еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Минкавказ разработал очередной безграмотный законопроект

Эта история со строптивым законопроектом, который никак не удаётся приручить Министерству по делам Северного Кавказа, берёт свое начало с июля 2014 года. Именно тогда после памятного заседания Совета Федерации руководство страны поручило только что образованному министерству оперативно разработать и представить на утверждение проект закона об особо охраняемом эколого-курортном регионе Российской Федерации – Кавказские Минеральные Воды.

Скоро исполнится четыре года, на протяжении которых ведомство Льва Кузнецова методом проб и ошибок неуклюже пыталось выполнить данное ему поручение. За это время на суд публики представили полтора десятка версий законопроекта, каждая из которых не выдерживала никакой критики, вызывала разочарование и становилась предметом насмешек.

         Говорить меньше – делать больше

         В конце марта текущего года после полугодовой паузы руководство Минкавказа  отрапортовало  о  разработке  очередного  варианта  проекта  закона о Кавминводах. 

         По всему было видно, что на этот раз разработчики курортного закона решили действовать наверняка, сразу же обрушив со страниц многих СМИ поток специально подобранной информации, адресованной доверчивым гражданам.  Одни только заголовки статей чего стоят! «Водам повышают статус», «Из Кавминвод хотят сделать курортный регион», «Минкавказ РФ намерен придать региону Кавказских Минеральных Вод статус курорта», «Регион КМВ может стать курортом».

         Трудно сказать, чего во всем этом было больше: ничем не подкрепленных министерских амбиций или абсолютного незнания истории курортного региона? Странная картина получается. Не только в России, но и далеко за ее пределами прекрасно знают, что курортный регион Кавказских Минеральных Вод существует уже более двух столетий. 24 апреля 2018 года исполняется 215 лет с момента придания курортам Кавминвод государственного статуса.

         Если не нравится царская эпоха, можно обратиться к современной истории российского государства. 27 марта (за день до публикации очередного шедевра Минкавказа) исполнилось 26 лет с момента подписания первым Президентом России Борисом Ельциным знаменитого указа № 309 о признании Кавказских Минеральных Вод особо охраняемым эколого-курортным регионом Российской Федерации. Говорить после этого, что только теперь благодаря стараниям Минкавказа какая-то малопонятная территория наконец-то станет курортным регионом с соответствующим статусом, – несусветный бред и странные фантазии людей, так и не сумевших вникнуть в суть проблемы. Кавказские Минеральные Воды уже давно имеют максимально возможный курортный статус. Беда только в том, что многие федеральные чиновники этого стараются не замечать и не спешат выполнять нормы и правила, установленные действующим законодательством в отношении федеральных курортов.

         Сами не знают, чего хотят

         В последнем варианте законопроекта о Кавминводах содержится множество странностей и противоречий, нестыковок с нормами действующих законов. Судя по высказываниям представителей Минкавказа, невозможно определить, чего они хотели бы добиться с помощью нового закона. В одном из последних своих заявлений глава Минкавказа Лев Кузнецов сформулировал поставленную цель следующим образом: «Наш законопроект изменит существующую на сегодня систему управления регионом и будет осуществляться в разрезе тех полномочий, которые сегодня регулируются уже существующими законами».

Вот и попытайтесь понять, останется ли система управления курортным регионом прежней, как это предусмотрено существующими законами, или она изменится, как только будет утвержден предложенный законопроект?

         К слову сказать, три года назад 24 февраля 2015 года на совещании в краевом правительстве Лев Кузнецов говорил совершенно иное: «Разрабатываемый закон «О курортном регионе «Особо охраняемый эколого-курортный регион Кавказские Минеральные Воды» не изменит существующую на сегодня систему управления регионом». Поэтому, анализируя высказывания руководителя Минкавказа, не представляется возможным сделать однозначный вывод, какое из них отражает истинные намерения разработчиков законопроекта. Тем более что в тексте проекта закона нет даже упоминая об органе, который будет осуществлять государственное управление курортным регионом федерального значения. Как, впрочем, нет никакого указания на то, что Кавказские Минеральные Воды являются курортным регионом Российской Федерации, а не, скажем, регионального или местного значения.

         В этом плане интересно также заявление, сделанное 18 марта 2015 года директором одного из департаментов Минкавказа Ольгой Рухуллаевой (в настоящее время она является заместителем министра): «Что же касается границ региона КМВ, менять их мы не планируем». Спустя три года в окончательном варианте проекта закона эта мысль звучит совершенно иначе: «Границы курортного региона, установленные до вступления в силу настоящего федерального закона, признаются недействительными».

         Самый плохой вариант законопроекта

         Если не торопясь, вдумчиво прочитать семь страниц текста, озаглавленного как проект федерального закона «О курортном регионе Кавказские Минеральные Воды», можно сразу же без колебаний назвать его наихудшим и самым опасным из всех ранее разработанных вариантов.

         Авторы законопроекта предлагают присоединить к курортному региону  непонятные территории, расположенные за границами курортов федерального значения Ессентуки, Железноводск, Кисловодск и Пятигорск. Это дает право уполномоченному органу (которым, само собой разумеется, должен быть Минкавказ) по своему усмотрению отнести любой приглянувшийся земельный участок к региону КМВ. Здесь усматриваются не только признаки волюнтаризма, но и довольно четкие контуры коррупциогенной составляющей.

         Очень странным с точки зрения гидрогеологии и действующего закона выглядит предложение разработчиков законопроекта рассматривать  территорию курортного региона отдельно от его округа горно-санитарной охраны. Как же в таком случае быть со статьей 1 Федерального закона от 23 февраля 1995 года № 26-ФЗ, согласно которой, «курортный регион – территория с компактно расположенными на ней курортами, объединенная общим округом санитарной (горно-санитарной) охраны»?

         Но на этом странности с регионом и его охранными зонами не заканчиваются. В законопроекте указано, что принятие решений об установлении или изменении границ курортного региона относятся к полномочиям Правительства РФ.

В то же время уполномоченный орган (Минкавказ) будет самостоятельно принимать решения об изменении или прекращении существования границ округов горно-санитарной охраны на территории курортного региона. Представляете абсурдность ситуации, если Минкавказ решит упразднить охранные зоны курортного региона (такое может случиться, когда охранять будет  больше нечего), а федеральное правительство продолжит считать территорию заслуживающей особого статуса?

         Чтобы не слишком мелочиться, Минкавказ решил позаимствовать у федерального правительства еще и вопросы, связанные с международным сотрудничеством в сфере развития курортного региона.

         Ничего нового с охраной природных лечебных ресурсов в границах курортного региона разработчики законопроекта решили не предлагать. Не мудрствуя лукаво, они просто включили в предложенный проект норму, отсылающую к уже упоминавшемуся Федеральному закону № 26-ФЗ. Но в данный многострадальный закон уже внесено одиннадцать поправок, сделавших его по сути рамочным, ничего не контролирующим и ничего не защищающим законом. Если депутаты внесут дополнительно пару-тройку поправок в закон о лечебно-оздоровительных местностях и курортах, то от него останутся одни лишь воспоминания. В таком случае вопросы организации охраны природных лечебных ресурсов курортного региона КМВ окажутся в подвешенном состоянии.

         Точно так же разработчики законопроекта поступили с мониторингом состояния подземных минеральных вод. Вместо ожидаемого создания мощного центра государственного мониторинга состояния недр, позволившего  бы надежно защитить основное богатство курортного региона от загрязнения и истощения, предложено зафиксировать в законе, что Роснедра будут представлять Минкавказа информацию, которую те в виде доклада направят в правительство страны. Они, наверное, полагают, что если данные мониторинга пойдут в Москву не напрямую, а через посредника в лице Минкавказа, это резко повысит степень защищенности недр.

         Красивое курортное здание пытаются построить на песке

         Это может показаться странным, но основной объем нового законопроекта о курортном регионе КМВ приходится вовсе не на регулирование вопросов обеспечения качества  минеральных вод, не на мониторинг состояния недр и даже не на ужесточение требований к соблюдению режимных ограничений хозяйственной деятельности в охранных курортных зонах. Судя по всему, разработчиков судьбоносного для Кавказских Минеральных Вод закона больше всего волнуют совершенно иные проблемы, а именно: как сократить границы зон горно-санитарной охраны курортного региона, как перетянуть на себя полномочия федерального правительства, как сформулировать новые правила градостроительной деятельности. Даже внешний вид зданий и заборов вокруг них, а также правильное размещение наружной рекламы для чиновников Минкавказа более актуальны, чем состояние природного комплекса уникального региона.

         В этом и заключается основной парадокс министерства, сотрудники которого склонны увидеть все незначительные проблемки, но при этом оставляют без внимания глобальные проблемы, без решения которых все остальное теряет всякий смысл.

         Одно ясно – разработанный законопроект ничего хорошего Кавминводам не принесет. И если федеральное правительство не постесняется в таком виде внести его на утверждение в Госдуму, вероятнее всего, нам опять придется услышать нелестные слова депутатов в адрес авторов безграмотного законопроекта, как это было при рассмотрении закона о курортном сборе, разработанного все тем же Минкавказа.

 

Комментарии (0)