еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

У вас здесь мамонт не проходил?

Некоторые действующие законы таковы, что трактовать их можно двояко. В ряде случаев такая трактовка позволяет накладывать на граждан всё новые и новые финансовые обязательства, причём далеко не копеечные. Так, с недавних пор для получения разрешения на строительство коммерческой недвижимости со ставропольских застройщиков требуют документы, подтверждающие отсутствие на месте будущего строительства костей динозавров или античных памятников культуры. В противном случае собственнику угрожает потеря права распоряжаться земельным участком.

Законы резонансные и не очень

Порой только диву даёшься работоспособности наших законодателей! Складывается впечатление, что новые правовые акты в Госдуме подготавливаются со скоростью горячих пирожков у хорошей хозяйки, ведь ежегодно на рассмотрение депутатов представляются сотни законопроектов. К счастью, далеко не каждый из них в итоге ложится на стол президента.

Правда, работа некоторых вступивших в силу законов с первых шагов начинает давать сбои. Вспомним знаменитый «пакет Яровой», вызвавший бурные протесты сотовых операторов: их совокупный ущерб в случае его полной реализации должен исчисляться миллиардами рублей. В итоге в правительстве пообещали подкорректировать ряд положений скандального пакета, но вступление в силу обещанных изменений раз за разом откладывается.

Другие законы годами могут находиться в состоянии своеобразного анабиоза. Но как только возникает логичный вопрос, зачем же такой законопроект был принят, он начинает работать на полную катушку, да ещё такими темпами, что попавшие под его действие граждане мгновенно оказываются в центре всеобщего внимания. Так произошло с печально известными поправками в Уголовный кодекс, касающимися оскорбления чувств верующих. Приняты они были ещё в 2013 году, но заработали в полную силу лишь спустя три года, да так, что мама не горюй: суды стали десятками штамповать обвинительные приговоры выявляемым богохульникам.

Резонанс от последствий принятия того или иного правового акта может быть различным. Например, на ужесточение уголовного законодательства российское общество реагирует моментально и весьма бурно, что вполне объяснимо: за каждым подобным нововведением рано или поздно следует возбуждение уголовных дел по новым составам преступлений.

С гражданским законодательством всё обстоит гораздо сложнее. До поры до времени вносимые поправки могут не ощущаться вовсе. Но это ровно до тех пор, пока чиновники на местном уровне не начнут трактовать их под себя. И вот тогда мало не покажется никому, ведь подобные инициативы в итоге коснутся любого.

От вопросов экологии к проблемам археологии

Возьмём, к примеру, Градостроительный кодекс, где чёрным по белому прописаны документы, необходимые для получения разрешения на строительство. Здесь не всё так просто, как кажется на первый взгляд! «Ставропольский репортёр» уже неоднократно писал об инициативах некоторых особо ретивых чиновников в погонах и без таковых, навязывающих застройщикам прохождение так называемой «экологической экспертизы», цель которой – доказать отсутствие на месте будущего строительства залежей полезных ископаемых (см. публикации «Когда мнение превыше закона» и «Странная принципиальность городского прокурора»).

Касательно городов-курортов КМВ это требование выглядит логичным, но только до определённой степени. В конце концов, нельзя же ставить на одну плоскость, например, территорию Кисловодского курортного парка и жилые кварталы города с расположенными здесь многоквартирными домами (где ни одна экспертиза так до сих пор и не выявила подземных хранилищ нарзана, нефти или газа)? К тому же, прохождение экологической экспертизы – процедура не бесплатная, стоимость её составляет от 50 тыс. рублей и более (в зависимости от проектируемого объекта). И если руководитель крупной коммерческой структуры не задумываясь отсчитает требуемую сумму, то представитель мелкого бизнеса может призадуматься, стоит ли ему связываться со столь дорогостоящим проектом.

А на следующем этапе оформления разрешения на строительство ему предстоит столкнуться с прохождением ещё одной экспертизы – историко-культурной, или, как её метко окрестили представители архитектурного сообщества, «экспертизы костей мамонта».

Культурное наследие под охраной чиновников

Прохождение историко-культурной экспертизы взялось не с пустого места: объекты, для которых она необходима, прописаны в федеральном законе «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ», который был принят в далёком уже 2002 году и призван регулировать отношения, связанные с сохранением, использованием и популяризацией объектов культурного наследия, особенности владения, пользования и распоряжения ими, а также общие принципы государственной охраны.

О том, насколько специфически ставропольские чиновники понимают положения этого закона, можно говорить долго. Например, осенью прошлого года всероссийскую огласку получило сообщение, что в краевом центре был снесён объект культурного значения, который горожане связывают с именем легендарной сестры милосердия, георгиевским кавалером Риммой Ивановой.

Но пока одни должностные лица такие объекты сносят, другие стараются (или только делают вид) выявить новые и взять их под охрану. Приносит ли эта работа должные плоды – не известно, тем не менее осмелимся предположить, что количество древних захоронений, найденных в ходе строительных работ, приблизительно равно количеству нарзанных источников, обнаруженных при аналогичных обстоятельствах.

Заметим, что до недавнего времени прохождение такой экспертизы при строительстве коммерческой недвижимости не являлось обязательным. Не в последнюю очередь это связано с тем, что действие указанного закона распространялось главным образом на имеющиеся на Ставрополье памятники истории, которые хорошо известны и внесены в специальный список, утверждённый приказом краевого министерства культуры. Перечень этот периодически обновляется, но стоит ли искать в каждом строительном котловане следы древних цивилизаций? Ситуация изменилась после внесения ряда поправок в Градостроительный кодекс. Заметим, что прямого указания на обязательное проведение историко-культурной экспертизы в них нет, но инициатива на местах не заставила себя долго ждать.

Прокуратура в поисках артефактов

Любую ситуацию, как известно, можно довести до абсурда. Например, с началом года прокуратура Кисловодска активно обращается с исковыми заявлениями в суд, ходатайствуя об отмене разрешений на строительство, ранее выданных городским управлением архитектуры. Причина – отсутствие в разрешительной документации результатов культурно-исторической экспертизы. То есть застройщик не представил сведений об отсутствии на его участке следов стоянки древних кочевников или костей доисторических животных.

Справку о том, были ли они некогда там обнаружены, можно получить в Управлении Ставропольского края по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия. Но как показывает практика, в выдаваемом документе зачастую значится, что нужных данных в ведомстве нет, то есть запрашиваемый участок не внесён в упомянутый выше список памятников культурного наследия. А раз не внесён, следовательно, нужны доказательства отсутствия там возможных стоянок, например, кроманьонцев. И тут в дело вступает прокуратура, заявляя о необходимости проведения соответствующих исследований.

Как и в случае с экологической экспертизой, все расходы снова ложатся на заказчика. Цена вопроса колеблется: в Ставрополе её стоимость может составить порядка 100 тыс. рублей, в Волгограде – от 50 тыс. и выше; некоторые частные московские экспертные учреждения запрашивают 400 тыс. рублей, но это цены столичные, жители нашего региона их не потянут. Тем не менее, учитывая степень аппетитов, ожидать можно чего угодно, вплоть до рекомендаций сдавать документы в заранее оговорённое учреждение.

Ждать ли нам реквизиций?

На сегодняшний день для строительства объектов индивидуального жилого строительства процедура несколько упрощена, и прохождение «экспертизы костей мамонта» здесь пока не требуется. Подчеркнём: не требуется ровно до тех пор, пока кому-нибудь из должностных лиц не придёт в голову очередной способ взимания мзды с населения. Вот тогда при упоминании суммы с пятью нулями за голову схватятся уже физические лица.

И это не единственное обстоятельство, вызывающее опасения. Настораживает, например, требование органов прокуратуры запретить любые сделки с объектами, не прошедшими историко-культурную экспертизу. Например, в одном из исковых заявлений, направленных в кисловодский городской суд, заместитель прокурора П. Кузьменко просит запретить не только осуществление строительных работ, но и совершение любых сделок с земельным участком и расположенными на его территории объектами недвижимости.

Обращает на себя внимание тот факт, что участок находится в частной собственности, не является предметом залога, на него не наложен арест. Тем не менее собственник фактически может лишиться права им распоряжаться. Сама собой напрашивается мысль о его возможном изъятии в случае, если здесь будут обнаружены некие археологические ценности.

Возможно, кому-то такая мысль покажется абсурдной. Однако при желании можно обратиться к положениям действующего законодательства, в частности, к поправкам в Земельный кодекс, где прописаны основания изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд. Конечно, прямого указания на реквизицию в них не содержится. Но ведь российские чиновники очень любят туманные, расплывчатые формулировки, которыми они не преминут воспользоваться при первой же благоприятной возможности. Вдруг на чьём-то участке всё-таки будут найдены бивни мамонта? Почему бы в таком случае не передать его в ведение муниципалитета на безвозмездной основе? Тем более что формулировка о возможности выкупа в ряде статей Земельного кодекса уже заменена термином «отчуждение».

Комментарии ()