еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Ставрополье под ударом: экстремисты, террористы и просто психопаты

Согласно официальным данным, в России неуклонно растёт число обвинительных приговоров по экстремистским и террористическим статьям УК. Речь идёт как о разжигании розни в виртуальном пространстве, так и о вполне реальной угрозе, исходящей от сторонников запрещённых организаций. Не является исключением и наш регион: сообщения о возбуждении уголовных дел в отношении пропагандистов радикальных идей, а также задержании или ликвидации участников террористического подполья появляются всё чаще. Так кто же попадает в поле зрения ставропольских силовиков?

Армия радикалов растёт

О ежегодном росте преступлений экстремистской направленности недавно сообщило издание «КоммерсантЪ» со ссылкой на данные Верховного суда РФ. Согласно официальной информации, в 2011 году за экстремизм были осуждены 149 россиян, в 2013-м - 280, в 2015-м - 483. В 2017 году по экстремистским статьям УК было вынесено уже 604 обвинительных приговора. Среди осуждённых присутствуют как лица, разделяющие радикальные националистические или исламистские идеи, так и гражданские активисты.

Подчёркивается, что в данном случае речь идёт о тех, кто был осуждён за публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя, нарушению территориальной целостности РФ, разжигание межнациональной розни, организацию экстремистского сообщества, а также финансирование экстремистской деятельности. Больше всего приговоров - 460 - было вынесено по печально известной 282-й статье («Возбуждение ненависти, вражды, а равно унижение человеческого достоинства»).

Издание приводит мнение директора информационно-аналитического центра «Сова» Александра Верховского, который подчёркивает: озвученные данные не содержат информации о лицах, осуждённых по таким составам преступлений, как публичное оскорбление чувств верующих, реабилитация нацизма, публичные призывы к терроризму, его оправдание или пропаганда, хотя соответствующие статьи также относятся к числу «экстремистских».

Шума много, а что по факту?

Представители силовых структур с завидной регулярностью сообщают о возбуждении уголовных дел в отношении экстремистов. Редкая неделя обходится без сообщений о привлечении к ответственности как отдельных разжигателей, так и целых групп таковых. Если верить официальным пресс-релизам ставропольских правоохранителей, радикалов всех мастей хватает и в нашем регионе.

Особый акцент делается на борьбу с радикальными националистическими организациями. В подавляющем большинстве случаев речь идёт об объединениях неоязычников - общинах родноверов, которые ещё совсем недавно абсолютно беспрепятственно собирались на капищах, где отмечали славянские праздники, а также проводили обряды, сценарии которых, как правило, написаны современными идеологами неоязычества.

В середине апреля ряд СМИ опубликовали информацию о возбуждении уголовных дел в отношении членов языческой общины «Скифия», базирующейся в Пятигорске. Если верить публикациям, то ставропольские силовики раскрыли настоящий заговор неонацистов, которые собирались устроить в крае чуть ли не аналог украинского майдана: в деле пятигорских «скифов» фигурируют оружие, запрещённая литература, связи с украинскими единомышленниками и много других ужасов, которые должны, по идее, ввергнуть в шок легковерного читателя.

Реальность же, как это часто случается, выглядит куда более прозаично. В итоге один из фигурантов дела признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу, другой отличился тем, что вещал о грядущей революции в социальных сетях. Зато у третьего нашли боеприпасы. Правда, сегодня при обысках оперативники находят уже не только банальные патроны, но и боевые гранаты. А в делах некоторых активистов-общественников всё чаще фигурируют наркотики. Такая складывается практика, и удивляться тут нечему.

Но если копнуть глубже...

Размышляя о разоблачении заговорщиков-«скифов», невольно задаёшься вопросом: куда до сих пор смотрели правоохранительные органы? Ведь до недавнего времени ставропольские неоязычники открыто вели свою деятельность, не скрывались, не уходили в подполье...

Известно, что на Ставрополье структуры родноверов оформились ещё в начале 2000-х гг. В 2011 году на Кавказских Минеральных Водах был официально зарегистрирован «Центр развития русской этнической культуры «Рарогъ», объединивший большинство языческих общин региона и ряд молодёжных военно-патриотических клубов.

Вскоре деятельность центра охватила весь регион. В ноябре 2013 года активисты входивших в объединение общин приняли участие в организации и проведении «Первого съезда славян Ставрополья». Мероприятие, кстати, проходило не где-нибудь, а в зале ставропольского Дворца детского творчества. Как стало возможным собрание нескольких сотен потенциальных «экстремистов» в краевом центре накануне общегосударственного праздника - Дня народного единства? Не иначе, у родноверов нашлись покровители среди региональных чиновников, давшие «добро» на проведение мероприятия?

Более того, в общении с активистами неоязыческого движения, посещении организованных ими мероприятий поражало присутствие в их рядах большого количества бывших и действующих военнослужащих, а также сотрудников правоохранительных органов.

 Этот факт не укрылся от бдительных иерархов Русской православной церкви, руководство которой неоднократно призывало власть положить конец пропаганде «славянской родной веры» среди силовиков. Так неужели сотрудники компетентных органов проспали появление в крае целой радикальной сети? Или так называемые «спящие ячейки» до поры до времени росли и множились под чьим-то бдительным контролем? Получить ответы на поставленные вопросы вряд ли удастся.

Из экспертов в экстремисты

Первый звоночек для местных последователей родноверия прозвучал летом 2015 года, когда после проведения череды обысков и возбуждения ряда уголовных дел Ставропольский краевой суд вынес решение о признании экстремистским сообществом объединений инглингов (инглиизм - одно из направлений родноверия, деятельность которого запрещена на территории РФ). Здесь также будет уместно отметить, что ещё в далёком 2004 году деятельность Инглиистической церкви была запрещена решением Омского областного суда.

Но несмотря на запрет головной организации ставропольские общины продолжали благополучно развиваться, а большая их часть объединилась в рамках Центра «Рарогъ». Здесь невольно снова ловишь себя на мысли о том, кому же всё-таки принадлежит идея собрать в рамках одной структуры максимум буйных голов со всего региона, чтобы облегчить борьбу с ними в недалёком будущем.

Как бы то ни было, но в июне 2016 года достоянием СМИ стала информация о том, что руководитель центра Роман Ворошев задержан правоохранителями по подозрению в совершении экономических преступлений. С этого момента активная деятельность объединения резко пошла на спад, а члены родноверческих общин всё чаще становятся фигурантами уголовных дел, возбуждённых по экстремистским статьям УК (главным образом, по 282-й). Мавр, как говорится, сделал своё дело...

Один из последних приговоров был вынесен в марте Пятигорским городским судом, приговорившим к двум годам лишения свободы условно пенсионера Алексея Муравлева. Разделяя идеи современного язычества, он вёл активную деятельность в социальных сетях, размещая посты, направленные на разжигание религиозной нетерпимости. Достоин внимания тот факт, что до выхода на пенсию А. Муравлев трудился экспертом-криминалистом в органах внутренних дел. Оказывается, годы работы его так ничему и не научили.

Обострение наблюдается по весне

Главное обвинение, которое сегодня выдвигают против родноверов, - их активная поддержка украинских событий, произошедших в 2013-2014 гг. Однако стричь всех под одну гребёнку не стоит, ведь движение это крайне аморфное, а политические взгляды неоязычников могут быть диаметрально противоположными.

Совершенно иначе обстоит дело с последователями радикального ислама, чьи установки целиком и полностью направлены на борьбу с действующей властью, причём всё чаще ценой собственной жизни. Так, в середине апреля в Ставрополе сотрудниками ФСБ был ликвидирован сторонник запрещённого «Исламского государства», планировавший совершение терактов в зданиях правительства края и регионального управления ФСБ.

Несколькими днями ранее был задержан ещё один исламский радикал, носящий чисто славянские имя и фамилию - Максим Панченко. Из полученной редакцией «Репортёра» видеозаписи задержания следует, что Максим являлся последователем запрещённой организации «Имарат Кавказ» и готовился взорвать детский сад и поджечь школу. Решением суда подозреваемый в подготовке терактов помещён в СИЗО.

Как следует из официальных сообщений Национального антитеррористического комитета, в это же самое время террористическое подполье активизировалось в целом ряде южных регионов. Например, в Ростовской области были задержаны трое сторонников запрещённого «Исламского государства», готовившие теракты. Ещё один член группировки погиб в ходе задержания. А в Дербентском районе Дагестана были нейтрализованы сразу девять боевиков. Согласно сообщению НАК, ликвидированная группа готовилась совершить серию терактов на майские праздники.

Одновременная активизация радикалов в разных субъектах РФ может показаться странной. Не получают же они указаний из некоего единого центра? А может быть, всему виной весеннее обострение у психически нездоровых людей, в результате которого одни начинают с бешеной скоростью строчить посты в Интернете, не задумываясь о возможных последствиях, а другие решаются на совершение гораздо более тяжких преступлений?

Как бы то ни было, но ставить на одну плоскость реальных террористов и горе-пропагандистов из социальных сетей ни в коем случае нельзя: степень исходящей от них угрозы несопоставима. И объектом пристального внимания силовиков должны быть реальные экстремисты, а не городские сумасшедшие, активизирующиеся с наступлением весны.

Комментарии (0)