еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Политики за решёткой

На протяжении 2014 г. на страницах «Репортёра» неоднократно освещались громкие судебные процессы и резонансные уголовные дела, заведённые в отношении известных в крае чиновников и политиков. При этом наше издание далеко не всегда поддавалось лихорадящим общество настроениям, предпочитая проводить собственный анализ и делать выводы, порой идущие вразрез с общим мнением.

Несмотря на то, что ажиотаж вокруг того или иного уголовного дела со временем утихает, мы продолжаем следить за ходом следствия или процессом обжалования уже вынесенных судебных решений и информировать об этом наших читателей. Итак, кто из ставропольских политиков, находящихся по ту сторону тюремной ограды, ждёт вынесения приговора или надеется на смягчение своей участи в новом 2015 году?

 

Что ждёт Бестужего?

Вне всякого сомнения, наиболее известным ставропольским политиком, оказавшимся на скамье подсудимых, остаётся бывший глава администрации краевого центра Игорь Бестужий. Его процесс длился более года, в июле 2014 г. судья Октябрьского районного суда Н. Просвирина вынесла приговор: 9 лет колонии строгого режима со штрафом в 500 млн рублей.

И вот в декабре в Ставропольском краевом суде началось рассмотрение апелляционных жалоб осуждённого и его адвокатов. Защитники говорят о полной невиновности клиента, о давлении, оказываемом как на бывшего чиновника, так и на главного свидетеля обвинения – Л. Козлова (бывшего общественного помощника Бестужего), о провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Защитники обращают внимание на разницу в показаниях ключевых свидетелей по данному делу – Леонида Козлова и Нины Крайтор. Первый давал весьма противоречивые показания на разных этапах следствия, а в суде первой инстанции вообще пользовался копией собственных допросов, при этом запутавшись окончательно. Что касается Н.Крайтор, то от дачи показаний в суде она отказалась, а те, что были получены в ходе следственных действий, были зачитаны не в полном объёме.

Теперь Н. Крайтор будет допрошена повторно. А вот ходатайство защиты о вызове в суд и допросе Козлова было отклонено.

Сомнения вызывает и сам факт задержания Козлова, который, согласно официальной версии следствия, должен был передать деньги Бестужему. Почему следователи решили прервать успешно проводимый эксперимент? Не потому ли, что глава администрации вполне мог отказаться от предлагаемой взятки? А для привлечения его в качестве обвиняемого вполне достаточно показаний бывшего помощника?

Без ответа остаётся ещё один немаловажный вопрос: входило ли выделение пресловутого земельного участка в сферу должностных полномочий обвиняемого? Если нет, то впору говорить о правильности квалификации совершённого преступного деяния, а соответственно, и о более мягком наказании.

Но там, где защита видит грубейшие нарушения, судьи таковых не усматривают: большая часть ходатайств, заявленных в ходе декабрьских заседаний, была отклонена. Впереди у бывшего сити-менеджера – неизвестность…

 

Карцер для депутата

Не менее резонансное дело сегодня находится на рассмотрении в Октябрьском районном суде, где в ближайшее время должен возобновиться процесс над депутатом Ставропольской краевой Думы Антоном Дубровским. Ещё на стадии предварительного следствия «Ставропольский репортёр» освещал подробности этой неприглядной для всех её участников истории (публикации «Тайны депутатской переписки» и «Дело Дубровского: слово стороне защиты»).

Кратко напомним, в чём же обвиняется скандальный депутат. А. Дубровский был взят под стражу в сентябре 2013 г. Уголовное дело против него было заведено по ст. 132 УК – «Насильственные действия сексуального характера». Широкий общественный резонанс вызвал тот факт, что потерпевшей на момент совершения преступления было всего 17 лет…

Своей вины депутат не признавал ранее, не признаёт и сегодня. По его словам, всё произошедшее между ним и потерпевшей носило характер добровольной интимной связи. В качестве доказательства сторона защиты предъявляет полную версию скандальной переписки, которую преступник и жертва вели в сети Интернет. Однако появление данной улики следственные органы ничуть не смутило. Скорее, наоборот: к уже имеющимся обвинениям добавились и другие – в понуждении к действиям сексуального характера и вовлечении в занятие проституцией.

Защита депутата неоднократно заявляла о многочисленных нарушениях, допущенных в ходе ведения следствия, о давлении, оказываемом как на самого Дубровского, так и на его адвоката. Тем не менее следствие было окончено, а дело передано в суд.

Правда, на первом же заседании вышел казус: судья С. Гусева не сочла возможным рассматривать уголовное дело по существу и удовлетворила ходатайство защиты о его возвращении в краевую прокуратуру. На первый взгляд могло показаться, что суду стали очевидны все те нарушения, о которых долго и безрезультатно говорила сторона защиты. Но сбыться надеждам адвокатов было не суждено: вынесенное в стенах Октябрьского суда решение было немедленно обжаловано прокуратурой в краевом суде.

В ходе судебного заседания, прошедшего накануне Нового года – 29 декабря, судья О.Михайлов вынес решение вернуть дело на рассмотрение обратно в Октябрьский суд, а заодно продлил арестованному депутату срок содержания под стражей до марта. Последнее, по словам адвокатов подсудимого, недопустимо и является нарушением законодательства.

30 декабря, то есть уже на следующий день после вынесения решения краевого суда, находящийся в ставропольском СИЗО А. Дубровский был помещён в карцер. Что именно послужило причиной резкого изменения условий содержания – пока не известно, но новогодний подарок от тюремной администрации приятным не назовёшь. Вот что написал сам депутат в письме адвокату, копия которого была передана в редакцию: «Я помещён в карцер на 15 суток с целью оказания давления… Условия содержания – помещение 4 кв.м, 15 градусов тепла, синтетическая роба, запрет на всё… Всё это только для того, чтобы сломить мою волю к победе. За 1 год и 4 месяца у них это не вышло. Не выйдет и теперь».

Итак, Новый год депутат встретил в условиях более чем спартанских. Слушания же должны возобновиться в самое ближайшее время. Вот только на официальном сайте Октябрьского суда в разделе «Судебное делопроизводство» фамилии Дубровского читатель не найдёт: с некоторых пор вся информация оказалась засекречена.

 

Маршрут «Кисловодск – Владикавказ»

Ещё один ставропольский политик встретил Новый год в следственном изоляторе Владикавказа. Речь идёт о Максиме Клетине, заместителе главы Кисловодска и потенциальном кандидате на должность городского сити-менеджера. О его задержании, больше напоминавшем похищение в стиле 90-х, а также последовавшей вслед за этим информационной кампании по дискредитации перспективного политика, мы рассказывали в статьях «Политическая паутина Кисловодска» и «Кисловодский спрут сжимает объятия».

Слушания по делу М. Клетина начались в декабре 2014 г. в Советском районном суде Владикавказа. Как уже писали СМИ, он обвиняется в совершении группового разбойного нападения, в результате которого четверо злоумышленников завладели автомобилем потерпевшего. Преступление было совершено в феврале 2000 г., что придаёт сюжету особую остроту: срок давности по инкриминируемой статье должен истечь буквально через месяц, и этот факт определённо заставлял следственные органы работать ускоренными темпами. Но, как гласит поговорка, быстро только кошки родятся. В итоге следователи предпочли банально проигнорировать алиби подозреваемого, нестыковки в показаниях потерпевшего, а также путаницу, возникшую в ходе процедуры опознания.

Судья В. Дзиццоев также вынужден работать с ускорением. С одной стороны – поджимают сроки. Но с другой – невозможно не обратить внимание на грубые нарушения, допущенные в ходе проведения следственных действий. Чем, к примеру, объяснить тот факт, что судья отказал адвокатам обвиняемого в проведении предварительного судебного слушания, в ходе которого сторона защиты готовилась заявить ряд ходатайств об исключении из материалов дела доказательств, полученных с нарушением требований закона? Только нежеланием в эти нарушения углубляться и принимать соответствующие решения.

В начале декабря состояние здоровья Клетина резко ухудшилось, в связи с чем он был переведён в больничный стационар, а судебные разбирательства на время приостановлены. В конце месяца слушания возобновились. На повестке дня оказываются вопросы, крайне неприятные для следствия. Например, какие показания дают двое его предполагаемых подельников, осуждённых в 2000 г. и уже успевших выйти на свободу? И что сделано для установления личности и задержания четвёртого нападавшего?

С учётом поджимающих сроков процесс обещает быть коротким. А значит, в ближайшее время мы узнаем о том, как сложится судьба ставропольского политика, в карьере которого усиленно пытаются поставить точку.

Подводя промежуточный итог, стоит заметить: из трёх описанных уголовных дел именно последнее вызывает наибольший скепсис в плане чистоплотности расследования и виновности обвиняемого. Об этом мы писали неоднократно. Что же касается Бестужего и Дубровского, то при внимательном ознакомлении с аргументами защиты впору вспомнить о принципе презумпции невиновности, согласно которому, все возникающие сомнения трактуются судом в пользу обвиняемого, а не наоборот. К тому же, неизвестно, какие подводные течения могут открыться при более тщательном изучении всех обстоятельств и документов.

Лица, о которых шла речь, далеко не единственные из касты чиновников, кто стали героями криминальной хроники, и будьте уверены, всё ещё продолжают ими оставаться. Ведь вынесенные в будущем судебные решения ещё привлекут внимание прессы. Мы же со своей стороны обещаем информировать читателей о неожиданных поворотах в судьбах высокопоставленных арестантов.

Комментарии ()