еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Русских – в правовое поле России

Газета «Ставропольский репортёр» посвятила около 100 публикаций анализу положения русского населения на Северном Кавказе. Создание по заданию В. Путина Федерального агентства по делам национальностей является подтверждением того, что национальный вопрос в России остаётся серьёзным фактором угроз стабильности государства и его целостности.

Самой большой проблемой является отсутствие правового статуса русского народа. Как следствие, российское казачество также оказывается вне правового поля Закона о репрессированных народах, принятого в 1992 году.

Более двадцати лет правящая и научная элиты находятся в поиске решения национального вопроса в России, отказывая в правовом статусе самому многочисленному русскому народу, несмотря на то, что он составляет 80% населения страны. («Путин о национальной политике»).

 

Кто такие – русские?

Определение понятий «русский народ», «русские» в правовом или этническом аспектах является предметом острых дебатов не только в научном дискурсе, но и между различными течениями русских патриотических общественных движений и организаций.

Так, например, русские национал-демократы (К. Крылов, Е. Холмогоров и др.) со своими сторонниками научно обосновывают необходимость наделения русских государствообразующим статусом (см. журнал «Вопросы национализма»). Свою позицию русские государственники данного направления аргументируют европейским опытом просвещённого национализма, а также положениями международного права, по которому моноэтнической считается страна, в которой однородное по этническому составу население составляет 70 и более процентов.

Их оппоненты – сторонники отечественного современного евразийства, пропагандирующие «имперскую форму» российской государственности – считают обоснованным и необходимым использование понятия «русский татарин», «русский чеченец», «русский еврей» и так далее.

По мнению идеологов евразийства, наделение русских этнической правосубъектностью, и тем более «русским» субъектом федерации, грозит России обострением межнациональных отношений с её последующей дезинтеграцией. К этому направлению с некоторыми оговорками можно отнести известного геополитика А. Дугина, редактора газеты «День» А. Проханова и других.

Несмотря на концептуальное мировоззренческое расхождение научной и политических платформ евразийцев с либеральными апологетами формирования т.н. российской идентичности (россиян), они смыкаются в отрицании наделения русского народа как отдельной этнической категории конституционным статусом.

По этому признаку т.н. «плавильные котлы» народов и этносов по американскому типу или современная трактовка формирования «имперского народа» России отличаются только по названию котлов и фамилиям «костровых».

 

Куда подевался носитель русского языка и культуры?

Либеральный идеолог «российской идентичности», директор института этнологии и антропологии РАН академик В. Тишков в 2000 писал: «…дебаты о «русскости» (вымирание, уникальность, величие) способствуют эмоциональной и политической солидарности некоторой части населения, которое считает себя русскими, но радикально раскалывает страну по основному этнокультурному разделу». Российскому академику не пристало 80% населения страны называть «некоторой частью». А в первом номере «Вестника российской нации», вышедшем в 2008 году, в статье «Нация и национальная идентичность в России» В. Тишкову принадлежит следующее определение современной российской государственности:

«Россия – национальное государство с многоэтничной российской нацией, основу которой составляют русская культура и язык, в которую входят представители других российских национальностей (народов)». Но если русская культура и язык признаются академиком за основу «российской нации», то почему «некоторая часть населения», называющая себя русскими, раскалывает страну именно по этнокультурному признаку?

Ещё один образец «академической» логики.

Если применить формулировку В. Тишкова к Израилю, многонациональному или «полиэтническому» (по Тишкову) государству, в котором, как и в России, 80% населения составляет его «государствообразующий», или «основной», народ» – евреи, то получится:

«Израиль – национальное государство с многоэтничной израильской нацией, основу которой составляют еврейская культура и язык (иврит), в которую входят представители других израильских национальностей».

Есть культура, есть язык, но нет их носителя. Высока вероятность того, что такая формулировка, предложенная Кнессету, позволила бы израильским депутатам обвинить российского академика в антисемитизме. («Русские на Северном Кавказе: мифы и реальность»).

 

Стратегия русского вымирания

Полное отсутствие не только конституционного, но и любого правового статуса русского народа в России и, как следствие, любых федеральных государственных программ по его поддержке позволяет закладывать неутешительные для русских прогнозы в государственных документах.

«Стратегия социально-экономического развития Северного Кавказа до 2025 года», инициатором которой стал экс-полпред Президента Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе А. Хлопонин, содержит следующий пассаж (Распоряжение Правительства РФ от 06.09.2010 N 1485-р Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года):

«…при всём разнообразии возможных сценариев развития этнодемографической и миграционной ситуации русские останутся в Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской Республиках, а также в Республике Северная Осетия-Алания весомой этнокультурной компонентой вплоть до 2025-2030 годов...».

То есть речь о русских как о реальном модернизационном и управленческом ресурсе в национальных республиках уже не идёт. Также кавказская «Стратегия…» России фактически не предполагает в перспективе наличия русского населения на территориях Ингушской и Чеченской Республик, а также в Республике Дагестан даже в качестве «этнокультурной компоненты». Государственные мужи не ведают, что творят («Кто мешает плохому танцору?»).

Возращение Крыма в состав России и объявление политического курса «Русской весны» в непризнанных Донецкой и Луганской Республиках на юге Украины вновь заставляет возвращаться к проблеме дерусификации Северного Кавказа. Приобретение Россией «русского пространства» на территории славянской Украины не компенсирует исчезновения русского населения в национальных республиках не менее геополитически важного для государственности России её северокавказского региона. («Третья Чеченская или первая Дагестанская?»)

За этот период русское население сократилось в Чеченской Республике на 230 тыс.чел., а его доля в общей численности населения республики с 23% до 1,5%, в Республике Ингушетия до 1%, в Республике Дагестан на 45 тыс.чел (с 9% до 4,7%), в Карачаево-Черкесской Республике на 22 тыс.чел. (с 58% до 44%), в Республике Северная Осетия-Алания на 24 тыс.чел (с 29% до 23%), в Кабардино-Балкарской Республике на 14 тыс.чел. (с 32% до 23%), в Республике Адыгея на 4,4 тысячи (с 68% до 64%).

По экспертным оценкам, в настоящее время отток русского населения составил более полумиллиона человек при дальнейшем росте общей численности населения республик. Более точные подсчёты затруднены в связи с прекращением фиксации национальности в статистических отчётах миграционной службы России.

Сергей ПОПОВ, государственный советник РФ 2 класса

Продолжение в следующем номере.

Комментарии (0)