еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Мусор решили разделить на полезный и бесполезный

Фото: dutchpictureindustry.com

         Чем глубже наша страна погружается в проводимую с 1 января 2019 года мусорную реформу, тем все отчётливее вырисовывается картина явного несоответствия идеального способа обращения с твёрдыми коммунальными отходами, который должен быть повсеместно внедрён до 2030 года  теми робкими неубедительными и противоречивыми шагами, которые предпринимаются для достижения заявленной цели.

Наблюдая за действиями персонажей, ответственных за проведение этой реформы, невольно начинаешь сравнивать их с телодвижениями плохого танцора, которому, как известно, постоянно что-то мешает. Поэтому им и приходится идти на всевозможные ухищрения, предлагая всё более экстравагантные идеи, лишь бы только никто не догадался о неспособности справиться с решением поставленной задачи. Ну а в том, что их больше волнует поиск объяснений, почему они не достигли желаемого результата, нежели разработка способов продвижения к заветной цели, уже мало кто сомневается.

 

 

Метаморфозы мусорной стратегии

 

         В следующем году исполнится десять лет утверждённой Минприроды России Комплексной стратегии обращения с отходами, которая была рассчитана до 2030 года. В этом документе было учтено практически всё: необходимость сокращения объёмов ТКО, направляемых на полигоны для захоронения, планы по вовлечению в хозяйственный оборот как можно большего количества содержащихся в отходах компонентов, прежде всего таких, как металл, стекло, пластик, автошины, текстиль, бумага.

По замыслу разработчиков Стратегии очень важно было перейти к экономике замкнутого цикла, при которой образующиеся отходы перерабатываются и направляются на повторное использование. Такой подход позволил бы и первичные ресурсы сберечь, и количество мусорных свалок сократить, что способствовало бы оздоровлению экологической ситуации.

 

         Спустя год после утверждения Комплексной стратегии в закон «Об отходах производства и потребления» внесли изменения, необходимые для старта мусорной реформы. Однако их вступление в силу сразу же отодвинули на более поздний срок. Объяснение случившемуся было традиционное – чтобы регионы успели подготовиться к новым правилам. Таким образом, закон начал действовать только с 1 января 2019 года. Но и здесь не обошлось без исключений. В Москве, Севастополе и Санкт-Петербурге старт реформы перенесли на 2022 год.

 

         Незадолго до объявления начала мусорной реформы правительство утвердило ещё один интересный документ – «Стратегию развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года». В ней впервые было сказано о необходимости создания экотехнопарков, промышленных кластеров, специализирующихся на переработке и утилизации отходов производства и потребления. Всего, по расчётам разработчиков Стратегии, за 12 лет необходимо будет запустить в эксплуатацию 70 таких экотехнопарков, затратив на их создание 5 трлн рублей.

 

         Сама по себе идея с технопарками была неплохой. Правда, как всегда, подвели исполнители, которым надлежало красивую идею воплотить в не менее прекрасную действительность. Осенью прошлого года госкорпорация «Росатом» пообещала до 2024 года ввести в строй всего семь экотехнопарков, причём предназначенных для переработки исключительно отходов I и II классов опасности.

 

         Всерьёз о возможности строительства первого в России экопромышленного парка по переработке ТКО заговорили только на XXV Петербургском международном экономическом форуме, который на прошлой неделе закончил свою работу. В соответствии с соглашением, подписанным губернатором Ставрополья Владимиром Владимировым и руководителем компании «Российский экологический оператор» Денисом Буцаевым, в Невинномысске в 2024 году должен будет появиться современный экотехнопарк, на котором из отходов стекла, пластика и ПЭТ-тары наладят выпуск разнообразных полезных вещей.

 

         Несложно заметить, что если двигаться такими темпами, то к 2030 году сложно будет выйти на уровень 50% промышленной переработки всех образующихся в нашей стране отходов, что объявлено главным целевым показателем проводимой мусорной реформы. Слишком уж фантастическими выглядят поставленные три года назад задачи.

 

         Вероятнее всего, к таким же неутешительным выводам пришли и сами разработчики мусорной реформы. Причём сделали они это уже в конце декабря 2019 года, когда реформа только набирала свои обороты. Без особого труда им удалось пролоббировать принятие федерального закона, который уравнял понятия «переработка» и «сжигание» мусора. Таким нехитрым способом исчезла разница между вторичным использованием отходов и их физическим уничтожением. Не исключено, что по мере приближения 2030 года появятся и другие, не менее забавные способы использования вторичных материальных ресурсов. Только вот станет ли от этого лучше природе и человеку – вопрос.

 

 

 

Обещанного три года ждут

 

         По странному стечению обстоятельств к разработке законопроекта, направленного на создание и развитие системы обращения с вторичными ресурсами, народные избранники решили подойти только спустя три года после начала проведения мусорной реформы. Заодно они попытались исправить недоработки своих предшественников и законодательно определить смысл таких понятий, как «вторичные ресурсы» и «вторичное сырьё», которые через восемь лет нельзя будет закапывать на свалках, а только направлять на повторную переработку.

 

         С этой целью группа народных избранников во главе с председателем думского комитета по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Дмитрием Кобылкиным разработала и 18 февраля 2022 года внесла на рассмотрение нижней палаты парламента проект федерального закона №74417-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Дополнительным стимулом для подготовки данного законопроекта послужила информация о том, что до 2024 году примерно 40% регионов исчерпают ресурс своих полигонов по захоронению ТБО и их просто негде будет размещать.

 

         Главное новшество закона заключается в создании условий для максимального извлечения из общей массы отходов так называемого «полезного мусора», который можно будет переработать в нужные потребителю изделия. Причём для достижения этой цели годятся любые средства. Можно будет, например, разрешить предпринимателям самим утилизировать отходы либо передавать их сторонним организациям. Что же касается граждан, то для них решено создать систему пунктов по приёму вторичных ресурсов, включая фандоматы для сбора пластиковых бутылок и алюминиевых банок.

 

         Ещё одной новинкой законопроекта является признание извлечённого из мусора вторичного сырья побочными продуктами производства. Для бизнесменов это имеет принципиальное значение, т.к. за размещение отходов производства и потребления необходимо вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду, а за складирование вторсырья – нет.

 

         Разработчики проекта закона настаивали на вступлении его в силу с 1 сентября 2022 года. В таком виде за него проголосовали депутаты Госдумы 24 мая текущего года. Но вслед за этим стали происходить события, убеждающие нас в том, что не всем хорошим идеям в конечном итоге суждено сбыться.

 

         Уже 9 июня 2022 года глава Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин неожиданно заявил, что с принятием данного закона не следует торопиться.  «Поддерживая в целом направленность проекта, следует, по мнению палаты, отложить на один год срок вступления в силу законопроекта с учётом необходимости подготовки подзаконных нормативных актов, создания сети пунктов приёма вторичных ресурсов», — сказал руководитель ведущего бизнес-объединения России.

Получается, что три года чиновники и бизнесмены проспали. Первые  не разработали необходимые нормативные акты, а вторые не слишком усердствовали по теме оборудования пунктов приёма вторсырья. Но если они не сумели этого сделать на протяжении трёх лет, то как можно быть уверенными в том, что у них всё получится за год?

 Следовательно, потребуется ещё одна отсрочка даты вступления закона, затем – ещё одна. И так до бесконечности? А как же тогда быть с контрольной датой 1 января 2030 года, после наступления которой все коммунальные отходы должны в обязательном порядке сортироваться, а не менее 50% извлечённых из них вторичных ресурсов – перерабатываться в полезные изделия?

 

 

 

Оптимисты не считают, что опять ничего не получается

 

         Несмотря на наличие огромного количества вопросов к проводимой мусорной реформе находятся ещё оптимисты, вполне удовлетворённые её ходом. К их числу относится зампред федерального правительства Виктория Абрамченко, убеждённая в успехах создаваемой новой системы обращения с твёрдыми коммунальными отходами. Именно об этом она заявила на ПМЭФ-2022, убеждая собравшихся в том, что «вся Россия за исключением нескольких муниципалитетов в Хабаровском крае, где просто ещё не выбрали регионального оператора, перешла на новую систему учёта, сортировки, обработки и вывоза твёрдых коммунальных отходов».

 Некоторые участники экономического форума тут же вспомнили, как днём ранее Виктория Абрамченко вынуждена была признаться, что федеральная программа «Чистый воздух» будет продлена ещё на два года. Просто в условиях западных санкций компании не могут приобрести анализаторы дыма, позволяющие им контролировать снижение выбросов в атмосферу.

 

          Но если с импортными газоанализаторами возникли такие трудности, то они неизбежно возникнут и со сложными оптическими сепараторами, используемыми на мусоросортировочных линиях. А ещё от импортных поставок очень зависит переработка отходов. В каждом конкретном случае используются уникальные станки и оборудование, производство которых в России не налажено и в ближайшей перспективе не просматривается. Правда, и здесь нашёлся оптимист (им оказался заместитель гендиректора ППК «Российский экологический оператор» Алексей Макрушин), утверждавший: «В перспективе, думаю, мы и сами начнём производить необходимое оборудование для отрасли».

 

         С таким утверждением очень сложно поспорить. Особенно если не знать временных рамок «перспективы». Очень не хотелось бы, чтобы она, т.е перспектива, не перешагнула рубеж 2030 года, что вполне закономерно можно будет считать провалом мусорной реформы.

 

         Тем не менее при таком отношении к ней со стороны депутатов и бизнесменов подобный сценарий развития событий не стоит исключать.

Комментарии ()