еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Новоселье с риском для жизни

Недвижимое имущество, и в первую очередь земля всегда привлекали внимание мошенников. Известно, что пригодный для застройки участок представляет отличную возможность сорвать крупный денежный куш. И хотя о земельных махинациях написано достаточно, людей, готовых клюнуть на удочку нечистоплотных дельцов, меньше не становится. Подтверждение этому – история жительницы Михайловска Александры Сикорской, обратившейся в редакцию «Ставропольского репортёра». В результате собственной наивности она не только потеряла большую часть принадлежавшей ей собственности, но, к тому же, стала фигурантом уголовного дела.

Доверенность и радужные перспективы

Как следует из рассказа Александры Леонидовны, ещё в 2012 году она решила продать часть принадлежащего ей земельного участка, расположенного в Михайловске по улице Войкова, 652. Соответствующее объявление было размещено в СМИ и Интернете, так что покупатель нашёлся быстро. Откликнувшийся на объявление Роман Небытов представился застройщиком и рассказал, что ищет землю под строительство коттеджей с последующей их реализацией. Правда, платить за неё наличными он не собирался, озвучив другое предложение: передать в собственность хозяйки половину одного из коттеджей в обмен на получение права распоряжаться участком в целом.

Расходы и хлопоты, связанные с разделом земли, проектированием, оформлением договоров на строительство, проведение коммуникаций, прав собственности потенциальный застройщик обязался взять на себя. Взамен он получал право продажи домов по окончании их строительства. Всё, что требовалось от хозяйки – подписать двустороннее соглашение и доверенность, позволяющую Р. Небытову действовать от её имени.

Оба документа были оформлены в один день – 10 октября 2012 года. Из текста соглашения следовало, что собственником коттеджей становится именно застройщик, в то время как хозяйка участка должна будет получить ½ жилого дома, площадь и расположение которого (строго по красной линии!), а также срок окончания работ – декабрь 2013 года – были заранее оговорены. И всё бы ничего, но вот только официальная доверенность выдавалась на физическое лицо, а соглашение и вовсе не было нотариально заверено: его подлинность удостоверяли лишь подписи сторон.

Здесь бы и спохватиться собственнику, проверить, имеет ли её доверенное лицо право на проектирование объектов, ведение строительных работ, в конце концов, представляет он какую-то строительную компанию или действует как независимый предприниматель. Но перспектива стать счастливой обладательницей нового жилья в сочетании с абсолютной юридической неграмотностью сыграли с ней злую шутку. Подписав доверенность, женщина предпочла возложить все дальнейшие хлопоты на своего нового компаньона, который в свою очередь бодро взялся за дело.

Как нарушаются договорённости

Ещё на этапе переговоров застройщик предложил не просто разделить участок на три части, но также снести расположенный здесь маленький домик А. Сикорской. В тексте двустороннего соглашения, копия которого имеется в редакции, было обозначено, что Р. Небытов обязуется арендовать и ежемесячно оплачивать женщине съёмное жильё, куда она должна будет переехать на весь период строительных работ.

Первое время условия соглашения действительно выполнялись, чему есть документальные подтверждения: в феврале 2013 года постановлением администрации Михайловска участок был разделён на три части, предназначенных для индивидуального жилищного строительства, каждой из которых присвоили собственный номер. В мае выдали разрешение на снос домика, а в июне долгожданное строительство началось.

Как следует из акта, составленного председателем уличного комитета и подписанного жителями соседних домов, возведение коттеджа, куда предполагалось заселение А. Сикорской, шло с нарушением ранее оговорённых сроков: стены возводились до декабря, крыша – только в январе 2014 года. Всё это время бывшая хозяйка продолжала ютиться на съёмной квартире, которую ей приходилось оплачивать самостоятельно, так как доверенное лицо перестало выполнять ранее установленные договорённости.

Правда, и пенять Александре Леонидовне следовало только на саму себя, ведь никаких договоров о найме жилья и расписок о внесённой оплате не существовало, а подписанное соглашение с установлением окончания сроков строительства оставалось не имеющей юридической силы бумажкой. Что касается коттеджа, куда она планировала вот-вот переехать, то уже в марте-апреле 2014 года в его стенах начали образовываться трещины. Этот факт вызвал возмущение хозяйки, но застройщик пообещал устранить все имеющиеся недостатки.

   

Весной на участке было возведено уже два домовладения из трёх запланированных, однако к тому времени отношения бывшей собственницы и застройщика уже вылились в конфликт. Причин к тому накопилось достаточно: отказ оплачивать жильё, явное затягивание сроков заселения в новый дом, низкое качество строительных работ, полное отсутствие коммуникаций. В итоге в апреле 2014 года А. Сикорская отозвала ранее подписанную доверенность, лишив Небытова права вести от её имени какие бы то ни было переговоры. Кроме того, ей предстояло своими силами заканчивать ущербное строительство. Но это в тот момент казалось второстепенным, главное – получить долгожданную крышу над головой.

Покупатель из ниоткуда

О том, что на коттедж, который, по мнению А. Сикорской, принадлежит ей, претендует ещё один человек, она узнала только в 2015 году, когда в отдел МВД по Шпаковскому району обратился житель Арзгирского района Кирилл Бельченко, написавший заявление о совершении в отношении него мошеннических действий.

Из текста заявления следовало, что ещё 30 марта 2013 года между К. Бельченко и А. Сикорской был заключён предварительный договор купли-продажи недвижимости, в соответствии с которым последняя обязалась передать в собственность покупателя ½ жилого дома и часть земельного участка, расположенного по ул. Войкова, 652. То есть половину одного из двух построенных там коттеджей, причём именно того, где проживала сама А. Сикорская. Тот факт, что на момент подписания договора никакого коттеджа ещё в природе не существовало, ни покупателя, ни застройщика не смутил. Стоимость сделки составила ни много ни мало 1 млн 245 тыс. рублей.

От имени продавца выступал, конечно же, Р. Небытов. Он же, как следует из написанного К. Бельченко заявления, в период с марта 2013 г. по декабрь 2014 г. получил деньги в сумме 1 млн 200 тыс. рублей. Оставшаяся небольшая часть – 45 тыс. – должна была быть передана в момент переоформления домовладения на нового собственника. Отметим, что ни сам предварительный договор, ни дополнительное соглашение к нему нигде нотариально заверены не были. Более того, документ оказался оформлен настолько небрежно, что даже в сумме, которая должна была быть внесена частями, была сделана ошибка. Не иначе как составлялся он на скорую руку?

В показаниях, данных на следствии, К. Бельченко рассказал, что в течение 2013-2014 гг. он неоднократно созванивался с застройщиком, чтобы узнать о ходе строительства, и неизменно получал ответ, что работа движется. Так продолжалось до июля 2015 года, когда покупатель лично приехал в Михайловск, чтобы прояснить ситуацию на месте. И только тут, по его словам, он узнал, что в предназначенном ему доме уже проживает А. Сикорская. Получить какие-то внятные объяснения от Р. Небытова потерпевший не смог, так как тот оказался в стельку пьян. Позже, однако, бывший застройщик снова пообещал помочь покупателю оформить всю необходимую документацию на желаемое домовладение, чего в итоге так и не сделал, сославшись на отсутствие доверенности.

Оставшийся ни с чем Бельченко обратился в полицию, требуя привлечь к ответственности Небытова и Сикорскую, нанёсших ему значительный материальный ущерб.

А отвечать будет доверитель!

Картина складывается довольно интересная. Лишившись доверенности ещё в апреле 2014 года, Р. Небытов продолжал вести переговоры, получать деньги с покупателей и по-прежнему что-то кому-то обещать. Кстати, к тому моменту он уже успешно продал один из двух построенных коттеджей. Отсутствие доверенности нисколько не мешало успешному ведению бизнеса, но как только на горизонте замаячила уголовная ответственность, то лучшим оправданием стал именно факт утраты документа. И, что самое главное, следствие сочло этот аргумент достаточным для отказа в возбуждении уголовного дела.

Теоретически у старшего следователя Г. Агабекова должно было возникнуть к застройщику много вопросов, но в итоге тот проходит по уголовному делу о мошенничестве всего лишь в качестве свидетеля, в то время как единственным обвиняемым выступает бывший владелец земельного участка А. Сикорская. Такой вот своеобразный подход.

Вопросы вызывают и имеющиеся в деле документы: не заверенные нотариально соглашения, предварительные договоры, дополнительные соглашения к ним. Даже передача денег К. Бельченко подтверждается подписями свидетелей, одним из которых выступил юрист Игорь Безруков. Ранее по просьбе Р. Небытова он занимался оформлением разрешительной документации на строительство коттеджей, а также составлял соглашения между застройщиком и А. Сикорской.

В процессе работы редакции «Репортёра» удалось узнать, что Роман Небытов до ноября 2014 года действительно имел статус индивидуального предпринимателя, вот только деятельность его официально ограничивалась розничной торговлей в палатках и на рынках. Согласитесь, что рыночная торговля и строительные работы – мало совместимые виды деятельности. Так неужели об этом не знал юрист И. Безруков? А ведь в своих показаниях он подтверждает, что был знаком с Небытовым ранее. Учитывая, что родной брат И. Безрукова Евгений Безруков занимает должность главного специалиста отдела по формированию земельных участков и градостроительству Комитета по управлению муниципальным имуществом и земельным отношениям Михайловска, так называемый «застройщик» знал, куда и к кому обращается для решения земельных вопросов.

Из торговцев в строители

«Хоть был пожарником Гаврила, Гавриле дали фильм снимать...», – писал в своей поэме персонаж Ильфа и Петрова. Итог деятельности торговца на строительном поприще не заставил себя долго ждать: распоряжением администрации Михайловска от 25 декабря 2017 года домовладение, где сегодня проживает Александра Сикорская, было признано аварийным. «...Признать жилой дом, расположенный по адресу г. Михайловск, ул. Войкова, 652, не пригодным для проживания. Рекомендовать собственнику указанного домовладения собственными силами выполнить мероприятия по ограничению доступа в жилой дом», – чёрным по белому прописано в тексте документа.

Причины, по которым коттедж признан опасным для проживания, отражены в заключении, составленном и подписанном членами межведомственной комиссии, назначенной в соответствии с постановлением городской администрации. Процитируем всего лишь несколько пунктов:

«Осадка отдельных участков бетонного фундамента, нарушение монолитности кладки столбов. Глубина заложения – 0,30 м вместо 0,80 м:

– крепёжные элементы крыши, водосточные желоба, а также комплектующие изделия для обделки (орфография сохранена) примыкающей кровли к выступающим над ней конструктивам отсутствуют;

– по всему зданию толщина горизонтальных швов стен не соответствует толщине кладочных швов;

– трещины в местах сопряжения перегородок с потолками, трещины на поверхности, глубокие трещины в местах сопряжения со смежными конструкциями;

– стяжка на полах выполнена без армирования, провалы, трещины, толщина слоя при укладке по бетонному основанию составляет 5 мм вместо 20 мм...»

Вывод комиссии безапелляционен: жилой дом не соответствует требованиям действующих строительных норм и правил в вопросе надёжности, безопасности и долговечности, в том числе в части безопасности и здоровья жильцов.

Теперь читатель может представить, чем является коттедж, возведённый застройщиком Р. Небытовым. Но нести ответственность за результаты своей работы он не собирается, и обязать его к этому не могут ни правоохранительные органы, ни суд. За все его хитрые комбинации должна отвечать А. Сикорская, от имени которой он лично подписывал договоры, а затем получал деньги с покупателей, не ставя своего доверителя в известность. Итогом такого сотрудничества стала не только потеря собственности и переселение в опасное для жизни жильё, но и уголовное преследование, которое вполне может окончиться вынесением обвинительного приговора.

Что касается так называемого «застройщика», то коттеджи на ул. Войкова далеко не единственные, возведённые им в городе-спутнике краевого центра. По имеющейся в редакции информации, описанная выше схема использовалась Р. Небытовым неоднократно. Поиск юридически неграмотных людей (зачастую пенсионного или предпенсионного возраста), переселение их на съёмное жильё с последующим отказом от оплаты, доверенность распоряжаться земельным участком в обмен на предоставление в будущем части жилого дома, наконец, нарушение взятых на себя обязательств, ссора с доверителем и т.д.

Остаётся только узнать, какой из недавно возведённых коттеджей будет признан аварийным и опасным для проживания в ближайшее время.

 

«Ставропольский репортёр» следит за процессом Александры Сикорской. Итог судебных разбирательств читайте в ближайших номерах газеты.

Просим считать данную статью официальным обращением в прокуратуру Ставропольского края.

Комментарии ()