еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Провокаторы из наркоконтроля – 2 (№ 12 (221) от 25 марта 2014 г.)

В прошлом номере «Репортёра», в материале «Провокаторы из наркоконтроля», мы рассказали о работе нескольких сотрудников пятигорского УФСКН, успешно «раскрывших» деятельность ОПГ, в создании которой предварительно приняли непосредственное участие. Но ещё до выхода этой публикации в редакцию газеты обратился мужчина, рассказавший о том, как он стал участником, а впоследствии и жертвой провокации, организованной сотрудниками наркоконтроля в Ставрополе. Изучив представленные им документы, мы смогли убедиться, что схема, по которой действуют оперативные работники УФСКН, в разных городах практически одинакова.

 

Как попадают на крючок

В начале января 2010 г. в поле зрения оперативных работников ставропольского наркоконтроля оказался 28-летний Иван Васильев. Наркозависимый, но не состоящий на учёте врача, он попался на распространении диазепама и фенобарбитала – сильнодействующих веществ, запрещённых к свободной продаже.

Разработкой Васильева занимались старший оперуполномоченный ставропольского наркоконтроля подполковник Вячеслав Буняев и оперуполномоченный Артём Багирян (участвовавший в оперативных мероприятиях в качестве закупщика). После проведения двух проверочных закупок 28 января 2010 г. Васильев был задержан оперативниками.

С учётом того, что статья, инкриминируемая Ивану, не относилась к категории тяжких, он вполне мог отделаться условным сроком. Но оперативники решили использовать попавшегося на мелочи наркомана с гораздо большей пользой. Совмещая угрозы «укатать по полной» с обещаниями «смягчения наказания», Васильеву предложили сливать информацию об известных ему наркоманах, что он и сделал, назвав имя и номер телефона своего знакомого Дениса Кораблева.

 

Продавцы и покупатели

При ближайшем знакомстве с личностью Кораблева поражаешься, насколько он напоминает героев нашей предыдущей публикации: страдающий эпилепсией хронический алкоголик, много лет стоящий на учёте в наркологическом диспансере. Учитывая, что манипулирование подобным человеком не составляет особого труда, для оперов он стал настоящей находкой.

В начале февраля 2010 г. Денису Кораблеву позвонил и предложил встретиться ранее незнакомый мужчина, представившийся Магомедом. Далее всё пошло по сценарию, написанному оперативниками: Магомед попросил Эдуарда помочь с покупкой наркотиков, тот согласился и уже при следующей встрече передал новому знакомому флакон дезоморфина, сам не подозревая, что стал участником проверочной закупки.

За первой закупкой последовала вторая. На этот раз на встречу с Магомедом пришёл уже знакомый нам Иван Васильев, в задачу которого входило передать закупщику свёрток с «товаром». Иван с первого взгляда узнал в покупателе оперуполномоченного Багиряна, задержавшего его месяцем ранее и предложившего взаимовыгодное сотрудничество.

 

Знакомые всё лица!

В течение февраля–марта 2010 г. Кораблев и Васильев трижды были участниками проверочной закупки. Но если первый находился в блаженном неведении, то второй знал, кто осуществляет покупку наркотических средств (дезоморфина, ацетилированного опия, экстракта маковой соломки), и был уверен, что таким образом добросовестно продолжает сотрудничество.

Руководил разработкой Кораблева знакомый Васильеву подполковник Буняев; в качестве понятых выступали лица, ранее игравшие аналогичную роль и в деле Ивана (так называемые «дежурные понятые»).

Если предположить, что Буняеву и Багиряну требовалось выяснить состав предполагаемой ОПГ, то делали они это очень странно: Буняев больше месяца рапортовал вышестоящему начальству, что закупка производится у двух «неустановленных лиц». И это при том, что один из участников проводимых ОРМ – Иван Васильев – был прекрасно известен органам наркоконтроля и лично ему, Буняеву. А данные на второго подозреваемого были получены напрямую от сотрудничавшего с полицейскими Васильева.

Тем не менее затягивать игру бесконечно не имело смысла, и 18 марта 2010 г. Кораблева и Васильева задержали. О чём думал в этот момент Денис – неизвестно, Иван же искренне считал себя ни в чём не виновным, верил в устные договорённости с оперативниками и был уверен, что действует в рамках закона.

Как выяснилось, зря.

 

Приговор и новое обвинение

28 апреля суд вынес Васильеву обвинительный приговор за незаконный сбыт сильнодействующих веществ: как и ожидалось, ему было назначено условное наказание.

К тому времени Иван, порядком напуганный всем произошедшим, решил завязать с наркотиками, найти работу и, как говорят в таких случаях, начать жизнь заново. Но в начале апреля на него уже было заведено новое уголовное дело, на этот раз по гораздо более тяжёлой 228 статье – «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств», 2-я часть которой (именно она инкриминировалась Васильеву и его сообщнику) предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 12 лет.

 

«С целью улучшения показаний…»

Дело, расследование которого было поручено старшему следователю ставропольского УФСКН капитану Марине Саламовой, оказалось не из лёгких. Да и как можно свести концы с концами там, где налицо явная провокация со стороны оперативных работников, усиленно пытающихся скрыть следы нарушения ими закона?

Например, согласно тексту обвинительного заключения, из показаний оперуполномоченного Багиряна следует, что с Кораблевым и Васильевым он познакомился только в марте 2010 г., что явно грешит не только против истины (ведь он участвовал в разработке Васильева ещё в январе), но и против логики (первую закупку у Кораблева он, Багирян, произвёл 15 февраля).

Пришлось сглаживать острые углы, подчищать нестыковки. В результате из дела был исключён эпизод продажи, сделанной в день задержания. Следователю пришлось признать тот факт, что этот эпизод не был направлен на изобличение преступников, а преследовал исключительно цель улучшения показателей раскрываемости преступлений.

Если бы капитан Саламова изучила дело внимательней, вникла во все подробности, то она могла бы сказать то же самое и о других эпизодах. Ведь перед нами наглядный пример того, на что идут сотрудники полиции ради улучшения служебных показателей.

 

За стенами СИЗО

В ноябре 2011 г. решением Промышленного районного суда Иван Васильев был задержан и помещён в СИЗО. Он уже понял, насколько серьёзные обвинения выдвинуты против него. Учитывая, что денег на оплату услуг адвоката у него не было, Иван решил самостоятельно доказать провокационную роль, сыгранную в его деле Буняевым и Багиряном.

Казалось бы, восстановить истину легко: следователю достаточно всего лишь поднять материалы предыдущего уголовного дела и приговор Васильеву от 28 апреля 2010 г., обратить внимание на имена и даты – и всё встанет на свои места! На том же настаивал и начальник 4 отдела следственной службы УФСКН по Ставрополю С. Дружинин, вынесший в июне 2012 г. постановление о возвращении дела Саламовой для производства дополнительного следствия.

В октябре 2012 г., после 11-месячного пребывания в ставропольском следственном изоляторе, суд изменил Иван меру пресечения на подписку о невыезде. Решение беспрецедентное, если учесть степень тяжести статьи и тот факт, что суды на Ставрополье редко меняют вынесенную ранее санкцию на арест.

Но в феврале 2013 г., с началом судебных разбирательств, Васильева снова вернули в СИЗО.

 

«5 лет лишения свободы»

Судья Промышленного суда А. Бондаренко, вопреки очевидным фактам, не нашёл в действиях оперативников признаков провокации. Он просто проигнорировал такой нюанс, как упомянутый выше приговор, отклонив ходатайство об истребовании и исследовании материалов дела, возбуждённого ранее в отношении подсудимого Васильева.

Не смутило суд и то, что, согласно заключению психолого-психиатрической экспертизы, подсудимый Кораблев страдает органическим расстройством личности и поведения, которое ограничивало его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых им действий (проще говоря, для совершения провокации наркополицейские выбрали психически больного человека).

В итоге оба подсудимых получили реальные сроки: Васильев 5 лет, а Кораблев 5 лет 6 месяцев колонии строгого режима.

 

Провокаторов – к ответу!

Находясь в изоляторе, Иван продолжал доказывать очевидную подставу со стороны сотрудников наркоконтроля. Действия наркополицейских стали главным аргументом при написании апелляционной жалобы и дополнений к ней.

В январе 2014 г. он узнал о решении, вынесенном судебной коллегией Ставропольского краевого суда. В полученном им апелляционном определении было указано, что суд принял во внимание доводы, изложенные в жалобах осуждённых, в том числе обратил внимание на провокацию со стороны Буняева и Багиряна, их личную заинтересованность в исходе рассматриваемого дела.

Как следует из апелляционного определения, ранее вынесенный приговор подлежит отмене, а уголовное дело – возвращению в прокуратуру.

Означает ли это, что в деле окончательно поставлена точка? Отнюдь нет, ведь оправдательный приговор ещё не вынесен, а само дело будет рассмотрено заново, с учётом всех ранее не исследованных обстоятельств.

От того, насколько добросовестно это будет сделано, зависит не только окончательное оправдание обвиняемых, но и выявление в действиях Буняева и Багиряна нарушений действующего законодательства, а также ответственность, которую они должны понести.

Учитывая, что незаконные методы работы всё чаще берутся на вооружение сотрудниками правоохранительных органов, хочется адресовать господам из УФСКН риторический вопрос: не слишком ли буквально они понимают смысл понятия «контроль за оборотом наркотиков»? И не пора ли от контроля перейти к борьбе с наркопреступностью? Может быть, тогда на смену хитроумным провокациям придут реальные дела, которые существенно улучшат показатели раскрываемости преступлений.

Ростислав ВОЛЬФ

Комментарии ()