еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Осталось догнать Грузию – и тогда заживём!

Современная мировая экономика полна секретов и загадок. На минувшей неделе большинство граждан России – речь о вполне здоровых и образованных – взволновало решение Всемирного банка, поставившего нашу страну на 28-е место по «благоприятным условиям ведения бизнеса». Больше всех радовался этому министр Максим Орешкин. Наверное, больше других понимает, о чём речь. Нам-то кажется, что бизнес у нас не в почёте. Даже премьер Медведев объявил о начале процесса «регуляторной гильотины» – это чтобы очистить российский бизнес от тихого ужаса, в котором он пребывает. И где без «крыши», как раньше, тяжело было выжить.
Но вернёмся к рейтингу Всемирного банка. Это очень важно. Даже президент Путин упомянул о нём на недавней встрече в Сочи с руководителями африканских стран. Заявил, что Россия заняла 28-е место, вытеснив государство Маврикий. Правда, Маврикий переместился на 13-е. Но самое фантастическое и невероятное – мы оставили позади и гигантскую мировую фабрику КНР, Францию, Швейцарию и даже Японию!
Так за что же нам такая везуха?

 

Для начала о чём на самом деле взахлёб говорят Орешкин и разного рода комментаторы. Приведём неполный перечень показателей, по которым ставится рейтинг стране. Это регистрация предприятий, получение разрешения на строительство, подключение к электросетям, регистрация собственности, получение кредитов… И прочие мелочи, которые отслеживаются чиновниками Всемирного банка по официальной госотчётности. По этой самой отчётности нищая Грузия стоит на 7-м месте.

Так и чудится, что составители рейтинга – чиновники Всемирного банка - явно сидят на коксе или крепком алкоголе. Факт в том, что с 2006 г. Грузия взлетела в их глазах на 105 мест вверх -  со 112-го до 7-го. Но не прибавилось ни богатства, ни счастья. Реальный уровень доходов на душу в кавказской стране как был, так и остался во второй сотне стран мира. Несмотря на бурный рост бумажного благополучия грузинского бизнеса реальные доходы в стране так и болтаются на одной отметке с 2010 года. Грузины по-прежнему в 14 раз беднее жителей США, с которыми в нынешнем году делят соседнюю строчку в «почётном» табеле.

Вот и Россия за последние годы тоже изрядно продвинулась в этом загадочном рейтинге. В 2006 г. мы были на 166-м месте, сейчас 28-е. И если нашему бизнесу, по версии Всемирного банка, за эти годы стало так хорошо, почему в середине 2000-х он бурно рос, а сейчас – вымирает?

Если в 2016 г. в РФ было 269 тыс. малых предприятий, к концу 2018 г. осталась 251 тысяча. Причём самая мощная волна вымирания за последние 10 лет по «малышам» прокатилась именно в прошлом году, когда их число убавилось сразу на 6%. То есть бизнесу в РФ стало до того легко, что он начал испаряться на глазах.

Вот ещё о развитии нашего частного бизнеса. 12 лет назад доля госсектора в экономике была менее 25%, сейчас превысила половину. Ещё важнее такие цифры. Если взять все доходы населения РФ, окажется, что за 15 лет доля доходов от какого бы то ни было предпринимательства в этом общем котле упала ровно вдвое! Сейчас такая статья, как «собственный бизнес», даёт жалкие 7% от всех денег, которые зарабатывает население. Зато зависимость от государства год от года растёт.

Доля всяческих социальных выплат в том же котле за те же годы вымахала в 1,5 раза и достигла 20%. То есть со всяческих пособий население получает почти втрое больше, чем от работы на себя собственным горбом. Какие при таком раскладе мечты о собственном бизнесе?

Давайте по-настоящему, а не через наркотические испарения чиновников Всемирного банка сравним разные показатели разных стран. Возьмём для начала самый что ни есть Дикий Запад. Знаете, какова доля малого бизнеса в экономике США? В этой стране 29 млн компаний, 98% из них – бизнес малый и средний. Это по числу. А по доле в ВВП у «малышей» – 45%. То есть более 28 млн человек – классические предприниматели, открывшие собственное дело. Это каждый шестой среди трудоспособного населения!

Правда, 23,8 млн человек в этой стране – то, что у нас называют самозанятые – работают на себя, в одиночку. В целом же малый бизнес там даёт ровно половину рабочих мест, обеспечивает ровно треть экспорта. Что интересно, судя по цифрам, людям есть, зачем рисковать. Богатеют на собственном деле не все, но хотя бы шансы выжить хорошие. По статистике, 78% новых компаний из области малого бизнеса в США существуют больше года, примерно треть проживает 10 лет и дольше.

Но это на Диком Западе. А в старой доброй Европе доля мелкого бизнеса и того выше. В Германии он даёт 54% ВВП, 63% рабочих мест. Всего в этой стране 2,46 млн предпринимателей, из которых 2 млн – микробизнес. Совместными усилиями они дали работу 28, 95 млн человек. Правда, европейская специфика в том, что процент желающих рискнуть с собственным делом куда ниже, чем в США. В ФРГ – 43 млн экономически активного населения, то есть в собственный бизнес подался только каждый 17-й.

Вообще, если взять в целом по миру, крупный бизнес даёт 42% ВВП планеты, мелкий и средний – 58%. Среди развитых стран больше всего доля «малышей» у Италии, которая, между прочим, отстала от нас в рейтинге Всемирного банка. Там у них 68% ВВП и 80% рабочих мест.

Что на этом фоне у нас? Скажем прямо, цифры – будто из Средневековья. Какие там половина ВВП или каждый шестой, рискнувший с собственным делом. Только в феврале 2019 г., впервые в новейшей истории, Росстат рискнул открыть данные по реальной доле в нашей экономике малых и средних предприятий (МСП). Оказалось: позорнейшие 21,9% на фоне 45% – в США и 54% – в Германии. Ещё в 2012 г. президент в одном из посланий требовал довести эту долю минимум до 40%.

ЗА ЭТО время наши мелкие и средние частные компании трудоустроили 19 млн человек. Негусто  – лишь четверть экономически активного населения. Что касается доли предпринимателей от числа населения, тут вовсе гордиться нечем. В лучшем случае 3%! На всю громадную страну 20 тыс. средних компаний, 264 тыс. – малых. По плотности МСП на каждые 100 тыс. населения мы почти впятеро уступаем Чехии, в 3,4 раза – Швеции, втрое – Испании, вдвое – Польше.

Спрашивается, с какого перепоя готовит рейтинг Всемирный банк, что вообще он считает? Как может российский бизнес дышать легче итальянского и японского, когда у нас кредиты малому бизнесу если и выдают, то под 15–17% годовых? Для справки: в ЕС средняя стоимость кредитов для «малышей» – 3, 84%. При этом многие страны дают уйму льгот, в том числе по кредитам, особенно новому бизнесу, которому тяжело встать на ноги.

В Швеции с Данией людей, способных открыть новое дело, ценят настолько высоко, что каждому новоявленному предпринимателю государство предлагает личного куратора. Он поможет разобраться в ворохе положенных льгот, даст советы, бесплатную юридическую помощь и пр. Там правительства делают всё, чтобы новые малые компании выжили, потому что каждая – это новые рабочие ­места.

Наши же Орешкин и Силуанов денег «малышам» если дадут, то только содрав три шкуры. Кураторы свыше у нас – это вам не Дания: если придут, разве только с проверкой и штрафом, а то и посадят. Вот и падает в России с 2013 г. общий объём кредитов малому и среднему бизнесу. На пике, в 2013-м, «малышам» удалось выбить кредиты на 7, 8 трлн руб., к 2015 г. объём упал до 5 трлн руб., сейчас едва поднялся до 6 триллионов. По сути, он откатился на уровень восьмилетней давности, и это без учёта инфляции.

С налогами у «малышей» вообще беда. Согласно недавним исследованиям, Россия вошла в число 25 стран с самой высокой реальной налоговой нагрузкой на бизнес. В среднем по миру государство забирает у компаний 41% прибыли, в РФ – более 50%. Это полбеды. Налоговая нагрузка на фонд оплаты труда у нас оказалась в 2,3 раза выше среднемировой – это самая чувствительная статья: чем меньше компания, тем больнее. Вот почему в РФ такой огромный процент серых зарплат.

Налоговая политика правительства по отношению к «малышам» – особый бред. На фоне того, что дают бюджету нефтегазовые и прочие сырьевые супергиганты, доля МСП ничтожна. От крупных компаний госбюджет получает 78% дохода. От малых предприятий – только 10%. Тем не менее реальная налоговая нагрузка на малые и средние предприятия выше, чем на крупные: в процентах у них отбирают намного больше. Эту политику нельзя объяснить никаким здравым смыслом. Если только реальная цель – не полное уничтожение как «малышей», так и предпринимательской инициативы народа как таковой.

С этой задачей правительство явно и успешно справляется. При этом не забывая обслуживать российских миллиардеров, которые и командировали их в состав правительства Медведева. Говорят, что им разрешили не платить транспортный налог на ввозимые яхты, самолёты и вертолёты. Похоже, нашим владельцам всего этого дорогущего барахла служат и чиновники Всемирного банка.

На фото: Министр Максим Орешкин.

 

www.argumenti.ru

Комментарии ()