еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Урок на раздевание

Новостью рунета № 1 на прошлой неделе стал околопедагогический скандал, разразившийся в Омске. Здесь учительницу истории, 26-летнюю Викторию Попову, уволили (вернее, вынудили написать заявление об уходе по собственному) за фотосессию в купальнике в стиле пин-ап.

Дело в том, что девушка преподавала историю семи-, восьми- и девятиклассникам в местной школе № 7. А в свободное от работы время проходила обучение и подрабатывала фотомоделью в агентстве для плюс-сайз-моделей. Одной из её съёмок стала фотосессия для магазина одежды, где Виктория предстала в закрытом купальнике в образе американской барышни 50-х годов прошлого века. В соцсетях она никак не афишировала своё хобби, но фото (замечу, весьма удачные, качественные, сочетающие в себе одновременно чувственность и целомудренность) выложила на своей страничке в Инстаграме владелица модельного агентства. И понеслось…

Много шума из ничего

В школе и городском отделе образования посчитали, что «историчка»  нарушила кодекс профессиональной этики педагогов и разразились громогласным заявлением, что  преподаватели не имеют права делать настолько фривольные фото. И, тем более, выкладывать в свободный доступ. В общем, Виктории указали на дверь, милостиво разрешив уйти по собственному, дабы не портить трудовую книжку. Каким-то образом эта нелепая ситуация стала достоянием общественности. Возможно, сама жертва педагогической травли поделилась этой историей с журналистами, возможно, её коллеги.

В общем, увольнение за фото в купальнике произвело эффект разорвавшейся бомбы. В масс-медиа поднялась настоящая буря, общество разделилось на два непримиримых лагеря. Одни с пеной у рта доказывали, что такой «срамнице» нет места в школе да и вообще в педагогике. Другие не менее рьяно и остервенело отстаивали точку зрения, крича, что в фотографиях пикантного содержания ничего такого аморального нет. Мол, это вам не пуританский СССР, где от одного вида полуобнажённого тела у людей случалась кондрашка. Шумиха явно вышла за пределы Омска, так как к дискуссии присоединились звёзды шоу-бизнеса, работники федеральных структур, общественные деятели и даже политики.

Дело дошло до того, что некоторая часть педагогической общественности устроила  в Instagram своеобразный флеш-моб в защиту коллеги: учителя со всей России начали размещать в соцсети свои снимки на пляжах и не только.

Закончился этот переполох вполне предсказуемо: местные власти быстренько поменяли свою точку зрения о допустимости-недопустимости поведения педагога и пригласили Викторию вернуться к преподавательской деятельности хоть в родную школу, хоть в любую другую по выбору. Причём предложение было сделано не абы кем, а самим министром образования Омской области Татьяной Дерновой.  «У нас были некоторые вопросы для обсуждения, сейчас они решены. Виктория Попова вернётся в свой коллектив. Выйдет на работу не с завтрашнего дня лишь по одной причине - при увольнении ей был произведён полный расчёт с компенсацией за неиспользованный отпуск. Для того чтобы ей не пришлось возвращать начисленные и полученные деньги, Виктория Попова приступит к работе в этой же самой школе 15 августа, после того как у неё закончится отпускной период», -  пояснила госпожа министр.

         Такой стремительный разворот мнения на 180 градусов – с чистоплюйского  на волюнтаристский - весьма показателен для наших чиновников от педагогики, которых простейшая ситуация, не стоящая выеденного яйца, загоняет в такой глухой тупик, из которого они могут выбраться только с потерями. Ментальными и репутационными. Ибо сначала показать себя полными ханжами, подвергшими остракизму «заблудшую душу», а потом, до дрожи испугавшись шумихи,  заявить: ой, ошибочка вышла, недоразумение, никакой скверны в поведении «исторички» и в помине не было, как-то несолидно. И не по-взрослому. И вызывать может только кривую усмешку – вы уж сначала определитесь с собственными моральными критериями, а потом шашкой машите.

Если нельзя, но очень хочется…

         С одной стороны, ещё лет 25-30 назад появление где-то на страницах газеты или журнала фото УЧИТЕЛЯ в неглиже даже представить было невозможно. Кодекс профессиональной этики чтили и зубрили почище Устава КПСС.

C другой стороны, Виктория Попова, как говорится, свято выполняла другую заповедь – инструкцию премьер-министра Дмитрия Медведева. Который в 2016 году во время общения с участниками форума «Территория смыслов» предложил учителям ради более высоких доходов сменить профессию и уйти, например, в бизнес.  Ну или сочетать эти два вида деятельности. Тогда, помнится, глава кабмина выразил уверенность, что современный преподаватель способен не только получать зарплату по расписанию, но и, цитирую,  «как-то иначе зарабатывать».

Вот омская учительница, чтобы самостоятельно обеспечить себе достойный уровень существования, раз уж государство не в состоянии этого сделать, и начала зарабатывать «как-то иначе», отдав предпочтение модельному бизнесу. А почему бы нет? Разве он постыднее или хуже любой другой коммерции? Не на панель же пошла, не в стриптизёрши, не бутылки по кустам собирать и сдавать в пункт приёма стеклотары (хотя в последнем виде заработка тоже ничего постыдного для человека, желающего обеспечить себе кусок хлеба, одновременно очистив окрестности от мусора, не вижу).

         Даёт кАрова мАлАко

Но, как говорится, всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Это я, как человек, получавший и среднее школьное, и высшее институтское еще в СССР,  об уровне современного образования в России в целом и о месте учителя и в этой сфере, и в плане социально-морального статуса, в частности. Про уровень образования, которое реформаторы от педагогики свели к тупой зубрёжке и долбёжке без малейшего пространства для мысли и творчества уже писано-переписано.

Учебниками, в которых тьма тьмущая ошибок, начиная от географических, математических и заканчивая элементарными орфографическими, сейчас никого не удивишь. Потому что пишет эти «труды» ныне кто попало без должного уровня знаний и квалификации, но с нужными связями в профильных кругах. И они, эти «связи», способствуют тому, что такие вот горе-буквари и принимаются в качестве учебной литературы, включённой в образовательные программы. Ну а что? Автору – гонорар, чиновнику-лоббисту – откат. А школьникам вовсе и не обязательно точно знать, какова длина Волги. Не помрут и без этих знаний.

Забавно наблюдать и реакцию тех самых чиновников от педагогики, когда их, пардон, в очередной раз тычут носом в лужу, указывая на вопиющие ляпы в учебниках. Вот как, например, оправдывает учебники-«недоросли», в которых ошибка на ошибке ошибкой погоняет, действительный государственный советник РФ, кандидат педагогических наук Маргарита Леонтьева: «Если же в тексте мы находим «кАрова», в рисунке перепутаны восток и запад, длина Волги не та, которая нам известна, то это не ошибки учебника, а ошибки тех, кто делал этот учебник, получив авторскую рукопись».

О как ловко! Во всём виноват стрелочник. То есть типографский наборщик. Так что ли? Даже комментировать подобное заявление, как и всякую нелепицу, желания нет, как нет и желания напоминать статс-даме, что, вообще-то, в цивилизованном мире принято вычитывать и цензурировать свёрстанную версию любой книги. Тогда и не будет на её страницах ни «кАров», ни «мАлАка», ни путаницы в частях света.

 Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста

         Такая же удручающая картина, на мой взгляд, с местом и ролью учителя в современном обществе. Пример, образец, непререкаемый авторитет, законно занимающий свой пьедестал  – увы, эти характеризующие термины уже в прошлом. Вольно и непринуждённо, а порой даже разнузданно  в школьных стенах стали чувствовать и вести себя не только педагоги, но и ученики. Интернет пестрит роликами, в которых то педагоги, закрывшись в учительской так бурно что-то отмечают, что вечеринка начинает попахивать оргией. То учительница кроет площадной бранью и таскает за вихры школяров. То они, издеваясь и измываясь над учителем, чуть не пинками выбрасывают его из класса. И позволяют давать оценки внешним, умственным и прочим данным педагога, используя  откровенно непарламентские выражения. Такой вот, образно говоря, разгул демократии и плюрализм мнений.

Кто в этом виноват? На мой взгляд, система. Государственно-чиновный менталитет. Который звание учителя нивелировал до понятия «поставщик образовательных услуг», то есть нечто среднее между гувернанткой и репетитором. Прислуга, в общем. Результат плачевный: учителя старой закалки, увы, вымирают, а молодёжь идёт за профессией «педагог» по остаточному принципу.  Причин полно: во-первых, мизерная зарплата, во-вторых, уже твёрдо усвоенная во время собственной учёбы установка, что учитель – это обслуживающий персонал. И его можно легко и свободно по матушке послать, коль чем не угодит. Стерпит, не барин. Да и от самого человека с указкой  крепкое словечко и запах вчерашнего перегара  услышать – ничего удивительного. Каких хороших манер и безупречности поведения можно ожидать от прислуги?  Которая, к тому же, так и норовит «уйти в бизнес», то давая платные уроки, то участвуя в фэшн-проектах.

Так что уж точно, лицезрение классной преподавательницы, позирующей  в неглиже, купальнике или вовсе в полуобнажённом виде в фривольных позах, уважения ей как педагогу в глазах тинейджеров не прибавит. Как бы кто ни тщился доказать обратное.

Комментарии (0)