась – у ребёнка на тренировке украли «золотой» айфон 6. Я спрашиваю: «Зачем ребёнку подарили такую дорогую вещь (стоимостью приблизительно 85 тысяч рублей)? Он же ещё не сознаёт, как правильно её хранить, беречь…». На что мне был дан примерно такой ответ – а чем он хуже, другие же дети тоже имеют?

– А мне это напомнило другую историю. Одна моя знакомая из Москвы держит в Амстердаме картинную галерею и как-то наняла в помощники двух местных студенток. Девушки мыли туалеты, полы в залах, присматривали за картинами, не чурались любой грязной работы. А через некоторое время выяснилось, что одна из студенток – дочь миллионера, владельца сети супермаркетов, а вторая – дочь очень известного в Голландии адвоката. То есть там всё жёстко: вырос – зарабатывай на жизнь сам.

– И это правильно. Мы же своих детей иногда кормим с руки чуть ли не до 40 лет. Ничего хорошего из этого не получается.

– А там отец-миллионер не дарит им золотых айфонов… У меня предложение: может, взять и отобрать мобильники у всех наших детей?

– Нельзя отобрать то, что сам же и дал! Случай в США это только подтверждает. Воспитывать следует с пелёнок.

– И до?

– Возраст не ограничен, но желательно до 15 лет вложить то хорошее, что мы знаем, ведь дальше подросток начинает осознанно общаться со сверстниками, вступая во взрослую жизнь.

– Речь о духовном воспитании?

– Да. Нашему поколению внушали понятия о добре и зле с детского сада. Наши родители разъясняли нам, что такое хорошо и что такое плохо. На это же были нацелены школьные учителя. Сейчас же мы обратили внимание, что имеем дело с детьми выходцев 90-х годов. А это было, если вы помните, время малиновых пиджаков и братков. И вот сегодня выросли их дети.

– Дух 90-х проник и в элементы воспитания?

– А как иначе? Конечно! Тот уровень семейного воспитания, который был в наше время, в корне отличается от уровня воспитания 90-х. Нам внушали, что нельзя грубить старшим, нельзя громко шуметь в общественных местах, а тем более распивать спиртные напитки. К сожалению, эти внутренние самоограничения отсутствуют у нынешней молодёжи, с которой нам приходится иметь дело.

– Прямо-таки у всех?

– Нет, конечно. Но встречаются и такие.

– Значит, надо перевоспитывать, и прежде всего родителям. А как? Если сами такие?

– Не в этом дело. Нормальные родители тоже вряд ли смогут что-то сделать. Перевоспитывать никого нельзя. 13-15 лет – это рубеж, после которого ребёнок все ваши советы и замечания будет воспринимать как нотации, а вас самого – как зануду. Конечно, бывают исключения. Мы всегда радуемся, когда проблемный ребёнок благодаря нашим усилиям начинает преображаться. Но основы воспитания закладываются с детства, и если это не сделали, то исправить «проблемного» ребёнка бывает невозможно.

– То есть понятия о добре и зле впитываются до 15 лет, а дальше стена?

– Дальше – критическое отношение. Родители ему говорят: не бери чужого. А жизнь сплошь и рядом опровергает это. Подросток видит, что ваш сосед разъезжает на «Феррари», у него ещё есть два «Мерседеса», трёхэтажный дом... И приходит время, когда твоё чадо задаёт тебе вопрос: папа, а что такое «распил бюджета»? И когда ты честно отвечаешь, твой ребёнок лишь слушает. А что там у него в юной голове на самом деле, никто не знает…

– Ему тоже придётся выбирать – жить честно, но бедно, или богато, но не совсем честно. Мой пятилетний сын в своё время зашёл в новый супермаркет, обвёл взглядом огромные витрины и через паузу выдал: «Да! Хотел бы я быть директором такого магазина!». Мы с женой переглянулись, потому что раньше никогда не замечали за ним особой любви к чему-то материальному. Говорил, что хочет быть космонавтом…

– Лекции о добре и зле, это, конечно, хорошо. Но лучшая лекция – это сама жизнь. Если в обществе процветают честные люди, ребёнок это заметит. Но если кругом ложь, воровство, гонка за золотым тельцом – тут ему читай хоть тысячу лекций, он тебе не поверит.

– И пойдёт, например, грабить…

– Зачем же так сразу! Хотя встречаются и такие.

– Кого могут ограбить дети? Детей?

– Почему же, и взрослых. Сейчас иные 16-летние выглядят так, как наше поколение в 20. Сила есть – ума не надо. Недавно двое таких юнцов подрезали таксиста в Кисловодске.

– Он жив?

– Да, но его успели несколько раз ткнуть ножом. Как потом объяснили юноши, им были нужны деньги, чтобы «погулять, повеселиться».

– Они из неблагополучных?

– Из нормальных, и в этом вся проблема. Сейчас они по решению суда арестованы и находятся в изоляторе временного содержания.

– Как вы думаете, что побудило их взяться за нож?

– Уверена: от Интернета есть не только польза, но и вред. Прежде всего, культивирование вседозволенности. Стираются грани между реальным и виртуальным миром. И многим просто невдомёк, что ткнуть ножом противника в «стрелялке» это одно, а в жизни – совсем другое. Там встал из-за компьютера и спокойно пошёл играть в футбол, а тут настоящая кровь, а вслед за этим и лишение свободы.

– Ребят из Кисловодска посадят?

– Вполне вероятно, это решит суд.

– У вас есть дети?

– Да, сын, учится в 11-м классе.

– Я знаю, что многие полицейские приходят на работу в 8 утра, а уходят домой поздно вечером. И тут возможен вариант, когда сапожник остаётся без сапог…

– Насчёт загруженности вы правы. Но я старалась его воспитывать так, как это делали мои родители. В детстве он много читал – это были лучшие образцы художественной литературы. Я его брала с собой на все выезды на природу, мы много общались, были, как друзья. Но в последнее время стала замечать, что сын отдалился, ушёл в круг новых друзей, у него появилась девушка. И теперь наше общение нередко сводится: как дела, мама, как дела, сын? Вот почему я не могу точно сказать, чем он живёт. Проверять его компьютер или мобильный телефон мне не позволяет воспитание. Остаётся лишь надеяться, что нравственные основы я заложить успела, а дальше покажет жизнь. По крайней мере, в дурных поступках он пока не замечен.

– С какого возраста у нас в стране наступает уголовная ответственность?

– За тяжкие и особо тяжкие виды преступления – с 14 лет, общая уголовная ответственность – с 16. Статистика показывает, что общий уровень детской преступности в крае постепенно снижается. Но меня поражает жестокость отдельных случаев. Например, ситуация: два брата, 16 и 18 лет, младший стоит на учёте в полиции, старший тоже ранее стоял. Их друг недавно вернулся из армии, они втроём стали отмечать «дембель» на квартире. В ходе распития спиртных напитков демобилизованный высказал ему претензию: почему моя девушка не дождалась меня из армии, почему ты не проконтролировал? Возникает ссора. В этот момент 16-летний брат неожиданно берёт топор и наносит гостю удар по голове. Братья бросают истекающего кровью юношу на лестничной площадке и спокойно идут спать, утром, естественно, труп. Как это объяснить? Дурость, тупость, алкогольное опьянение? Одно очевидно – это наивысшая жестокость.

– А жестокое отношение родителей к детям? Кажется, это тоже ваш контингент?

– Да. Это в основном побои. Отец потом пишет объяснительную: ударил в воспитательных целях, но не рассчитал силу удара. Но в любом случае мы берём таких родителей на карандаш.

– Юные насильники в картотеке имеются?

– Да, встречаются и такие.

– Они заключаются под стражу?

– Как, правило, да. И дальше суд.

– Сколько им грозит?

– Это уже не наша компетенция. Но хотела бы подчеркнуть: уголовная ответственность за насильственные действия сексуального характера в нашей стране наступает с 14 лет. И уверяю вас, детская колония не самое удачное место для достижения совершеннолетия.

Евгений ГЛУХОВЦЕВ

Окончание в следующем номере.

Комментарии (0)