еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Разжигаешь? Помни: 282!

Несмотря на то, что по замыслу кремлёвских идеологов события на юго-востоке Украины должны способствовать консолидации российского общества и снизить градус ксенофобии, итог получается диаметрально противоположный: в России наблюдается неуклонный рост националистических настроений.

Притом повсеместно. Это подтверждают и результаты социологических опросов, и количество уголовных дел, фигуранты которых обвиняются в разжигании межнациональной розни.

 

Раздражающий фактор

Согласно последним данным «Левада-центра», полученным в ходе социологического опроса, проведённого в 134 населённых пунктах на территории 46 регионов РФ, большинство россиян поддержали бы введение ограничений на проживание в нашей стране: выходцам из республик Закавказья – 38% респондентов, среднеазиатских республик – 33%, Китая – 29%. Немногим меньший процент негативных эмоций вызывают вьетнамцы (27%) и цыгане (23%).

Одновременно, по информации как правоохранительных органов, так и правозащитных организаций, в текущем году увеличилось количество приговоров, вынесенных по пресловутой 282 статье Уголовного кодекса, а назначаемое судом наказание всё чаще связано с реальным лишением свободы. Итак, накапливаемое раздражение ищет выход. И часто находит.

 

«Русская статья» меняет окраску?

Упомянутая выше 282 статья – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» – относится ни много ни мало к преступлениям против основ конституционного строя и безопасности государства и входит в так называемый «антиэкстремистский пакет законов».

В народе её уже много лет именуют «русской»: слишком часто она инкриминируется руководителям и активистам русских национально-патриотических организаций. Сегодня именно националисты являются наиболее последовательными сторонниками отмены этой откровенно политической статьи.

В последнее время ситуация несколько изменилась, и под действие «русской» статьи всё чаще попадают представители радикального крыла ислама, а также различных религиозных сект. Так, 282-я фигурировала в деле известного «русского ваххабита» Виктора Двораковского. Она же стала причиной запрета деятельности секты «Свидетелей Иеговы» в Самаре.

 

282 в масштабах России

Интересные цифры приводятся в аналитическом докладе, подготовленном сотрудниками информационно-аналитического центра «Сова». Так, по данным правозащитников, за экстремистские акции насильственного характера в первом полугодии 2014 г. было вынесено 11 обвинительных приговоров, виновными были признаны 28 человек из 9 регионов РФ (для сравнения: за аналогичный период прошлого года вынесено 17 приговоров в 14 регионах; но число осуждённых при этом одинаково – 28 человек).

Что касается пропаганды экстремистских идей, то количество обвинительных приговоров здесь значительно выросло: с 50 в 2013 г. до 61 в 2014 г. При этом под «пропагандой» подразумевается как словесное оскорбление в общественном месте, так и размещение в социальных сетях аудио- и видеозаписей, фотографий и демотиваторов, комментарии на форумах и т.д.

Говоря об увеличении числа обвинительных приговоров, а также об ужесточении наказаний, сотрудники центра делают вывод об улучшении работы правоохранительных органов. Вот только акцентируя внимание на борьбе с русскими националистами, либеральные правозащитники забывают рассказать нам о том, часто ли пресекались на территории РФ проявления экстремизма, направленные против представителей русского народа. Но такова уж либеральная натура: в упор не замечать проявлений русофобии, имеющих место в кавказских республиках, Татарстане или Башкирии.

 

Громкие дела, известные люди

2014 г. действительно богат на приговоры экстремистам и разжигателям всех мастей. Наиболее интересные и громкие процессы проходили, само собой, в столичных судах.

Среди резонансных уголовных дел стоит упомянуть приговор кумиру либеральной общественности Борису Стомахину, получившему 6,5 лет лишения свободы по статьям 282 и 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). Публикации этого деятеля, размещённые в Интернете, изобилуют призывами к солидарности с кавказскими сепаратистами, а градус русофобии в них настолько зашкаливает, что даже самый равнодушный читатель задумается о необходимости скорейшей изоляции их автора от общества.

Не менее интересным было дело бывшего полковника КГБ Валерия Вдовенко, осуждённого на 2,5 года колонии-поселения за участие в создании печально известного «Северного братства». Вдовенко интересен не только тем, что стал одним из создателей и идеологов организации, ставящей своей целью совершение в России «бархатной революции». Он также принимал непосредственное участие в создании блока «Родина», а затем одноимённой партии. Возможно, данный процесс привлёк бы большее внимание общественности и СМИ, если бы ранее по делу «братства» уже не были осуждены трое его организаторов и идейных вдохновителей, в том числе лидер группы профессор Пётр Хомяков.

Пожалуй, самым громким в 2014 г. стал приговор националисту Максиму Марцинкевичу (Тесаку) – известному борцу с педофилами, чьё движение «Реструкт» за короткое время приобрело сотни сторонников и десятки региональных отделений по всей России. Поводом для возбуждения дела стали ролики, размещённые в социальной сети «ВКонтакте». Вердикт суда – 5 лет лишения свободы – правозащитники почему-то не посчитали чрезмерно суровым, хотя после вынесения приговора тому же Стомахину многие либеральные деятели с пеной у рта кричали о предвзятости российского судопроизводства.

 

В каждой губернии свои масштабы

Не осталось в стороне от борьбы с экстремизмом и Ставрополье. Так, по данным Следственного управления Следственного комитета РФ по Ставропольскому краю, за девять месяцев текущего года количество сообщений о совершении преступлений экстремистского характера снизилось по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. с двенадцати до восьми. По ст. 282 в крае было возбуждено пять уголовных дел (для сравнения: в прошлом году – всего 1).

Как следует из отчёта ведомства, проявления экстремизма «заключались, как правило, в высказывании оскорблений националистического и экстремистского характера, опубликовании в средствах массовой информации и в сети Интернет материалов, содержащих негативные высказывания о религиозных организациях и отдельных личностях по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения».

Кто же они, ставропольские экстремисты? И какие страшные преступления против основ конституционного строя и безопасности государства совершили?

В августе был вынесен приговор жителю Невинномысска Вадиму Рябову, чья вина состояла в размещении в социальной сети «ВКонтакте» ряда материалов, квалифицированных как «неонацистские». Полностью признавший свою вину незадачливый пропагандист был приговорён к семи месяцам исправительных работ.

По-настоящему сенсационным стал приговор студенту СКФУ Магомед-Баширу Арчакову, оскорбившему женщину-преподавателя. Суд признал его виновным в разжигании межнациональной розни и приговорил к 1,5 годам колонии-поселения, компенсации морального вреда потерпевшей в размере 100 тыс. рублей и штрафу в 200 тыс. рублей. Возможно, студент и отделался бы более лёгким наказанием, если бы не найденное у него наркотическое вещество, потянувшее на ещё одну статью УК.

Приговор Арчакову бурно обсуждался на ставропольских и кавказских форумах. Некоторые сочли дело резонансным: дескать, кавказского парня судят по статье, за которую ранее судили только русских националистов!

На самом деле ничего сенсационного в приговоре студенту из Ингушетии нет. На Ставрополье уже известны прецеденты, когда за разжигание привлекались лица отнюдь не славянской национальности. В прошлом году, например, Кисловодский городской суд приговорил к двум годам колонии-поселения Руслана Болурова, который, вооружившись ножом, прилюдно высказывал угрозы в адрес русского населения города-курорта.

 

Угроза угрозе рознь

Как мы можем убедиться, наши провинциальные разжигатели и в подмётки не годятся московским. В отличие от столицы, на периферии всё гораздо банальнее: один делает репост видеоролика, внесённого в реестр экстремистских материалов, другой чувствует себя хозяином жизни, напрочь забыв об этике и воспитании, за что и отправляется в места не столь отдалённые.

Были случаи и совсем курьёзные, как, например, прошлогодний приговор пенсионерке Валентине Прасоловой, осуждённой на 80 часов исправительных работ за оскорбление соседей, написавших заявление в органы по факту экстремизма.

Пожалуй, в большинстве указанных случаев имела место банальная глупость, в итоге закончившаяся судимостью, но имена ставропольских экстремистов пополнили действующий федеральный перечень экстремистов и террористов, размещённый на сайте Федеральной службы по финансовому мониторингу. Количество фамилий в нём уже перевалило три тысячи (справедливости ради заметим, что ставропольская пенсионерка избежала попадания в данный список).

Знакомясь с сообщениями краевых правоохранительных органов и приговорами судов, только диву даёшься: какую угрозу государственной безопасности может нести ссора двух соседей или перепост, сделанный одним из миллионов пользователей соцсетей? На минувшей неделе, к примеру, достоянием общественности стала следующая новость: в Нефтекумском районе возбуждено уголовное дело в отношении 50-летней женщины, которая в ходе конфликта с соседкой негативно высказалась о национальной принадлежности последней.

Видимо, снова будут и суд, и приговор. А значит, кто-то отрапортует о том, что раскрыто ещё одно преступление «экстремистской направленности». На фоне всё громче звучащей в восточных районах края проповеди радикального ислама, являющегося действительной угрозой российской государственности, борьба с соседскими ссорами выглядит как-то уж очень примитивно…

Ростислав ВОЛЬФ

Комментарии ()