еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Когда нет почвы под ногами

Депутаты Госдумы разработали законопроект, который предлагает ввести новый принцип получения гражданства на основе «права почвы». Законопроект уже получил положительное заключение комитета Госдумы по делам национальностей. Основным критерием для получения права называться гражданином РФ является знание русского языка, а также берётся за основу связь с территориями Советского Союза и Российской империи. Как следует из пояснительной записки к законопроекту, парламентарии предлагают дать право проходить собеседование на признание носителем русского языка выходцам из стран, которые некогда входили в состав СССР или Российской империи, а также тем, кто имеет родственников в таких странах по прямой восходящей линии.

Сейчас пройти такую комиссию могут те люди, которые постоянно проживают или ранее постоянно проживали на территории России либо на территории, относившейся к Российской империи или СССР, в пределах Государственной границы Российской Федерации.

В пояснительной записке отмечается, что такие меры объясняются тем, что «документально подтвердить постоянное проживание значительно труднее, чем рождение».

Как мне кажется, на подобный шаг государство должно было пойти давным-давно, раз и навсегда упростив бюрократические процедуры, связанные с вопросами миграции, для тех, кого именует соотечественниками. И декларирует гостеприимство. Пока же прохождение всех процедур для желающих стать россиянином напоминает круги ада, пройти которые в силах лишь самые упорные и терпеливые, попавшие в безвыходную ситуацию. Те, кому просто некуда или невозможно без риска для жизни возвращаться на свою историческую родину.

Как, например, семье беженцев из украинского Дебальцево Ольге Цаплевой, её мужу Сергею и их четырём детям Марии, Артуру, Ярославу и Кате, которые нашли приют в станице Новотроицкой Изобильненского района.

 

Под бомбами

Этот день – 24 июля 2014 года – Ольга Цаплева не забудет до самой смерти. Именно эта дата изменила всю дальнейшую судьбу семьи железнодорожных служащих, вынудив бросить родной дом, имущество, машину, работу и бежать, как говорится, куда глаза глядят.

– Мы в Дебальцево до последнего момента не верили, что и наш город накроет война, – вспоминает женщина. – Всё надеялись, что украинские власти образумятся и мирная жизнь вернётся. Но увы…

Бои на окраине Дебальцево начались ещё утром 24 июля, а к ночи снаряды уже утюжили город вдоль и поперёк.

– Незадолго до полуночи грохнуло и на нашей улице, – говорит Ольга. – Мы с мужем схватили сонных детей, спрятались в подвале. Утром, едва стихла канонада, вылезли посмотреть, что происходит. И увиденное чётко дало понять – надо бежать. Привычной жизни уже не будет. Никогда. Оставаться на Украине, где к власти пришла хунта, невозможно.

После долгих злоключений с минимальным набором пожитков семья оказалась на Ставрополье. Сначала поселились в посёлке Солнечнодольском – в квартире дальних родственников, уехавших на заработки в Москву. Но пожили там недолго – коммуналка оказалась неподъёмной для семьи.

– Как приняли нас люди в России, хочется поклониться в пояс, – говорит Ольга. – Когда стали искать хоть какой-то кров над головой, который бы нам был по карману, нашлась добрая женщина, пустила бесплатно пожить в домик своей умершей матери. Здесь, в станице, и коммуналка приемлемая, к тому же, мы экономим на всём. Наша младшая дочь родилась уже в России, так в больнице несмотря на то, что у меня никаких документов, кроме украинской медкарты не было, меня приняли бесплатно, помогли Кате появиться на свет. Соседи тоже помогают чем могут: приносят продукты, вещи, игрушки. Женщина, которая живёт от нас через два дома, согласилась всю нашу семью прописать у себя – ведь без регистрации мы бы не смогли получить ни одной бумажки.

 

Бюрократическая мясорубка

А вот кто здорово в своё потрепал нервы семье и чуть де довёл всех до нервного срыва, так это миграционная служба, которая ныне отдана в подчинение органам внутренних дел. А тогда была самостоятельной структурой, работающей по принципу «что хочу, то и ворочу» и «пойди туда, не знаю куда». И вместо помощи людям, вынужденно покинувшим свою родину, сотрудники ФМС строили им вечные препоны. Впрочем, в волоките, забюрократизированности и неповоротливости этой машины виноваты не только кадры на местах, но и всё громоздкое противоречивое и неудобоваримое миграционное законодательство. Ведь, для того чтобы получить самый завалящий документ, каждому человеку – хоть беженцу, хоть гражданину – необходима регистрация по месту жительства, без которой нельзя получить легальную работу, обслуживаться в банках (в частности, брать кредиты), устраиваться на учёбу или обращаться в больницы.

А обзавестись пресловутой регистрацией при отсутствии собственного жилья – морока неимоверная. С одной стороны государство требует «встать на учёт» всех и каждого, с другой – немилосердно преследует тех, кто готов прописать у себя человека, но не готов поселить его у себя. Вот такая правовая вилка. Но это далеко не все «прелести», с которыми пришлось столкнуться нашим героям.

Как рассказывает Ольга, чтобы получить тот или иной статус, ей пришлось месяцами обивать пороги ФМС, женщину гоняли то за тем, то за другим документом/справкой/выпиской, долгожданных решений по вопросу получения того же статуса «временное пребывание» приходилось ждать чуть ли не полгода.

– Было и так: в районной УФМС мне сделали документы, в половине которых было написано отчество «Фёдоровна», в другой половине «Фёдоровна», – рассказывает Ольга. – И сказали, что это отсутствие или наличие точек над «е» не имеет принципиальной разницы. А когда я поехала в Ставрополь, в краевую УФМС, у меня там отказались принять документы, велели всё переделывать. И так тридцать три раза – то одно якобы не так, то другое, то третье. А ведь каждая переделка документов (которые оказались «не такими» не по моей вине) – это деньги. Траты на переделку, дорогу, получение очередной справки, нотариуса, переводчика, пошлину – всё влетает в ой-ой какие суммы! Которых у нас просто нет! В семье работает только муж, чудом устроился на рабочую специальность, получает 10 тысяч рублей. И те 50 тысяч рублей, которые мы получили как подъёмные для беженцев – все ушли на оплату документов.

В последний раз, когда мне объявили, что мои документы опять не такие и отослали переделывать, я не выдержала, пригрозила: или пусть решают мой вопрос здесь и сейчас, или я отсюда прямиком иду в прокуратуру и пишу жалобу на издевательство. Вопрос решился только когда я потребовала встречи с руководством. И переделывать ничего не надо, оказывается…

 

Кому нужны рабочие руки?

Ещё одна неразрешимая проблема – работа. Если глава семьи сумел устроиться хоть на какую-то должность (повезло, что родился он в РФ, а только потом переехал на Украину, и, значит, дела с получением гражданства у него перспективнее), то у Ольги ситуация плачевнее.

– Я готова работать хоть кем, – вздыхает она. – Хоть дворником, хоть продавцом, хоть уборщицей. Но…никуда не берут. Говорят – нет гражданства, рисковать не будем, нас же потом проверками замучают. А без работы, не имея социального страхования, я не могу получать пособия на детей – так мне ответили в краевом министерстве труда и соцзащиты. Куда я только не обращалась – всё отсылают друг к другу, вопрос не решается.

А деньги, пусть даже самые скромные, семье сейчас ой как нужны. Потому как перед Сергеем и Ольгой в полный рост встала новая проблема – поиск другого жилья. Ведь на домик, где они ютятся сейчас, нашлись покупатели. Которые хотя и согласились повременить, пока многодетное семейство найдёт себе другую крышу над головой, но ждать вечно, как вы понимаете, не намерены.

– Нам бы хоть какую комнатёнку, хоть в общежитии, хоть где, – вздыхает Ольга. – Да работу, чтобы мы были в силах платить за жильё, остальное бы приложилось. Ведь если нам завтра скажут освободить дом, идти нам просто некуда и не к кому. Не в лесополосе же шалаш строить?..

Вот, кстати, ещё один вопрос на засыпку депутатам и представителям власти. Если уж вы зазываете соотечественников, живущих ныне за рубежом, перебираться на историческую родину, не резонно ли озаботиться тем, куда вы их намерены поселить? Ведь в Россию, сами понимаете, решатся уехать отнюдь не миллионеры. А те, кто самостоятельно вряд ли в состоянии купить себе жильё по нашим драконовским ценам. Хотя, о чём это я? Вопрос обеспечения жильём даже собственных граждан никогда не волновал руководство страны. А тут какие-то переселенцы… 

 

Комментарии (0)