еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Славянские неофиты ваххабитских джамаатов

«Русский ислам», «русские ваххабиты» – с каждым днём эти словосочетания звучат всё более привычно для обывателя. Естественно, нельзя ставить знак равенства между традиционным российским исламом и конкурирующим ближневосточным течением.

Но тот факт, что рождённые вне исламской уммы парни и девушки, отказываясь от собственного прошлого, принимают арабские имена, а затем становятся героями криминальной хроники, не может не вызывать всё усиливающегося чувства тревоги.

 

Духовная эволюция русского радикализма

Когда человек впитывает религиозные взгляды с молоком матери, беря пример с родителей и дедов – это традиция, передающаяся из поколения в поколение. Совсем другое дело –

смена религии. Что движет в этом случае неофитом: поиск истины или честолюбивое желание самоутвердиться? Стремление обрести душевный покой или, наоборот, примкнуть к коллективу единомышленников, чтобы изменить окружающую действительность революционными методами под чёрным знаменем джихада?

Говоря о русских ваххабитах, в большинстве случаев верным будет последнее. Молодость всегда революционна, и на этот счёт есть замечательное изречение Черчилля. В девяностых – начале «нулевых» молодые люди активно пополняли организации право- и леворадикального толка: одни были нацелены строить Великую Национальную Россию, другие – государство всеобщего социального равенства, третьи пытались совмещать обе эти идеи. Но во всех указанных случаях вдохновение и обоснование своей идеологии радикалы искали в примерах из родной истории имперского или советского периода.

Сегодня всё изменилось: православные националисты из «Памяти» и РНЕ, радикальные социалисты из НБП и АКМ остались в прошлом. Место баркашовцев и лимоновцев всё более уверенно занимают исламские радикалы, а вместо мечтаний о национальном возрождении и социальной справедливости звучат требования создания на территории России халифата и доминирования норм шариата (для начала – на территории отдельно взятых мусульманских субъектов РФ). При этом традиционный ислам отбрасывается в сторону как нечто чуждое, а иногда и прямо враждебное, а всё внимание адептов приковано к учению Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба и его современных последователей.

Оставим в стороне имена Тихомирова, Раздобудько, Двораковского и других террористов, известных нам по выпускам новостей. Кто они, рядовые адепты «русского ислама»?

 

Куда привели ниточки следствия

Осенью 2010 г. сотрудниками ФСБ была пресечена деятельность экстремистской группировки Рафаэля Исмаилова, на счету которой числится совершение теракта в Пятигорске в августе того же года. Часть боевиков-исламистов была уничтожена, часть арестована. Задержанные ваххабиты начали активно давать показания на подельников и единомышленников.

Так следствие вышло на жителя Нефтекумска по имени Али. На самом деле этим исламским именем называет себя 26-летний Олег Колосов. Из материалов следствия становится ясно, что ислам он принял во время прохождения службы в армии, а вернувшись домой, стал посещать нефтекумскую мечеть, где познакомился с братьями по вере из соседнего Дагестана.

В 2012 г. Олег женился на уроженке Кизлярского района Дагестана Тамум Курбановой. Знал ли парень о том, что Тамум является вдовой известного в республике боевика Юсупа Сулейманова, убитого федералами в августе 2010 г.? Согласно его собственной версии, нет, в реальности – неизвестно. По версии следователей, Колосов регулярно выезжал в Дагестан, где поддерживал контакты с радикальными единоверцами, снабжавшими его экстремистской литературой и символикой (которые Олег успешно распространял, в том числе и в расположенной на территории Нефтекумского района исправительной колонии).

В июне 2013 г. в доме Колосовых провели обыск, в ходе которого были изъяты самодельная ручная граната (так называемая «хаттабка»), а также указанные выше книги и атрибутика. Бывший Олег, а ныне Али, официально не признал принадлежность ему гранаты, заявив, что её подбросили в ходе обыска.

На минуту предположим, что произошедшее действительно было провокацией силовиков. Но разве Колосов принадлежал к движению пацифистов-хиппи? Отнюдь нет, а будучи «единобожником» (как любят именовать себя ваххабиты) он теоретически вполне мог готовиться и к более радикальным способам ведения джихада, чем пост и молитва.

Предчувствуя, что всё происходящее может закончиться для него печально, Колосов обратился за помощью к единомышленникам в весьма интересную дагестанскую структуру под названием «Правозащита».

 

Адвокаты дьявола из Дагестана

Название этой организации, базирующейся в Махачкале, говорит само за себя. Возглавляющие её Аиша Селимханова и Гюльнара Рустамова без устали уверяют широкую общественность в том, что никакого ваххабитского под-

полья на территории республики нет, зато имеет место тотальный беспредел силовиков в отношении мирного населения. Ранее Г. Рустамова была учредителем другой правозащитной организации – «Матери Дагестана за права человека», но вышла из её руководства и переключилась на работу в рамках «Правозащиты».

Говоря об обеих структурах, уместно вспомнить поговорку о том, что благими намерениями устлана дорога в ад. Так, по информации дагестанских СМИ, и «Матери Дагестана», и «Правозащита» были созданы с одной целью – как легальное прикрытие деятельности боевиков-исламистов, в том числе для оказания им юридической поддержки. А по данным силовых ведомств, обе правозащитницы (А. Селимханова и Г. Рустамова) являются родственницами Расула Макашарипова – одиозного лидера вооружённой группировки «Джамаат «Шариат», ликвидированного силовиками летом 2005 г.

Естественно, что руководство «Правозащиты» открещивается от любых контактов с ваххабитским подпольем (которого, по их мнению, просто не существует). Но вот факты свидетельствуют об обратном: в мае 2014 г. одна из активисток организации Зарема Багавутдинова была осуждена на пять лет лишения свободы за содействие террористической деятельности. Заключалось оно в том числе в вербовке боевиков для исламистского подполья и связях с «Буйнакским джамаатом». Кстати, это не первая судимость Багавутдиновой: ранее она уже была осуждена на четыре года за участие в преступном сообществе.

Вот такая странная «Правозащита». Примечательно, что встать на защиту осуждённой поспешили правозащитники-либералы из Международного центра «Мемориал». Один из них – Олег Орлов – прямо заявил в интервью порталу «Русская планета», что в «Мемориале» известно о принадлежности Багавутдиновой к салафитскому (ваххабитскому) движению. Но далее Орлов поёт давно знакомую нам либеральную песню о том, что с салафитами нужно вести переговоры, опираясь на действующие законы и конституцию.

Позиция примечательная, учитывая, что салафиты не признают российского законодательства. Тем не менее, когда это выгодно ваххабитам, они готовы апеллировать даже к светским законам, которые даны отнюдь не Всевышним. Что касается российских либералов, то они в очередной раз демонстрируют свою готовность сотрудничать с любыми врагами нелюбимой ими России, вплоть до религиозных фанатиков и рецидивистов, которых не прочь объявить «узниками совести».

 

Срок за «хаттабку»

Но вернёмся к Колосову. Несмотря на поднятый «Правозащитой» шум и утверждения, что истинный мотив преследования кроется в перемене подследственным вероисповедания, Олег-Али был признан виновным в незаконном приобретении и хранении оружия и осуждён на два с половиной года лишения свободы.

В декабре минувшего года Нефтекумский районный суд вынес приговор. А уже весной 2014 г. Колосов попытался выйти на свободу, подав кассационную жалобу, которая была оставлена без удовлетворения.

 

Религия, спорт и оружие

Не менее интересное дело рассматривалось весной 2013 г.

Курским районным судом Ставрополья. На скамье подсудимых – 28-летний русский мусульманин Олег Чепелев. Ислам он принял будучи студентом… Ставропольской медицинской академии. Этот факт можно считать показательным, так как он свидетельствует о наличии в столице региона активного ваххабитского подполья, активисты которого вербуют неофитов в студенческой среде. Как и в случае Колосова, имел место мусульманский брак (правда, с девушкой славянского происхождения, но также сменившей религиозные убеждения).

Переехав после окончания академии в ст. Курскую, Чепелев попал в поле зрения правоохранительных органов как проповедник радикальных исламистских идей. Беседы на религиозные темы Чепелев вёл как по месту работы (он арендовал кабинет в частной стоматологической клинике), так и во время тренировок по баскетболу в спортзале одной из местных школ. Заметим, что среди тренирующихся преобладали школьники младших и средних классов. Детская и подростковая психика – та «глина», из которой опытный «скульптор» может вылепить любое нужное ему изделие.

Проповедь не осталась незамеченной, и вскоре в домовладении русского мусульманина был проведён обыск, в ходе которого были обнаружены, в том числе, боевая ручная граната Ф-1 и осколочная граната РГД-5. Стандартный для ваххабитов набор верующего. Как тут не вспомнить приписываемую Аль Капоне фразу о том, что добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем одним добрым словом?

Итог: суд, признание виновным в незаконном хранении оружия и боеприпасов и приговор в виде одного года лишения свободы условно со штрафом в размере пяти тысяч рублей. По сравнению с Колосовым Чепелев отделался просто лёгким испугом...

 

Осторожно – секта!

Так кто же они, радикалы XXI века? Борцы за религиозную и политическую свободу? Или лица дезориентированные, утратившие корни, самосознание и пытающиеся любыми путями зарекомендовать себя в чуждом обществе новых единоверцев?

Специалисты склонны утверждать, что перед нами не что иное, как тоталитарная секта. А учитывая агрессивную фразеологию и готовность в любой момент взяться за оружие, эта секта представляет собой угрозу совершенно иного типа, чем ранее известные нам иеговисты, кришнаиты или мормоны.

В самом деле, адепты ваххабизма не стараются постичь ислам во всём его историческом развитии, ведь мусульманская культура настолько богата, что на её исследование не хватит и нескольких жизней. Русские ваххабиты вряд ли расскажут вам о том, какую роль сыграл ислам в сохранении античной философии и науки в средние века, им не знакомы имена суфийских учителей или европейских исследователей мусульманской традиции Рене Генона и Анри Корбена. Зато они чётко расскажут о том, что такое «ширк» (грех поклонения идолам, многобожие), согласно «Книге единобожия» аль-Ваххаба. (Для справки: под определение «ширк» подпадает абсолютно всё – начиная от установки памятников на могилах умерших до уважительного отношения к государственным символам).

«Многобожники» для ваххабитов – это не только христиане, но и мусульмане других течений ислама, признающие государственную власть и светские законы. Отсюда глубокая ненависть к муфтиям и имамам-традиционалистам и преклонение перед заезжими арабскими идеологами, якобы несущими слово Аллаха в том виде, в котором оно было дано Мухаммаду.

Каждый шаг ваххабита строго регламентирован, потому перебирающий чётки и бормочущий молитвы на не понятном ему арабском языке неофит-славянин отличается от твердящего «харе... харе...» сектанта-кришнаита готовностью уничтожить максимально большее количество идолопоклонников по первому требованию своего амира.

 

От джамаата до психбольницы

Итак, если ваххабизм – секта, то чем чревато пребывание в её рядах адептам? Клинический психолог, судебный психолог-эксперт Константин Небытов прокомментировал ситуацию так:

«Приёмы ведения переписки в Интернете и особенности литературы идентичны тем, что используются в тоталитарных сектах... Так, основное содержание книг направлено на жёсткую регламентацию повседневного поведения человека в основных социальных сферах. Присутствует резкое деление мира на «чистый»-«нечистый», «хороший»-«плохой». Предлагаемые догмы объявляются абсолютной, непререкаемой и вечной истиной. В качестве аргументов применяются индоктринизирующие утверждения в стиле «Только чистый ислам... Никакой больше религии не существует...».

Это и многое другое в итоге формирует отрицательное отношение ко всем другим общепринятым социальным, культурным и религиозным представлениям, даёт установку на изоляцию от полноценной общественной жизни. Происходит насаждение жёстких стандартов поведения с демонстрацией их «истинной» нормативности и утверждение необходимости полного самоотречения, смирения и беспрекословного послушания.

Следствием подобного воздействия на человеческую психику является факт радикального изменения личностной ориентации и поведения человека с изменением всего модуса прежней жизни и с проявлением признаков явного психологического изменения. Результатом подобного изменения является полное нивелирование индивидуально-психологических черт человека, разрыв между мышлением и способностью принимать самостоятельные решения, резкое снижение критичности мышления, наконец, десоциализация личности».

 

На что готов зомби?

Вывод специалиста прост: в результате психологического воздействия руководитель религиозной группы получает возможность использовать лиц, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию, в собственных интересах. Прошедшие обработку сектанты готовы идти на самые крайние меры для достижения целей, кажущихся личными, но на самом деле преследуемых лидером секты.

Весьма интересен в данном контексте коротенький текст, размещённый на страничке в социальной сети «ВКонтакте» молоденькой 18-летней неофиткой Мариам (ранее девушку звали Машей). Мариам рассказывает, как в процессе общения «один русский брат» (то есть русский мусульманин) на вопрос о том, зачем он, русский человек, принял ислам, даёт краткий, но показательный ответ: «А разве русские не хотят в рай?»

Итак, всё предельно просто: нет отсылок к жизненному опыту, рассказа о духовных исканиях, внятной аргументации выбора веры. Есть осознанное желание смерти и ухода в лучший из миров. Отсюда один шаг до готовности стать самоубийцей-шахидом. Потому не удивляет обнаружение во время обысков в домах русских ваххабитов оружия, боеприпасов, самодельных взрывных устройств; не внушают доверия россказни салафиток из «Правозащиты» и их коллег либералов из «Мемориала».

Ведь ваххабитские проповеди звучат в России уже не только из уст арабских эмиссаров и внимает им не только кавказская молодёжь. А многие новообращённые саиды, али и мариам, приводящие в действие взрывные устройства на улицах российских городов, при рождении были названы Александром, Олегом или Марией.

Ростислав ВОЛЬФ

Комментарии ()