еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Смерть в белом халате (№ 16 (225) от 22 апреля 2014 г.)

Традиционно считается, что профессия врача – не только самая гуманная, но и наиболее ответственная. Жизнь человека, находящегося на операционном столе, подобна тонкой нити: одно неловкое движение – и она будет оборвана раз и навсегда. Но если концы оборванной нити можно связать тугим узлом, то ценой медицинской ошибки обязательно становится человеческое здоровье, а часто и сама жизнь.

 

Несложная операция с трагическим исходом

Жалобы на краевую систему здравоохранения в редакцию «Ставропольского репортёра» поступают регулярно, в силу чего на страницах нашей газеты неоднократно появлялись публикации, рассказывающие о небрежности и преступной халатности сотрудников медицинских учреждений Ставрополья.

Некоторое время назад на стол редактора легла папка с документами, среди которых – медицинское свидетельство о смерти 43-летней пациентки Ставропольской краевой клинической больницы Альфиры Лесняк, выписанное в январе 2014 г.

Дочь умершей Виктория, обратившаяся в редакцию, не может сдержать слёз: она просто не понимает, как могло случиться, что её мать – ещё молодая и полная сил женщина – стала жертвой ошибки врачей, проводивших несложную гинекологическую операцию.

 

От операционной до реанимационной

Из рассказа девушки следует, что в декабре прошлого года врачами краевой клинической больницы была проведена плановая операция по удалению миомы матки – доброкачественной, нераковой опухоли.

«Мама сама поехала в больницу, и мы ждали её домой через несколько дней», – рассказывает девушка. Но домой женщина больше не вернулась: позже выяснилось, что в результате операции у пациентки оказалась повреждена тонкая кишка. Как следствие – распространённый перитонит (воспаление) и сепсис (заражение крови).

«Через два дня была сделана ещё одна операция с целью выявить источник сепсиса и перитонита, – продолжает Виктория, – но состояние больной только ухудшилось. Её перевели в реанимационное отделение, где она пробыла в общей сложности 20 дней. Последнее время мама находилась в состоянии комы. 13 января она умерла…»

 

«Её состояние от нас скрывали…»

Виктория уверена в том, что мать стала жертвой врачебной халатности. По словам девушки, от неё долгое время скрывали тяжёлое состояние матери. Узнать истинное положение вещей удалось буквально за несколько дней до смерти, когда сделать что-либо было уже невозможно.

«Мы знаем имена врачей, проводивших первую операцию, которая стала для мамы роковой. Именно после этой операции её и перевели в отделение гнойной хирургии», – рассказывает она.

Узнать, что стало причиной смерти, возможно, если ознакомиться с медицинской картой умершей. Но выдать на руки копию документа в больнице отказываются. По мнению родственников, это только подтверждает вину медиков, проводивших операцию. Иначе зачем было до последнего скрывать состояние женщины?

 

Следственная «карусель»

Желая узнать правду, Виктория обратилась с заявлением в Следственный отдел следственного комитета по Промышленному району Ставрополя. Но руководитель отдела подполковник С. Антоненко не нашёл ничего лучшего, как направить заявление девушки краевому министру здравоохранения В. Мажарову. В сопроводительном письме сказано: «Для рассмотрения по существу и проведения служебной проверки».

Так мы в очередной раз становимся свидетелями пресловутой «карусели», когда проверять сведения о возможном преступлении поручают руководителю ведомства, в рамках которого оно, согласно заявлению потерпевшей стороны, и произошло.

Будут ли установлены в ходе проверки признаки совершения преступления – вопрос. Родственники умершей в этом сомневаются, потому обращаются во все возможные инстанции, включая прессу. «Я хочу знать правду о смерти мамы», – говорит Виктория. И добавляет: «Виновные в её смерти должны понести заслуженное наказание».

 

А как на практике?

Как выяснилось в процессе работы над материалом, в своих поисках правды дочь Альфиры Лесняк не одинока: на сайты агентств, оказывающих услуги в области юридической консультации, регулярно поступают вопросы о том, могут ли родственники человека, умершего в стенах больницы, получить на руки его медицинские документы?

Практика показывает, что руководители медицинских учреждений предпочитают отвечать отказом на подобные запросы, страхуя, таким образом, больницу от скандала, а своих подчинённых – от возможных проблем с правоохранительными органами. Отказ мотивируется соблюдением положений федеральных законов «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» и «О персональных данных».

В большинстве случаев юристы дают следующий совет: если у вас возникли какие-либо подозрения, то необходимо обращаться в следственные органы. Что, собственно, и сделала Виктория.

Боль и горе людей, оказавшихся в подобной страшной ситуации, можно понять. Было бы крайне неразумным утверждать, что за каждой смертью на операционном столе стоит халатность или непрофессионализм, но ведь и такие случаи не являются единичными.

А что может быть страшнее убийцы в белом халате? Даже тот факт, что он убивает без всякого умысла, из непрофессионализма, не смягчает его вины.

Ростислав ВОЛЬФ

Комментарии (0)