еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

На курортном фронте грядут перемены

Получили в ведение, превратили в собственность

 Чтобы чётче и объективнее воспринимать события сегодняшнего дня, необходимо сделать небольшой экскурс в историю. В качестве точки отсчёта следует выбрать 10 марта 1960 года. Именно тогда председатель Совета Министров СССР Никита Хрущёв подписал Постановление № 335 «О передаче профсоюзам санаториев и домов отдыха». Разумеется, сделано это было из благих побуждений «в  целях дальнейшего улучшения организации отдыха и санаторно-курортного обслуживания трудящихся и повышения роли профсоюзов в этом важном деле».

Так вот, в соответствии с указанным постановлением все действующие на хозрасчёте санатории (кроме туберкулёзных), а также дома отдыха, курортные лечебницы, поликлиники и пансионаты с 1 мая 1960 года передавались в ведение республиканских советов профсоюзов. А те объекты, которые располагались на территории РСФСР, – в ведение ВЦСПС. Ни о какой собственности профсоюзов на общенародные здравницы речь тогда вообще не шла. Санатории и пансионаты как были в госсобственности, так и продолжали пребывать в таком статусе ещё целых три десятилетия.

В начале 90-х годов прошлого века пришло осознание того, что прежней страны у нас больше не будет. Поэтому многие посчитали за правило хорошего тона оформление прав собственности на те объекты, к которым волей случая они оказались максимально приближёнными.

Не остались в стороне и профсоюзы. В 1990 году ВЦСПС объявил, что все санатории, дома отдыха, гостиницы и прочие курортные объекты, которые он получил в управление от Совета Министров РСФСР для организации отдыха и оздоровления трудящихся, теперь принадлежат ему на праве собственности. А для пущей важности в июле 1992 года между Всеобщей конфедерацией профсоюзов (ВКП) и ФНПР был заключён договор «О закреплении прав по владению, пользованию и распоряжению профсоюзным имуществом».

На том профсоюзные лидеры посчитали, что процесс перехода прав собственности на санаторно-курортные объекты благополучно завершился.

Государство и профсоюзы поделили курортную собственность

Прошло ещё 10 лет, прежде чем государство решило повнимательнее посмотреть на проблему законности нахождения многочисленных санаториев и пансионатов в собственности ФНПР. После длительных споров и согласований на свет появилось Постановление Правительства РФ от 18 февраля 2002 года «О разграничении прав собственности на имущество санаторно-курортных учреждений, расположенных в курортном регионе Кавказских Минеральных Вод». Свою подпись под документом поставил тогдашний руководитель федерального правительства Михаил Касьянов, поручивший Минимуществу России «подписать с Федерацией независимых профсоюзов России соответствующее соглашение о разграничении прав собственности, согласно пункту 1 настоящего постановления».

В результате проделанной работы к собственности Российской Федерации отошло 38 объектов. Отдельно было перечислено 16 объектов, являющихся памятниками исторического и культурного наследия федерального значения, которые также относились к собственности РФ.

За ФНПР было закреплено право собственности на 59 санаторно-курортных объектов. При этом в профсоюзный список странным образом попали такие объекты, как детский сад «Калинка», кафе «Цветник», мебельная фабрика курорта, торговый центр «Славянка» и некоторые другие. Но на такие мелочи уже никто не обращал внимание. Процесс разграничения прав собственности на санаторно-курортную недвижимость был успешно завершён 11 марта 2002 года, когда между Правительством Российской Федерации (в лице Минимущества РФ) и ФНПР было заключено Соглашение № 01-160.

Примечательно, что в соответствии со статьёй 2 данного Соглашения стороны взяли на себя обязательство использовать санаторно-курортные объекты исключительно по их целевому назначению. Точно такая же норма содержалась в Федеральном законе от 23 февраля 1995 года «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах» № 26-ФЗ, запрещающая перепрофилирование санаторно-курортных организаций. Иными словами, санатории могли поменять собственника. Но вот превращать их в жилые дома, торговые центры и увеселительные заведения закон строго-настрого запрещал.

«Где ты раньше был, дорогой Совфед?»

Прошло ещё почти 18 лет, и тут вдруг совершенно неожиданно в руководстве Совета Федерации решили, что профсоюзы не совсем правильно исполняют взятые на себя обязательства по использованию санаториев и объектов курортной инфраструктуры. То есть на протяжении полутора десятилетий никаких претензий к ФНПР не было, а тут – взяли и появились.

Спикер Совфеда Валентина Матвиенко заявила, что после развала СССР ФНПР досталось 678 санаторно-курортных объектов, стоимость которых (в ценах 1992 года) составляла примерно 2,9 млрд рублей. Больше всего Валентину Ивановну возмутил тот факт, что профсоюзы практически сразу же стали распродавать свою курортную собственность. Причём делали это по  ценам ниже рыночных. Вывод, к которому пришла руководитель Совета Федерации, оригинальностью не отличался. Она предложила «послушать на комитете» профсоюзных лидеров и выяснить, «сколько из этих активов было продано и куда подевались деньги».

Реакцию ФНПР долго ждать не пришлось. Их ответ сводился к простой формуле: «Федерация независимых профсоюзов России открыто и легально с 1992 года владеет, пользуется и распоряжается профсоюзным имуществом – то есть является законным собственником имущества, которое было передано ФНПР Всеобщей конфедерацией профсоюзов после распада СССР. Российская Федерация никакого имущества в собственность профсоюзам не передавала».

Но на этом профсоюзные лидеры решили не останавливаться, порекомендовав Совфеду провести  ни много ни мало  «анализ ваучерной приватизации, залоговых аукционов, перманентного принятия Правительством Российской Федерации решений о приватизации оставшихся государственных активов, в том числе недр, установлению их бенефициаров, а также  расходования полученных в результате этих процессов финансовых средств».

Берите ношу по себе…

Этот интересный и содержательный заочный спор мог бы продолжаться довольно долго, если бы в процесс не вмешались сотрудники Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел России. 1 ноября 2019 года в штаб-квартиру ФНПР в Москве явились следователи Главного управления МВД по СКФО и затребовали у сотрудников аппарата документацию за последние 15 лет. А уже 18 ноября было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество».

Проведённая проверка установила, что в результате действий руководителей ФНПР и Федерации профсоюзов Ставропольского края были незаконно реализованы объекты недвижимого имущества санаторно-курортного комплекса Кавказских Минеральных Вод, принадлежащие ФНПР и ФПСК, на сумму 948 168 745 рублей. По версии следователей, объекты реализовывались по заниженной цене, в результате чего «неустановленные лица» нанесли материальный ущерб неопределённому кругу лиц из числа членов ФНПР и ФПСК на общую сумму 302 836 837 рублей.

Прошёл ещё один месяц, и 17 декабря 2019 года Арбитражный суд Ставропольского края принял к производству дело о ликвидации юридического лица – ООО «Курортное управление (холдинг)», генеральный директор которого депутат краевой Думы Николай Мурашко. Исковое заявление с таким требованием поступило в суд от Межрайонной инспекции № 11 ФНС по Ставропольскому краю.

Теперь оба этих судебных процесса продвигаются параллельно, порождая некую интригу и обрастая всевозможными слухами и домыслами. Но вот что доподлинно известно, так это то, что, как утверждают авторитетные юристы, доказать вину по части 4 статьи 159 УК РФ будет чрезвычайно трудно. На практике подобные дела могут рассматриваться годами. Ключевой особенностью данной статьи является сам факт возможности избежать наказания. Закон позволяет воспользоваться такой возможностью гражданам, которые вернут имущество, приобретённое в результате обманных махинаций.

Околокурортные странности и страсти

Но и здесь не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. Вполне может возникнуть такая ситуация, когда вернуть ООО «Курортное управление (Холдинг)» реализованную собственность, а уж тем более получить добросовестным приобретателям уплаченные за них денежные средства окажется задачей трудноразрешимой.

Что такие опасения небеспочвенны, можно понять, обратившись к конкретным примерам.

В тот же день, когда суд приступил к рассмотрению заявления налоговиков о ликвидации ООО «Курортное управление (Холдинг)», т. е. 17 декабря 2019 года, в ставропольский арбитраж поступило три заявления от трёх коммерческих структур, подконтрольных известному бизнесмену Роману Абрамову.

В заявлениях было указано, что в октябре 2015 года ООО «Платная поликлиника» за 39 197 000 руб. приобрело у «Холдинга» здание «Нижних радоновых ванн» в Пятигорске. Одновременно с этим в собственность ЗАО «Лира» на основании договора купли-продажи перешли «Пятигорская грязелечебница» (стоимость – 260 293 000 руб.) и объект, расположенный в Пятигорске по адресу: ул. К. Маркса 4, ул. Красноармейская, 7 (стоимость – 49 944 000 руб.).

Ещё одна структура - ООО «КМВЭнергосбыт» - за 46 988 000 руб. обзавелась объектом, расположенным в пятигорском «Цветнике» по пр. Кирова, 21. Заявители просили суд принять предварительные обеспечительные меры, позволяющие в случае вынесения пятигорским судом решения о признании недействительными ранее заключённых договоров купли-продажи, гарантировать возврат денежных средств.

Суду потребовались всего лишь сутки на изучение материалов дела и вынесение решения. Поразительно, но все судьи пришли к единому выводу о том, что «заявитель не привёл доводов и доказательств реальной угрозы неисполнения судебного акта в случае непринятия таких мер и возможности причинения ему значительного ущерба в рамках заявленного  прокурором иска»,  и вынесли три решения (написанные, как под копирку) об отказе в удовлетворении исковых требований.

Интересно, а знали ли уважаемые судьи о том, что сумма возврата составляет более 396 миллионов рублей, что сопоставимо с выручкой ООО «Курортное управление (Холдинг)» за 2018 год и в четыре раза превышает его годовую прибыль? Если, да, то как тогда можно заявлять об отсутствии реальной угрозы неисполнения  решения суда?

На определённые размышления настраивают также высказывания о правильности-неправильности перехода прав собственности на различные курортные объекты. В своё время в бывших корпусах профсоюзных здравниц появились такие замечательные санатории, как «Плаза» (г. Кисловодск), «Русь» (г. Ессентуки), «Пятигорский нарзан». Никаких вопросов при этом не возникало. В то же время в корпусах ессентукского «Санатория имени И.П. Павлова» разместились структуры Росалкогольрегулирования и налоговой службы, а в одном из корпусов  пятигорского «Санатория им. М. Ю. Лермонтова» - выездная сессия краевого суда на КМВ. При желании этот список можно продолжить. Вопрос только в том, что федеральный закон запрещал перепрофилирование санаториев.

Но не только для государственных структур было сделано исключение. Вот, например, расположенное в первой охранной зоне курорта Ессентуки здание бывшего «Санатория имени Клары Цеткин» вначале перешло в собственность некоего частного инвестора, пообещавшего сделать из него санаторий экстракласса. Правда, потом инвестор передумал и решил превратить корпус санатория в элитное жильё. Причём помог ему в этом  Ессентукский городской суд, который именем Российской Федерации постановил не обращать внимание на ограничения, установленные 26-м федеральным законом и встал на защиту творчески мыслящего инвестора.

Таких примеров тоже можно привести достаточное количество.

Вот и получается, что не всё так однозначно в вопросе с санаторно-курортной собственностью Кавказских Минеральных Вод. И только лишь претензиями к ФНПР и его дочерним структурам он не ограничивается.

Комментарии ()