еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Ударим мусоросжиганием по коронавирусу и бюджету

По мере того как ситуация с коронавирусом становится более-менее понятной и прогнозируемой, а динамика её развития позволяет надеяться на относительно благоприятный исход, возникает целый ряд других вопросов. Прежде всего необходимо решить, как жить дальше, как возрождать изрядно потрёпанную коронавирусом экономику, развитие каких её отраслей поддержать в первую очередь, как бороться с массовой безработицей. Этот перечень можно продолжать и дальше. Но и так ясно, что проблем возникает очень много. При этом и варианты их решения предлагаются самые разнообразные, вплоть до экзотических.

Госкорпорации пытаются сделать сказку былью

Не так давно своё видение борьбы с последствиями коронавирусной инфекции предложил тройственный союз, состоящий из госкорпораций Ростех, Росатом и ВЭБ.РФ. Уподобившись трёхглавому змею Горынычу из русских народных сказок, эта троица стала настойчиво проталкивать идею очистительной силы огня. Конечно же, не любого его проявления, а только того, что полыхает в топках мусоросжигательных заводов. Согласно представленным ими расчётам, отечественная промышленность сможет получить 459 млрд рублей дополнительных инвестиций, что позволит сформировать в России новую отрасль с высоким экспортным потенциалом. В дополнение ко всему будут созданы тысячи рабочих мест, так необходимых для снижения уровня безработицы.

Но, для того чтобы всё это свершилось, необходимы какие-то сущие «пустяки». Прежде всего, в дополнение к уже строящимся пяти мусоросжигательным заводам по всей территории нашей страны необходимо построить ещё минимум 25 заводов, затратив на эти цели порядка 600 млрд рублей. Дороговизну процесса сжигания бытовых отходов следует рассматривать в качестве досадного недоразумения. Как и высокую цену, которую необходимо будет заплатить за получаемую на мусоросжигательных заводах электроэнергию.

Выход из затруднительного положения предложен довольно оригинальный. Для начала процесс термического обеззараживания коммунальных отходов предложили назвать «энергетической утилизацией». Причём не просто назвать, но и закрепить этот термин законодательно, что и было сделано в декабре 2019 года. После этого основную часть затрат по сжиганию мусора (а это, к слову сказать, не менее 67 % от их общего объёма) отнести на выработку так называемой «зелёной энергии», которую обязать по повышенным тарифам приобретать отечественным промышленным предприятиям. Чтобы никто из представителей бизнеса не смог увильнуть от сомнительного предложения, «Ростех» разработал комплекс мер господдержки запуска и реализации проектов, в том числе с применением механизма договоров о предоставлении мощности на оптовом рынке электроэнергии, механизма расширенной ответственности производителей, а также других мер поддержки.

С этими новыми мусоросжигательными заводами вырисовывается очень интересная картина. Госкорпорации настойчиво продвигают не самую экологичную, но в то же время самую дорогостоящую технологию утилизации бытовых отходов. При этом, чтобы представить её в глазах своих сограждан не такой пугающей, специально под неё подгоняют законодательные нормы. А получаемую в результате так называемой «энергетической утилизации» электроэнергию заставляют втридорога приобретать отечественной промышленности, которой сейчас в условиях пандемии коронавируса и так приходится несладко. Если это не сказочное свинство, то тогда что же это такое?

 

Лукавство цифр и никакого мошенничества

На что же рассчитывают Ростех, Росатом и ВЭБ.РФ, ввязываясь в авантюру со строительством заводов по сжиганию отходов? Ответ на этот вопрос несложно получить, если вспомнить, что в соответствии с нацпроектом «Экология» и проводимой с января 2019 года реформой отрасли обращения с отходами к началу 2024 года на переработку и вторичное использование должно будет направляться не менее 36% бытового мусора, т. е. примерно в пять раз больше, чем в настоящее время.

Выйти на такие показатели за оставшиеся три года нереально. И тогда решено было перейти к реализации «плана Б». С помощью «энергетической утилизации» намереваются ежегодно перерабатывать до 18 млн тонн мусора, что составляет порядка 25% от общего объёма образующихся отходов. Первый из запланированных 25 заводов предполагают построить до конца 2022 года. Если ничто не помешает реализации намеченных планов, то с процентами перерабатываемых отходов всё будет в порядке. Правда, по заверениям экологов, могут возникнуть другие проблемы. На что у инициаторов мусоросжигательного проекта имеется свой ответ. «Когда проблемы возникнут, тогда и будем думать, как их решать», – вероятнее всего, так можно его сформулировать.

Доказывая правильность выбранного ими пути, в «Ростехе» приводили различные аргументы. Один из них сводился к тому, что «строительство заводов позволит предотвратить возникновение более 80 новых мусорных полигонов, закрыть 25 действующих и сохранить около 60 тыс. га земель». И вот здесь в самый раз вспомнить, что, по данным Росприроднадзора, в настоящее время российские свалки занимают 4 млн гектаров. Нам же обещают за 600 млрд рублей очистить от мусора менее 1% территории, занятой мусорными полигонами.

При таком раскладе трудно согласиться с тем, что нам предлагают оптимальный вариант решения мусорной проблемы.

 

Когда в товарищах согласья нет

Если внимательно посмотреть документы, относящиеся к проводимой мусорной реформе, то несложно заметить, что ключевым моментом в них является раздельный сбор отходов. Не сжигая и не закапывая в землю, а извлекая из мусора вторичное сырьё, чтобы затем направлять его на переработку и получение полезных изделий, можно и природу сохранить, и деньги заработать. Минприроды уже подготовило дорожную карту по внедрению раздельного сбора коммунальных отходов в России. Осенью текущего года министерство намеревается внести поправки в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» с тем, чтобы в нём было закреплено понятие «вторичные ресурсы» и установлены соответствующие требования к ним.

Но неожиданно выяснилось, что у Роспотребнадзора имеется свой собственный взгляд на вторичные ресурсы. Недавно ведомство, возглавляемое Анной Поповой, предложило приостановить раздельный сбор мусора. По мнению санитарных врачей, в условиях эпидемии коронавируса из-за того, что пациенты с лёгкими формами COVID-19 лечатся на дому, любой утилизированный предмет может быть опасен для здоровья персонала предприятий твёрдых бытовых отходов. Если в этом заочном споре последнее слово окажется за Роспотребнадзором, то это нанесёт серьёзный удар по набирающей обороты мусорной реформе. Могут оказаться напрасными затраченные силы и немалые средства, с помощью которых наших сограждан приучали к самой идее раздельного сбора отходов. Это будет серьёзный удар по экологической безопасности. Причём вернуть ситуацию в нормальное состояние одними лишь ссылками на злополучный вирус уже вряд ли получится.

Пока что правительство одобрило разработанный проект федеральной схемы обращения с бытовыми отходами и намеревается осенью утвердить её. Об этом 27 апреля 2020 года заявила вице-премьер российского правительства Виктория Абрамченко. И, если за оставшиеся несколько месяцев ничего неожиданного не произойдёт, раздельный сбор коммунальных отходов по-прежнему останется одним из приоритетов мусорной реформы.

 

Идеи фонтанируют, а свалки всё растут

Но не только на федеральном уровне бушуют такие «мусорные страсти». Ставропольский край, который в пилотном режиме одним из первых испытал на себе все прелести реформы системы обращения с отходами, не перестаёт удивлять своими новаторскими подходами. Вполне возможно, что на руководство края так повлияла высокая оценка, данная главой Минприроды России Дмитрием Кобылкиным. А может быть, имеет место высокая собственная самооценка. В любом случае таким количеством «мусорных идей» может похвастаться далеко не каждый субъект Федерации.

С одной стороны, краевые власти вроде бы как нацелились на сортировку мусора и извлечение вторичных ресурсов. Осенью прошлого года за счёт федерального и немного краевого бюджетов были приобретены две мусоросортировочные линии общей стоимостью 112 млн рублей. Правда, и здесь не обошлось без конфуза. При попытке краевых депутатов и чиновников посмотреть, как на ООО «Эко-Сити» работает одна из таких линий, их просто не пустили на территорию полигона. На этом проверка эффективности мусоросортировки завершилась.

Но поиски способов решения проблемы продолжились. 4 марта 2020 года губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров провёл в Москве переговоры с руководством компаний «Авеню Групп» (Москва) и «Оувелл» (Южная Корея) на предмет строительства линии по переработке мусора. Бизнесмены заверили, что технологии будущего предприятия позволят региону сократить объём захоронения отходов на 90 %.

10 марта глава региона встретился с представителями швейцарской компании «Sulzer Chemtech», пообещавшей построить на Ставрополье завод по переработке отходов растениеводства в биоразлагаемый пластик. Как нетрудно догадаться, никаких дальнейших действий от этих инвесторов пока что не последовало.

Тем временем мусорная реформа на Ставрополье приобретает всё более удивительные очертания. В частности, в окрестностях Кисловодска появились так называемые площадки для временного хранения отходов, очень напоминающие банальные мусорные свалки. Точно такая же свалка вскоре появится возле посёлка Чкаловского, что недалеко от города-курорта Ессентуки. А руководство Пятигорска радостно потирает руки, надеясь, что ему от «Ростеха» перепадёт новый мусоросжигательный завод.

А пока жители региона будут приходить в себя после длительной самоизоляции, вполне вероятно, что эти опасные и дорогостоящие проекты всё-таки удастся реализовать.

Причём сделано это будет из самых благих побуждений, которыми, как известно, не всегда в правильном направлении дорога вымощена.

Комментарии ()