еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Восемь процентов - ещё не победа!

В минувший четверг на Ставрополье побывал федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов, который днем ранее был зарегистрирован кандидатом в Президенты России. Как следствие - это первый визит в наш регион лица, претендующего на высший государственный пост. Несмотря на плотный график поездки, уполномоченный нашел время, чтобы ответить на ряд вопросов, озвученных «Ставропольским репортёром».

Партийные будни: от выборов до выборов

Посещать Ставропольский край с политическими целями уполномоченному по защите прав предпринимателей и председателю «Партии Роста» не впервой. Напомним: в июле 2016 г. он приезжал в краевой центр, где провел встречу с представителями предпринимательского сообщества, а также принял участие в региональной партийной конференции. Оба мероприятия прошли аккурат в канун подготовки к осенним парламентским выборам, в которых «Партия Роста» впервые принимала участие.

Несмотря на то, что появление новой политической силы было с энтузиазмом воспринято определённой частью населения, реальность не оправдала ожиданий: в сентябре после подведения итогов выяснилось, что структура бизнес-омбудсмена показала более чем скромный результат, получив всего 1,29% голосов (на Ставрополье этот процент оказался еще ниже общероссийского). Что касается выборов в краевую Думу, то «Партия Роста» не смогла в них участвовать по причине отказа в регистрации, полученного от регионального избиркома, выявившего высокий процент недостоверных подписей, собранных в поддержку списка кандидатов. Ситуация оказалась вдвойне неприятной, учитывая тот факт, что ранее федеральный руководитель официально заявлял о том, что поставил перед местными партийцами задачу получить на региональных выборах не менее 15% голосов. Но, как выяснилось, не судьба...

Возвращение уполномоченного

График февральского визита Б. Титова оказался весьма насыщенным: омбудсмен посетил на КМВ рынок «Лира», заводы «Стрижамент» в Ставрополе и «СтавСталь» в Невинномысске. А также встретился с губернатором Владимиром Владимировым.

Нашел омбудсмен время и для общения с представителями предпринимательских кругов. Правда, большинство присутствовавших прибыли скорее с целью рассказать о собственных проблемах, чем выслушать выступление кандидата в президенты, чьи предвыборные тезисы оказались озвучены лишь в самых общих чертах.

Возможно, что всему виной лаконичность и недостаток времени, но прошедшее мероприятие оставило больше вопросов, чем ответов. Фразами о том, что малый и средний бизнес в России переживают далеко не лучшие времена, Америки никому не откроешь. Что предлагают в сложившихся непростых условиях «Партия Роста» и её лидер? В чем их принципиальное отличие от других политических сил и кандидатов в президенты? Это мы и попытались выяснить у Бориса Юрьевича.

Цель – создание сильного среднего класса

- Возглавляемая вами «Партия Роста» позиционирует себя «либерально-консервативной» структурой. Так кто лично вам ближе идейно – консерваторы или либералы? Какие положения вашей предвыборной программы носят консервативный, а какие – либеральный характер?

- Мы либералы в экономике и консерваторы в политике. Считаем важными политические свободы, но стабильность и свободы экономические для нас гораздо важнее. Исходим из того, что сначала надо создать мощный средний класс, который станет надежной опорой реальных демократических перемен и свобод. Поэтому либеральная часть – это, безусловно, наша экономическая программа, а что касается политической программы, то она консервативна.

- На последних парламентских выборах «Партия Роста» набрала немногим более 1% голосов. При этом в ходе избирательной кампании упор делался на работу с представителями бизнес-сообщества. Не пришло ли время расширить социальную базу ваших избирателей? На какой процент голосов рассчитываете сейчас?

- Мы считаем, что у нас очень широкая социальная база, которую составляют все экономически активные граждане страны. Это так называемые «синие» и «белые» воротнички, индивидуальные предприниматели, самозанятые, работающие пенсионеры. Одним словом, те, кто занят в частном секторе, а это многие миллионы людей. На предстоящих выборах наш целевой показатель, к которому стремимся, – набрать восемь процентов голосов избирателей.

- Вы неоднократно подчеркивали (и об этом, в частности, говорится в программных тезисах «Партии Роста»), что демократическим преобразованиям в обществе обязательно должен предшествовать рост экономики. Почему эти процессы не могут проходить параллельно? Или, по вашему мнению, рост экономики вполне может сопровождаться дальнейшим завинчиванием гаек? Не окажется ли это в итоге чревато социальным взрывом?

- Процессы и будут идти параллельно, просто пусковым механизмом для демократических свобод станет именно рост экономики, а не наоборот. Бедные люди всегда озабочены прежде всего своим выживанием, им не до возвышенных идей. Поэтому бедность – питательная среда для популистов всех мастей, и, совершая радикальные демократические преобразования в бедном обществе, на выходе всегда существует угроза получить левую или националистическую диктатуру. Так, например, на смену февралю в 1917 году пришел октябрь. Но стало ли в итоге больше свобод в стране? Нет, их стало существенно меньше, чем было при царе.

В современном мире подсчитано, что демократические преобразования становятся успешными при ежемесячном уровне доходов граждан от 1500 долларов. Тогда люди начинают ответственно относиться к своему выбору, ведь им есть что терять. Согласитесь, России пока до этого уровня дохода далеко. Вот наша цель как раз достичь его. Повысить уровень жизни в стране за счет создания новых производств, новых рабочих мест с высокой производительностью и высокой зарплатой, создать массовый средний класс. Только в этом случае демократические преобразования будут необратимыми.

Что же до социального взрыва, то он возможен как раз в переходный период, когда средний класс уже набирает силу, но общественные изменения не успевают за ним. Ни к чему хорошему подобная ситуация не ведёт. Эту детскую болезнь радикализма и поиска простых решений надо своевременно преодолеть.

Как заставить закон работать?

- В 2016 году было принято решение пленума Верховного суда РФ, в рамках которого судам разъяснялось, что в отношении предпринимателей по определенному перечню составов преступлений не может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Речь шла об избрании альтернативных мер - залога, домашнего ареста, подписки о невыезде. Но предпринимателей все равно продолжают помещать в СИЗО. На ваш взгляд, почему это происходит, причем безнаказанно для людей в погонах? К тому же, по большому счету, ст. 299 Уголовного кодекса «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела» фактически не работает...

- Всё зло исходит от правоприменительной практики по 159 ст. УК РФ «Мошенничество». Следователи и судьи исходят из того, что подследственные после предъявления обвинения перестают быть предпринимателями, а становятся мошенниками. Конечно, это чистой воды демагогия, имеющая под собой, грубо говоря, классовую неприязнь.

Менять надо и саму статью, и правоприменительную практику, и процесс вынесения судебных решений. По ст. 159 необходимо, чтобы общий состав, по которому сейчас идет основная масса обвиняемых, имел небольшой максимальный срок наказания, а специализированные составы - большой, тогда как сейчас все обстоит наоборот. По особо крупным суммам ущерба следует ввести суд присяжных. Также необходимо запретить одному и тому же судье выбирать меру пресечения и выносить приговор. Если говорить о самой мере пресечения в виде заключения под стражу, то она должна избираться только с согласия прокуратуры.

Что до безнаказанности, то и тут дела медленно, но верно сдвигаются с мертвой точки. Есть у нас в УК 169 статья, которая раньше не работала – «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности». Так вот если раньше число дел по ней в год можно было посчитать на пальцах одной руки, то сейчас оно приближается к сотне. Поэтому на месте потенциальных коррупционеров я бы трижды подумал над своими действиями. Наше государство долго запрягает, да быстро едет.

- 26 сентября прошлого года в Ставрополе прошла брифинг-встреча с федеральным омбудсменом по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, Александром Хуруджи, на которой были озвучены резонансные дела, связанные с незаконным преследованием бизнесменов. В конце встречи прозвучало, что обо всех ставропольских делах будет доложено вам лично. Это было сделано? Если да, то к каким выводам вы пришли, изучив документы?

- Обо всех делах А. Хуруджи мне доложил. Все обращения зарегистрированы и находятся в работе или у регионального уполномоченного по защите прав предпринимателей Кирилла Кузмин, или непосредственно у Александра Хуруджи. Особенно большое внимание уделяем делам Александра Козлова (ООО «ЭколоГ») и Андрея Фомина (ООО «Дом») – ярким случаям, когда обычные хозяйственные споры из-за наличия властного ресурса переводятся в уголовную плоскость. Минимум - считаем необходимым добиться изменения меры пресечения для А. Козлова, максимум - стремимся прекратить оба уголовных дела как необоснованные.

Итак, главная цель кандидата – реформы в условиях политической стабильности. Учитывая, что их программа разрабатывается на базе экспертной площадки, именуемой «Столыпинский клуб», несложно догадаться, кто является для новых реформаторов наиболее авторитетной фигурой российской истории. Вот только сможет ли лидер этой команды встать вровень с таким монолитом, каким был Петр Аркадьевич Столыпин? Последний, к слову, вряд ли ставил перед собой задачу заручиться поддержкой 8% избирателей. Ведь для победы декларируемого курса этого будет определенно недостаточно.

 

Комментарии (0)