еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

«После нас хоть потоп…»

Административное здание, расположенное в самом центре Ставрополя по ул. Ленина, 217-а, построено в 1995 году, потому назвать его старым язык не повернётся. Тем не менее сегодня состояние этого объекта оставляет желать лучшего: из года в год оно всё больше разрушается, создавая непосредственную угрозу жизни и здоровью работающих в нём людей. Потому удивляет тот факт, что руководство расположенной здесь государственной структуры не спешит участвовать в решении накапливающихся проблем, открыто пуская ситуацию на самотёк.

Совладельцы и арендаторы

На сегодняшний день собственником большей части помещений, расположенных по указанному адресу, является Ставропольское региональное отделение Фонда социального страхования РФ (ФСС), 10-й филиал которого здесь расположен. По документам, Фонду принадлежит 53% площади, остальные 47% находятся в распоряжении прочих владельцев, в том числе физических лиц.

Ранее филиал ФСС занимал практически всё здание, арендуя четвёртый этаж у физического лица – собственника Василия Павловича Панкова (ему принадлежит 27/100 всех помещений). Известно, что расходы на содержание недвижимого имущества его совладельцы должны нести солидарно. Даже если абстрагироваться от регламентирующих это правовых норм, к тому обязывают простые человеческие отношения.

Когда же дело касается вопросов найма, то главная задача арендатора – следить за целостью и сохранностью вверенного его заботам имущества, а если уж по его вине возникли проблемы, то решать их вместе с собственником, находя разумный компромисс. Так должно быть в теории, но в нашем случае дело обстоит совершенно иначе.

Государственное – значит ничьё?

Как рассказал корреспонденту «Ставропольского репортёра» сам собственник четвёртого этажа, проблемы с протеканием кровли здания начались ещё в конце 90-х, повторяясь затем из года в год. Совместными усилиями решить их можно было быстро и эффективно, но как только вопрос был озвучен перед руководством Фонда, там развели руками: в ведомстве банально отсутствовали деньги. В итоге все заботы о протекающей крыше легли на плечи В. Панкова, который на собственные средства осуществил её ремонт, причём сделал всё быстро и качественно. Тогда он ещё не догадывался, что эта процедура станет для него практически ежегодной.

Выйти из ситуации можно было и другим способом, причём от этого выиграли бы обе стороны. В 2004 году В. Панков обратился к руководителю регионального отделения ФСС Людмиле Толмачёвой с предложением о замене протекающей мягкой кровли более прочной – шатровой. На собственные средства Василий Павлович даже изготовил всю необходимую проектно-сметную документацию.

В результате завязалась длительная переписка. В ведомстве принять предложение отказались, хотя доводы звучали более чем убедительно. Например, средний срок эксплуатации мягкой кровли – 3-4 года, в то время как возведение шатровой позволит увеличить его до 30 лет и более; регулярный рост цен на материалы и работы, необходимые для проведения ежегодного ремонта, приводит к неоправданным расходам и т.д.

В случае несогласия руководству Фонда было предложено с наступлением весны провести на равноправных началах ремонт мягкой кровли. Но ни один из предложенных вариантов чиновников так и не устроил: из года в год на все предложения В. Панкова следовал неизменный ответ, что ассигнований на ремонт кровли занимаемого ведомством здания не предусмотрено.

Заметим, что позиция эта оказалась весьма удобна: к чему тратиться, если хозяйственный пенсионер в итоге всё сделает за свой счёт, как это происходило раньше и происходит до сих пор? Деньги на устройство козырька у входа, обустройство поста охраны, капитальный ремонт 2-го и 3-го этажей (проводившийся дважды за последние несколько лет) нашлись легко. А на то, чтобы сотрудникам не капала с потолка на голову вода – средств нет и не предвидится. Налицо отношение чиновников не только к чужому имуществу, но и к государственному.

Под угрозой короткого замыкания

И вода действительно полилась на головы. Причиной этого стало серьёзное повреждение кровли, случившееся зимой 2011-2012 гг. А ведь накануне она была отремонтирована за счёт средств всё того же В. Панкова! Сам собственник уверен: это произошло в процессе уборки снега, организованной директором филиала № 10 Сергеем Корниенко. До сих пор такого вида уборка Фондом не производилась. В итоге кровля стала протекать настолько сильно, что в конце 2012 года помещения четвёртого этажа оказались затоплены целиком, вода достигла третьего, угрожая повреждением электропроводки, коротким замыканием и, соответственно, представляя опасность жизни и здоровью работников.

Какие же шаги делает руководство ФСС? Оно банально самоустраняется от решения любых вопросов. В декабре 2012 года С. Корниенко вообще уведомил арендодателя о расторжении договора аренды, а вскоре перевёл часть сотрудников в расположенное рядом здание делового центра.

Возмущённый собственник направил в адрес бывшего арендатора официальное письмо, в котором, ссылаясь на пункты ранее действующего договора, предложил привести помещения в должный вид, составить двусторонний акт их приёма-передачи, а также произвести сверку расчётов с коммунальными службами. Несложно догадаться, что предложенный документ в итоге так и не был подписан сторонами.

     

И сам не гам, и другим не дам

А ровно через год – в декабре 2013 г. – В. Панков получил письмо за подписью регионального руководителя ФСС Мухамеда Арашукова с уведомлением о том, что для покупки Фондом ранее занимаемых помещений необходимо среди прочего решить вопрос устройства… шатровой кровли и сделать капитальный ремонт четвёртого этажа! Вот так всё вернулось на круги своя: и крыша новая, оказывается, нужна, и ремонт в обязательном порядке. При одном только «но»: всё это снова требовало затрат со стороны до сих пор безотказного Василия Павловича.

Дело в том, что В. Панков практически ежегодно ставит вопрос продажи принадлежащих ему помещений, вот только без уведомления и согласия руководства регионального отделения Фонда он не имеет на это права. Таковы требования закона. На протяжении 15 лет собственник регулярно информирует ФСС о своём намерении, получая в ответ заверения в том, что Фонд готов выкупить помещения или взять их в долгосрочную аренду, нужно всего лишь дождаться выделения необходимых средств.

Так, ещё в ноябре 2002 года Панков получил письмо за подписью управляющего региональным отделением ФСС Л.И. Толмачёвой с предложением рассмотреть предложение продажи помещений четвёртого этажа и в случае принятия положительного решения предоставить письменное согласие. И снова дальше обмена письмами дело не пошло.

Из года в год эта ситуация повторяется. Но если рассчитывать на выделение дополнительных бюджетных средств не стоит, то к чему морочить голову человеку? Достаточно дать официальный отказ, позволяющий собственнику дальше распоряжаться помещениями на своё усмотрение. Причём сделать это следовало ещё до возникновения конфликтной ситуации, связанной с разрушением кровли и затоплением четвёртого этажа.

В итоге ежегодные невыполненные обещания и полная бесхозяйственность привели к крайне неприятным последствиям, затрудняющим совершение собственником любых сделок купли-продажи или поиск арендаторов до тех пор, пока последствия затопления не будут полностью устранены. А ведь помещения время от времени заливает водой в период затяжных дождей и таяния снега, последствия чего необходимо устранять. Но если владелец не получает дохода и исключительно терпит убытки, то откуда брать деньги? Этот момент никого, кроме самого Василия Павловича, не интересует.

Обещанного три года ждут

Казалось бы, в 2016 году дело сдвинулось с мёртвой точки. В феврале было проведено общее собрание собственников, на котором присутствовал заместитель управляющего ставропольским отделением ФСС Александр Писаренко. Присутствующие пришли к единодушному мнению: капитальный ремонт необходим, собственники готовы взяться за возведение кровли мансардного типа, а руководство Фонда берётся согласовать выполнение всех необходимых работ в государственных учреждениях, в том числе в управлении Росимущества.

Работа началась: подготовили ПСД, составили сметы с указанием перечня всех необходимых материалов и финансовых затрат. Однако к осени процесс снова застопорился, а начавшиеся дожди потребовали проведения срочного ремонта. Закупка материалов и оплата работ снова легли на плечи В. Панкова, усилиями которого была отремонтирована почти половина кровли здания (равная общей доле, принадлежащей физическим лицам). Что касается руководства Фонда, то в ноябре им было направлено официальное письмо, в котором собственникам предлагалось выполнить капитальный ремонт собственными силами и обещание восстановить часть потраченных средств. Само-собой, потом, когда деньги наконец-то появятся.

В качестве альтернативы в отделении выразили готовность взять все затраты на себя с последующей компенсацией собственниками в зависимости от доли каждого из них. Стоит ли говорить, что первый вариант оказался для собственников просто неподъёмным в материальном плане? Что касается второго, то он так и остался исключительно в бумажном варианте.

Реальная обеспокоенность или очередная игра?

В 2017 году отношение чиновников к вопросу восстановления медленно, но верно разрушающегося здания стало напоминать метания человека, осознающего собственную вину, но при этом отказывающегося её открыто признавать. Злополучные помещения вновь затопило. Показательно, что кровля протекла именно в тех местах, где её восстановление должен был обеспечить Фонд. Половина же, отремонтированная В. Панковым, осталась неповреждённой.

В мае он в очередной раз уведомил региональное руководство ФСС о своём намерении продать принадлежащие ему помещения и первоочередном праве Фонда на их приобретение. Из полученного ответа, подписанного А. Писаренко, следовало, что вплоть до 2020 года покупка, равно как и аренда новых помещений, ведомством не планируется.

Казалось бы, картина ясна, как божий день: благополучно съехав с затопленного этажа и удовлетворившись очередным частичным ремонтом, сделанным за счёт средств собственника, чиновники благополучно умыли руки. Однако уже в конце октября директор филиала №10 Ирина Брянцева официально обратилась к В. Панкову за получением письменного согласия на выполнение текущего ремонта здания, в том числе кровли, что объяснялось её деформацией и разрушением. Отмечалось, что затраты, понесённые Фондом, должны быть компенсированы сособственниками пропорционально доле каждого.

Кто-то скажет, что лучше поздно, чем никогда. Здесь остаётся только развести руками, ведь указанные работы следует проводить в тёплое время года, а никак не с наступлением зимы. Да и веры многолетним обещаниям чиновников уже давно нет.

Акт составлен. Что дальше?

В минувшем декабре руководство филиала № 10 всё-таки провело официальное обследование повреждённой кровли и затопленных помещений. В составленном членами комиссии акте зафиксированы провисание потолков под тяжестью воды, потёки на стенах, деформация ламината, наличие воды на напольном покрытии. Вся хитрость заключается в том, что акт был составлен в двух вариантах.

В первом, от подписи которого отказался руководитель юридической группы филиала А. Долидзе, прописано, что затопленные помещения не пригодны к дальнейшей эксплуатации и требуют капитального ремонта. Также указано, что протекание кровли затрагивает электропроводку и грозит коротким замыканием и возможным пожаром на третьем и четвёртом этажах здания. Но самое главное: в акте отмечено причинение ущерба собственнику В.П. Панкову.

Во втором варианте документа, подписанном уже всеми членами комиссии, нет ни слова о причинении собственнику ущерба, а в качестве причины затопления сказано: «…предположительно произошло в результате частичного разрушения кровли здания». Закономерный вопрос: а вследствие чего могут образоваться потёки на стенах и провисание подвесных потолков? Четвёртый этаж в здании – последний, затопили его явно не соседи сверху! Благо, что комиссия отметила необходимость устранения протекания кровли.

Какова будет роль ФСС в планируемом капитальном ремонте, если таковой всё же начнётся? Не удивимся, если и в 2018 году средств на него снова не выделят. Но почему ни в одном из официальных региональных ведомств не возникает интереса к судьбе здания, разрушающегося на глазах прямо в центре краевой столицы?! Увы, таково в наше время отношение чиновников не только к государственной собственности, но и к частной. Если не своё, то не жалко, пусть рушится до основания. Как говорила незабвенная мадам Помпадур: «После нас хоть потоп…»

Комментарии (2)

  1. Мимоходом 16 января 2018, 23:31 # 0
    Какая-то односторонняя статья по ощущениям.

    Назвать в статье собственника 27 помещений «пенсионером» — это на жалость давить что ли?

    Чего в суд то пенсионер не подаёт?
    1. "Мимоходом" значит "порожняком" 17 января 2018, 13:56(Комментарий был изменён) # 0
      Вы сами-то поняли, что написали или смысл сказанного для Вас не главное? Вполне естественно, что в материале высказана поддержка того, кто вынужден вкладывать собственные средства не только в принадлежащее ему имущество, но и волей-неволей платить за других, которым абсолютно все до лампочки. Речь о В.П. Панкове, который по социальному статусу как раз и есть пенсионер. Или пенсионер не может быть собственником?

      Кстати, где в тексте идет речь о 27 помещениях? Нет такого, указана только их общая площадь. Видимо, кто-то из чиновников ФСС «мимоходом» на сайт зашел и загрустил после прочитанного...)))