еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Не все сенатору Масленица

События, разворачивающиеся вокруг введенного в эксплуатацию в конце 2016 года Ставропольского перинатального центра, приобретают все более интригующий характер. Если дело и дальше пойдет в таком русле, впору будет написать увлекательный роман, а может быть, даже замахнуться на захватывающий блокбастер.

Несмотря на то, что после отгремевших фанфар, торжественных речей и перерезания ленточек прошло уже больше года, по-прежнему не утихают споры на животрепещущую тему – кто, кому и сколько остался должен. Краевые власти в лице регионального минстроя полагают, что все расчеты с подрядчиком произведены в полном объеме и, следовательно, перинатальный вопрос закрыт окончательно и бесповоротно.  Подрядная организация ООО «Межрегиональный строительный альянс, напротив, убеждена в том, что бюджет Ставропольского края остался должен ей, если не как земля колхозу, то, по крайней мере, никак не меньше 39 млн рублей. Особый колорит всей этой истории придает то обстоятельство, что требования к краевому минстрою (то есть к краевой казне) предъявляет не какая-нибудь залетная организация, руководство которой напрочь лишено всякого чувства патриотизма и любви к малой родине, а фирма, подконтрольная самому сенатору от Ставрополья Михаилу Афанасову.

 Примечательно, что именно Афанасов предпочитает позиционировать себя как мецената и благодетеля, который и на строительство храма деньжат может пожертвовать, и возведение памятника в городе-курорте Кисловодске может оплатить. Теперь же можно предположить, что все благородные душевные порывы кое-кто пытается компенсировать за счет бюджетных средств.

         Лихо закручен перинатальный сюжет

         Но вернемся к перинатальным страданиям. Вкратце эта история выглядит следующим образом.

         20 января 2015 года ООО «МСА» и Минстрой СК заключили госконтракт № 2015.57531 на выполнение подрядных работ по объекту «Ставропольский клинический перинатальный центр». Цена контракта составила 1 миллиард 413 миллионов 500 тысяч рублей. Срок окончания работ – 15 июля 2016 года. В положенный срок подрядчик не уложился и затянул стройку на несколько месяцев. А после сдачи объекта в феврале 2017 года потребовал от заказчика доплатить ему еще 38 774 838 рублей 98 копеек. Такая беспардонность слегка озадачила руководство минстроя, и оно посчитало претензии подрядчика необоснованными.

         Но руководство ООО «МСА» оказалось еще тем фруктом. Проявив в бумаготворчестве гораздо больше упорства и сноровки, чем при строительстве объекта, оно 3 апреля 2017 года направило исковые требования в Арбитражный суд Ставропольского края. Если бы иск был подан на два дня раньше, это можно было бы расценить как первоапрельскую шутку. Однако по всему было видно, что юморить в строительном альянсе не намерены, зная, что шутя 39 млн рублей отсудить невозможно.

         Решением суда первой инстанции, вынесенным 27 июня 2017 года, требования истца были удовлетворены в полном объеме. 13 октября 2017 года суд апелляционной инстанции оставил в силе данное решение.

         Для минстроя оставалась надежда на объективное рассмотрение материалов дела в Арбитражном суде Северо-Кавказского округа, который имеет репутацию объективного и непредвзятого арбитра. Туда и была направлена кассационная жалоба.

         «Денег ждал-ждал сенатор. Облом подкрался в январе»

         10 января 2018 года имеет все основания войти в летопись куратора «Межрегионального строительного альянса» как день печали и огорчения. Именно в этот день кассационная инстанция постановила отменить прежние решения по «перинатальному делу» на 39 млн рублей и направить его в ставропольский арбитраж на повторное рассмотрение.

         Заметим, что данное решение было вынесено спустя девять месяцев с момента подачи искового заявления. Это трудно назвать случайным совпадением. Как в перинатальном центре должны появляться на свет младенцы, проведя в утробе матери положенные девять месяцев, так и решения по судебным спорам вокруг данного объекта оказалось верным соотносить с указанным временным отрезком. А все попытки побыстрее разрешить  споры по факту обернулись вынесением не совсем взвешенных, можно даже сказать, недоношенных решений.

         Кому-то это может показаться удивительным, но на процесс в Краснодар не явились ни истец, ни ответчик, ни третье лицо – ГКУ СК «УКС». Вероятнее всего, предвидя неладное, ООО «МСА» направило в суд ходатайство с просьбой отложить рассмотрение дела, мотивируя это «невозможностью явки его представителей в судебное заседание из-за отсутствия лица, правомочного подписывать доверенности». Где в это время находилось «правомочное лицо», так и осталось неясным. Вероятнее всего, оно не уложилось в десятидневный регламент новогодних празднеств и пребывало в состоянии эйфории где-нибудь в теплых странах.

По правде говоря, судью это мало волновало. Как и не слишком убедительным показалось само ходатайство, которое было тут же отклонено. Таким образом, попытка затянуть процесс с целью добиться вынесения нужного решения оказалась неудачной. Тот фокус с многократным переносом рассмотрения дела, который был продемонстрирован в суде апелляционной инстанции, на этот раз не удался.

         «Тщательнее изучайте матчасть, граждане судьи!»

         Детально исследовав материалы дела, Арбитражный суд СКО установил, что суды первой и апелляционной инстанций упустили целый ряд существенных моментов, которые в конечном итоге привели их к не совсем корректному выводу.

         Кассационная инстанция напомнила, что в соответствии со статьями 709 и 743 Гражданского кодекса РФ подрядчик действительно имеет право требовать от заказчика доплатить за неучтенные в документации работы. Однако сделать это он должен с соблюдением определенной процедуры, чего в данном конкретном случае не наблюдалось. Более того, если подрядчик своевременно не обозначил свои претензии, то рассчитывать на доплату у него уже не будет никаких оснований.

         Напомнил суд и о положениях Федерального закона № 44-ФЗ, согласно которым, цена госконтракта является твердой и определяется на весь период его действия. Все предусмотренные законом возможности подрядчик уже использовал по максимуму. Допсоглашением от 8 апреля 2016 года № 6 к контракту стоимость работ увеличили на 10 %, в связи с чем цена контракта возросла на 141 352 434 рубля. Указанная сумма до копейки была перечислена подрядчику.

         Особое удивление у судей вызвало желание подрядчика задним числом доказать, что строить объект ему приходилось в очень стесненных условиях, и на этом основании следует применить повышающий коэффициент 1,15 по всему объему выполненных работ. Иными словами, МСА строил себе спокойно строил, при этом ничего ему не мешало возводить здание перинатального центра. А когда объект был уже сдан, спустя несколько месяцев вдруг опомнился и посчитал себя настолько стесненным в процессе работы, что без дополнительных 39 млн рублей из этого стеснительного состояния ему уже никак не выбраться.

         Однако в материалах дела содержатся документы, подтверждающее обратное. Когда в 2015 году истец приступил к выполнению работ, он действовал строго по составленным локальным сметам. Так вот, ни в одной из них не было даже намека на условия, дающие право применять повышающий коэффициент стесненности 1,15. Никаких возражений и замечаний по данному поводу со стороны МСА не поступало. Как не наблюдалось этого при предъявлении к проверке и приемке актов выполненных работ по форме № КС-2, а также справки о стоимости выполненных работ по форме № КС-3. А вот этого как раз почему-то и не увидели суды первой и апелляционной инстанции и не дали им соответствующую оценку. Это выглядит тем более странным, так как в окончательную цену контракта были включены затраты на производство работ в зимнее время.

         «И вновь продолжается бой. И сердцу тревожно в груди»

         Поскольку, как установил Арбитражный суд СКО, прежние выводы судов основаны на неполном выяснении фактических обстоятельств, то в силу статьи 288 Арбитражного кодекса РФ решение и постановление подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение. При этом кассационный суд считает, что «при новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, устранить отмеченные недостатки, принимая во внимание задачи судопроизводства в арбитражных судах, конкретные обстоятельства дела, исходя из положений законодательства, установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по данному делу, дать оценку всем имеющимся в деле доказательствам и доводам ответчика с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства».

         Из приведенной выше формулировки вытекает только одно – рассмотрение дела должно проходить фактически с чистого лица, и сторонам по-новой придется доказывать свою правоту. В таком случае есть надежда, что Арбитражный суд Ставропольского края объективно подойдет к рассмотрению документов, предъявленных ООО «МСА» в качестве доказательства своей правоты.

Речь идет о липовых процентовках, подписанных за «долю малую» некоторыми чиновниками руководящего звена минстроя. Теперь эти акты якобы выполненных работ фигурируют в материалах уголовных дел, возбужденных в отношении них. Возникает настоятельная потребность в процессе нового рассмотрения дела учесть факт коммерческого подкупа, зафиксированный следственными органами. Речь идет об особых взаимоотношениях субподрядчика и надзорного ведомства – ГКУ СК «УКС», по факту которых также возбуждено уголовное дело.

         Если всерьез рассматривать исковые требования ООО «МСА» (а именно на это надеется вся прогрессивная общественность), то вполне вероятно, что вместо ожидаемого дополнительного гешефта подрядчик вынужден будет еще и вернуть часть полученного в бюджет.

         А то, неровен час, он (т. е. бюджет) стараниями некоторых шустрых ребят, представляющих край на федеральном уровне, из профицитного в одночасье может превратиться в дефицитный.

Комментарии (0)