еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Секретные переговоры без прессы: что выпрашивали бывшие кандидаты у Путина

После оглашения результатов выборов президента Владимир Путин встретился в Кремле со всеми кандидатами – конкурентами на прошедшем голосовании. Часть встречи прошла «под камеру», но основное время – больше двух с половиной часов – встреча была закрытой. И никто из участников не стал комментировать её содержание. Мы обратились к Сергею БАБУРИНУ. И он открыл нам завесу тайны.

– Сергей Николаевич, пишут, что Путин сделал всем вам некие кадровые предложения. Грудинину якобы предложил стать министром сельского хозяйства.

– Бред полный, он никому предложений не делал. Мы дружно посмеялись над запросом Сурайкина сделать всех нас членами Совета Федерации. Грудинин напомнил, что получил больше всех голосов после Путина. Я добавил, что его сразу нужно назначать председателем правительства. Каждый говорил о своём.

С каждым он беседовал отдельно. Наиболее мелкотравчатыми показались мне Собчак и Грудинин. Собчак постаралась обязательно в присутствии прессы, когда её уже выгоняли, всучить Путину список политзаключённых, больше у неё никаких вопросов не было.

У Грудинина тоже был один вопрос. Причём когда закрытая часть встречи началась, Путин сказал: «Вам слово первому, господин Грудинин». Тот отбился, сказав, что «старейшина у нас Жириновский». А когда дошло до него, прозвучала единственная просьба: «Помогите закрыть 6-7 уголовных дел, которые идут сейчас по совхозу и часть из которых пущены в ход ещё до выборной кампании». У него не было других проблем.

Я начал говорить о русском выборе, о духовных ценностях, о евразийской интеграции. О том, что мы проседаем и скоро профукаем Казахстан, Белоруссию, Украину. Условились, что я всё же сделаю для президента отдельную письменную записку и мы встретимся отдельно, у меня есть что предложить.

Это всё выдумки журналистов, что Явлинский озвучил какие-то идеи по Украине. Наоборот, когда Явлинский стал упрекать Путина по Донбассу, тот его прямо спросил: «Хорошо, ваши предложения по Украине какие? Как вы видите решение?» И Явлинский замолчал. Он кому-то что-то предлагал? Никому! Хотя нет, предлагал всем объединиться и работать во благо России. Красиво, хорошо, правильно.

– А что Жириновский? Он же самый пострадавший в этой истории.

– Жириновский говорил больше всех, но прежде всего о себе великом. Он толком ничего не просил и не предлагал. Говорил о своём опыте, сколько раз он уже был кандидатом.

– О премьер-министре что говорили?

– Никто даже не заикался. Мне, честно говоря, эта тема тоже была безразлична. У меня оснований интересоваться, кто будет премьером, не было.

– Да, Сергей Николаевич, юмор спасает вас всю жизнь.

– А что делать? Я ж никогда не скрывал, что для меня почти чудом была сама регистрация. Администрация отомстила. Что меня поставили последним, я воспринимаю только как месть Суркова. Потому что я появился без их приглашений.

– А Титов что-нибудь просил по бизнесу, по экономике?

– Он и Явлинский говорили по экономике. О том, что нужны другие приоритеты. Я поддержал, поскольку получилось, что выступал последний. Но Путин отметал все их инициативы. Он предложил ещё раз провести общую встречу по экономике, где будут представлены альтернативные программы. Потом Титов отдельно говорил о предпринимателях, незаконно находящихся под судом, под стражей, и передал по ним документы президенту.

– Говорили об Украине, Донбассе?

– Да, конечно. Я сказал, что надо принимать решение и признавать Донецкую, Луганскую и Приднестровскую Республики. Это Путин никак не комментировал. Но тянуть нельзя, потому что сегодняшняя дурацкая ситуация не может длиться долго. Президент согласился отдельно встретиться со мной по этому вопросу.

– Уже интересно. Сергей Николаевич, а по Сирии Путин говорил что-нибудь?

– По Сирии возразил Явлинскому, который заявил, что это война никому не нужная. Мы с Жириновским поддержали президента. А я подчеркнул, что по Сирии наша стратегическая задача – сохранить базы и перевести ситуацию в формат политического внутреннего реформирования. Путин не прокомментировал, но кивал. Жириновский сирийскую операцию поддержал.

– Скажите, а по Скрипалю и по Трампу глава государства что-нибудь говорил? С Америкой война будет?

– Нет, эта тема особенно не звучала. Но звучало, что у нас есть все основания стабильно обеспечивать безопасность.

 

www.argumenti.ru

 

Комментарии (0)