еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

«Пороховая бочка» дома ветеранов

27 июня этого года полиция Ставрополя и поисковый отряд «Лиза Алерт», как говорится, стояли на ушах – пропал семилетний мальчик. На поиски ребёнка, исчезновение которого мама заметила утром, когда собиралась вести сына в детский сад, были брошены все силы сотрудников правопорядка и волонтёров. Однако к вечеру мальчишка нашёлся – его обнаружили в магазине игрушек, расположенном достаточно далеко от дома. «Жизни и здоровью мальчика ничего не угрожает, противоправных действий в отношении несовершеннолетнего не совершалось. В настоящее время с матерью ребёнка проводится профилактическая беседа с целью недопущения подобных происшествий. Кроме того, женщина привлечена к административной ответственности за неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних», – говорилось в пресс-релизе ГУ МВД РФ по СК. Но, забегая вперёд, могу сказать, что все эти «душеспасительные беседы» впрок не пошли.

 

Крик души

Когда в редакцию «Ставропольского репортёра» пришло письмо от жителей так называемого «ветеранского дома» на улице Пирогова, 34/4, честно говоря, в факты, изложенные в послании, не сразу поверилось – настолько сюрреалистично звучали некоторые из них.

Насколько было известно, все, кто проживает в этом специализированном доме, возведённом к 55-летию Победы в ВОВ, – люди заслуженные, лишь в силу жизненных обстоятельств оказавшиеся без собственной крыши над головой. Хулиганов, пьяниц, дебоширов и прочих маргинальных элементов среди них отродясь не водилось. И вот – на тебе. Скандалы, драки, бесконечный вызов полиции – таковы будни обитателей специализированного дома.

Но обо всём поподробнее. Итак, в письме жители «дома ветеранов» жаловались на соседку, 43-летнюю Оксану. Дескать, житья от неё нет никакого: пьёт, курит, шумные компании, круглосуточно беспокоит соседей, являясь в любое время дня и ночи, чтобы «подзанять» денег, и т.д.

Честно говоря, в факты, изложенные в письме, я поверила не сразу. И вот почему: соседские скандалы, когда одни жильцы недовольны поведением вторых и преувеличивают масштабы «бедствия» – дело привычное. Поэтому решила проверить всё, как говорится, на месте. Не уведомляя ни дирекцию дома, ни самих подписантов, на прошлой неделе устроила так называемый поквартирный обход.

И от услышанного пришла в ужас. Бабульки-дедульки со слезами просили нас хоть как-то повлиять на ситуацию, потому что помощи от всяких разных ведомств они так и не добились. Картина вырисовывалась очень нелицеприятная.

Итак. Много лет назад в квартиру № 135 «ветеранского дома» по путёвке министерства труда и соцзащиты края въехала семья Кирьяковых: отец, участник чеченской кампании, его жена и маленькая дочь. Семейство оказалось очень беспокойным: родители пили, гуляли, дрались, дочь в основном проживала у бабушки.

Милиция, а затем и полиция были частыми «гостями» в семействе. Потом родители развелись. Оксана угодила в тюрьму на несколько лет, была лишена родительских прав. Освободившись из мест заключения, восстановила свои родительские права и въехала назад в квартиру мужа, который к этому времени успел умереть.

Чтобы не лишиться права проживания в специализированном доме, женщина ухитрилась родить ещё одного ребёнка – сына Тимура. И пошла, как говорится, вразнос. Бесконечные попойки, драки, шум и гам. Все жильцы дома, с кем мне довелось пообщаться, в один голос твердили, что житья нет от обитателей 135-й квартиры. Мало того что пьют, курят и шумят, не давая покоя ни днём ни ночью, так ещё и повадились «дань» собирать со стариков – Оксана, по словам проживающих, врывается в квартиры и просит взаймы. Если не дать – не уйдёт. Будет кричать, требовать, шуметь. А дать – значит, попрощаться с деньгами.

– Я перенесла инсульт, – рассказывает одна из проживающих в доме, – поэтому дверь днём держу открытой, мало ли что. Так вот, Оксана на днях заявилась ко мне, чуть ли не силой забрала последние 500 рублей, да так и не отдаёт.

И такие истории – у каждого второго. Татьяна Нестерова, чья квартира находится непосредственно под «нехорошим жилищем», говорит, что покоя от верхних жильцов нет ни днём, ни ночью: шум, гвалт, крики, стуки, пьяные разборки. Полицию диспетчеры дома вызывают по 2-3 раза на неделе. Но – вот странные обстоятельства – жиличке из 135 квартиры всё сходит с рук. Заберут в «околоток», а через пару часов она уже дома.

Но с самой «героиней» мне пообщаться не удалось. Три раза я наведывалась в ветеранский дом специально, чтобы побеседовать с ней, и всё тщетно. В первый раз мне дверь открыл бомжеватого вида поддатый мужичонка, который сказал, что Оксаны дома нет, она ушла по делам, а он – её гость, и отчитываться, что делает в чужой квартире, не обязан. Последующие два раза женщину я застала, но в невменяемом виде: еле держащуюся на ногах в компании таких же нетрезвых личностей.

Странности бытия

Первый вопрос, который у меня возник: а что, собственно говоря, делает эта особа в специализированном доме, находящемся в ведомстве краевого министерства труда и соцзащиты и который предназначается для проживания определённой категории граждан?

Цитирую: «Жилые помещения в специальном доме предоставляются одиноким гражданам, одиноким супружеским парам, достигшим установленного законодательством пенсионного возраста (55 лет для женщин, 60 лет для мужчин), которые не имеют детей или дети которых, обязанные содержать их по закону, не могут осуществлять уход за родителями в силу своей нетрудоспособности либо отдалённости проживания, нуждающимся в создании условий для удовлетворения своих основных жизненных потребностей и сохранившим полную или частичную способность к самообслуживанию в быту, на основании договора найма жилого помещения в специальном доме системы социального обслуживания населения специализированного жилищного фонда Ставропольского края».

За ответом на этот вопрос я направилась в минсоцтруда в отдел организации социального обслуживания и адресной помощи населению, который, собственно говоря, и заведует ветеранским домом. Начальник отдела Людмила Чередниченко рассказала, что 135 квартира для них стала миной замедленного действия, которая не известно когда рванёт.

Управы нет

– Министерство уже три раза выходило в суд с иском о выселении гражданки Кирьяковой из занимаемого помещения. Потому что это же просто ужас, что она творит: на протяжении всего времени нарушает порядок проживания, дебоширит, пьянствует, водит каких-то асоциальных друзей, создаёт невыносимые условия для всего подъезда,– рассказала Людмила Чередниченко. – На 9 Мая прошлого года эта компания устроила кавардак с попойкой, закончившейся мордобоем и кражей, что даже ОМОН вызывали. Но нам суды всё время отказывают в её выселении по причине того, что у неё малолетний ребёнок. Так она этим ребёнком не занимается! Отдел опеки и попечительства в ответ на наши запросы и обращения присылает пустые отписки: мол, специалисты посещали эту семью, там всё чинно-благородно, поводов для опасений нет. Ну как нет? Ребёнок безнадзорен, убегает из дома, часто живёт у бабушки во время маминых гулянок, ведь не известно, как с ним обращаются мамины «гости». Мы за его судьбу очень беспокоимся, а вот ни полиции, ни опеке, похоже, до этого дела нет.

Директор «ветеранского дома» Галина Шпак также не понимает, по какой такой причине жиличка из 135 квартиры попала в касту неприкасаемых, на которых не найти управу ни в полиции, ни в судах, ни в иных ведомствах.

– Во время проживания в квартире специального жилого дома эта женщина ведёт асоциальный образ жизни, постоянно злоупотребляет спиртными напитками, – рассказала она.– В адрес руководства центра постоянно поступают жалобы от жителей специального дома на нарушение тишины и общественного порядка в ночное время суток. Вы только представьте – с марта этого года наши диспетчеры 15 раз (!) вызывали полицию по поводу драк, скандалов и прочих безобразий в этой квартире. Но этой дамочке всё, как с гуся вода – то ли у неё хорошие знакомые в полиции, то ли родня, но её даже под административный арест ни разу не посадили. Заберут в отдел, а через час она уже дома – ходит, угрожает всем, что, мол, я вам устрою кузькину мать. Выезды полиции не изменяют ситуацию, обращение в отдел по охране прав детства администрации Промышленного района Ставрополя успехом не увенчались. Проблема остаётся на уровне руководства дома, особую тревогу вызывает судьба несовершеннолетнего ребёнка. Чего ожидать от мамы и её гостей – бог знает.

Конечно, ситуация аховая. Но, похоже, беспокоит она только сотрудников министерства труда и соцзащиты. Ни опека, ни полиция особо не заморачиваются, хотя поводов для тревоги хоть отбавляй. Мало у нас в России случаев, когда детей калечили, убивали по пьяной лавочке? Да полным полно! Каждый день подобная новость появляется в каком-либо регионе.

Так чего же ждут наши доблестные стражи порядка и чиновники из опеки? Звонка о том, что случилось непоправимое? Что маленький мальчик покалечен, избит или убит?

Не дай бог, такой сигнал поступит, и тогда что? Начнём метаться выяснять и искать крайнего? Так, может, всё же предотвратить ситуацию? Не заниматься пустыми отписками и имитацией бурной деятельности для палочки и галочки, а действительно заняться проблемой. Пока эта мина замедленного действия не рванула так, что мало не покажется.

P.S. Когда материал готовился к печати, в редакцию позвонили жильцы специализированного дома с сообщением, что ЧП уже случилось. В минувшую пятницу в «нехорошей квартире» была очередная драка. На этот раз с поножовщиной. Ранения получила одна из гостей застолья. Сейчас женщина в больнице, за её жизнь борются врачи.

Комментарии ()