еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Манёвр со смертельным исходом

Несмотря на то, что аварии на российских дорогах далеко не редкость, проехать мимо стоящих у обочины разбитых авто без внутренней дрожи невозможно. Тем более нельзя не остановиться, если видишь людей, нуждающихся в помощи. Но и попытки избежать ответственности за ДТП также имеют место быть. Особенно в тех случаях, когда оно стало причиной гибели человека.

Всё решили секунды

В конце ноября 2013 года врач Владислав Габриелян вместе с женой и ребёнком ехал из Ставрополя в село Дивное. Проезжая посёлок Ямки, «Опель» Владислава двигался в колонне автомашин со скоростью 50-60 км/час; перестроившись на дополнительную правую полосу, он увеличил скорость до 90 км.

В какой-то момент «Опель» фактически поравнялся с едущим по левой полосе автомобилем «Kia», водитель которого вдруг стал резко сворачивать на соседнюю правую полосу. Понимая, что сейчас произойдёт столкновение и пытаясь его избежать, Владислав повернул руль вправо и нажал на тормоз.

То, что произошло потом, длилось всего несколько секунд. Выехав на правую обочину, «Опель» стал неуправляемым, его резко занесло и в буквальном смысле швырнуло на встречную полосу. Желая избежать одного ДТП, водитель стал участником другого, на полном ходу столкнувшись с двигавшейся навстречу «четырнадцатой». Злополучная «Kia» тем временем стремительно удалялась в направлении Астрахани.

Получив в результате столкновения ушибы грудной клетки и поясницы, Владислав смог выбраться из разбитой машины и достать с заднего сиденья ребёнка. Почувствовав боль, лёг на землю. В это время рядом уже остановились несколько машин, пассажиры которых спешили оказать помощь пострадавшим. Вызвали «скорую», на которой его жена и сын были отправлены в ближайшую больницу; самого водителя туда доставили на одном из попутных авто.

Неожиданный свидетель

Пассажир «четырнадцатой» Екатерина Галушко скончалась по пути в больницу, её гражданский муж Виктор Чернец, находившийся за рулём, получил многочисленные травмы, которые квалифицировали как тяжкий вред здоровью. В сложившейся ситуации кто-то должен был нести ответственность за всё произошедшее. Вопрос – кто?

Один из очевидцев аварии – Ярослав Денисов – на своём автомобиле догнал уже успевшего уехать водителя «Kia», которого обозначил как виновника ДТП. Ярослав объяснил ему ситуацию, взял номер телефона и сообщил полученные данные сотрудникам ГИБДД. Так в деле появилось новое лицо – Вячеслав Шиловский.

Позже в своих показаниях он расскажет, что в тот день ехал в командировку. По словам, В. Шиловского, колонна машин тянулась медленно, и при первой же возможности он решил её обогнать, свернув на дополнительную правую полосу. Увидев соответствующий дорожный знак, перестроился, но, убедившись, что завершить манёвр не представляется возможным, снова вернулся на левую полосу и спокойно продолжил путь.

Из показаний следует, что В. Шиловский видел в зеркало, как некий автомобиль разворачивается через проезжую часть, но значения этому не придал. А через некоторое время его догнал неизвестный водитель, сообщивший, что при подъезде к посёлку Ямки произошло ДТП, и попросивший оставить контактные данные (это был уже знакомый нам Я. Денисов).

О том, что Шиловский мог стать виновником аварийной ситуации, мужчина не сказал, к месту аварии вернуться не предложил. Сам он никакого ДТП в указанном месте не видел, тем не менее номер телефона продиктовал. Вот только зачем – не ясно. Ведь если ты не являешься свидетелем какого-либо происшествия (не важно, какого) и не способен внести ясность в ситуацию, то какой в этом смысл? Разве что для собственного спокойствия?

А в показаниях – нестыковки

Изначально у следствия были две версии произошедшего – В. Габриеляна и В. Шиловского. Согласно первой, опасную помеху, приведшую к роковому ДТП, создал именно водитель автомобиля «Kia»: неосторожная попытка выехать на правую полосу без включения сигнала поворота заставила Габриеляна совершить поворот вправо и применить экстренное торможение, в результате чего его «Опель» вынесло на обочину, а затем и на встречную полосу.

По версии Шиловского, никакой угрозы параллельно двигавшемуся транспорту он не создавал, попытку перестроиться действительно предпринял, но, убедившись в нецелесообразности этого манёвра, вернулся на ранее занимаемую полосу.

Несмотря на наличие многочисленных очевидцев аварии в ходе следствия и в судебном заседании всё случившееся детально описал только один человек – Я. Денисов, «Форд» которого ехал следом за «Опелем» В. Габриеляна. Он изначально называл Шиловского виновником ДТП (почему и последовал за ним), а действия Габриеляна объяснил стремлением избежать столкновения. Больше никто из граждан, проезжавших мимо и остановившихся для оказания помощи, не смог описать произошедшее.

Вот только сам Шиловский отрицал, что Денисов сообщал о его вине за произошедшую аварию. Впоследствии в показаниях Шиловского вообще возникают расхождения. Так, изначально он говорил о том, что ехал со скоростью 50 км/час, так как движение «Kia» было ограничено скоростью ехавшего впереди колонны грузового транспорта, а саму попытку перестроиться он сделал сразу после появления дополнительной правой полосы.

Однако через год неожиданно вспомнил, что перед попыткой перестроения он увеличил скорость до 70 км. Правда, одновременно забыл, на каком именно участке дополнительной полосы им был предпринят этот манёвр. Вот такая странная особенность человеческой памяти: спустя год одни обстоятельства неожиданно вспоминаются во всех подробностях, а другие напрочь вылетают из головы!

Экспертиза – фундамент обвинения

Уголовное дело по факту ДТП со смертельным исходом было возбуждено только в августе 2014 года. Всё это время и Габриелян, и Шиловский проходили по делу в качестве свидетелей. Нестыковки в показаниях последнего нисколько не смущали старшего следователя В. Степанова, главным козырем которого должны были стать выводы автотехнической судебной экспертизы, проводившейся на базе «Северо-Кавказского регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции РФ».

Заключения пришлось ждать долго – аж до декабря следующего года, но сделанных экспертом А.М. Куликовым выводов оказалось достаточно, чтобы в деле остался только один подозреваемый, который вскоре и стал обвиняемым – Владислав Габриелян. По мнению эксперта, в сложившейся ситуации он располагал возможностью избежать столкновения с автомобилем Шиловского без применения экстренного торможения и выезда на обочину со всеми дальнейшими последствиями.

Можно только гадать, почему для подготовки и проведения экспертизы понадобился год. Официально следователем Степановым было вынесено два постановления о её производстве с интервалом в три месяца: 1 сентября и 2 декабря 2014 года. Правда, за это время В. Шиловский успешно вспомнил одни обстоятельства дела и запамятовал другие. А следователь Степанов подготовил такие данные для расчётов эксперта, что Габриеляна априори можно было объявлять виновным.

Сам обвиняемый убеждён, что результаты экспертизы сознательно подгонялись под версию, изложенную Шиловским, а при её проведении были допущены грубые нарушения. В частности, неверно указана скорость движения автомобиля «Kia», угол его перестроения, а также проигнорирован вопрос момента возникновения опасности для водителя «Опеля».

Слухи из социальных сетей

Позже, когда В. Габриелян уже предстал перед судом, стороной защиты были получены результаты независимого исследования, проведённого на базе «Северо-Кавказского института независимых экспертиз и исследований». Выводы эксперта К. Иванова оказались прямо противоположны тем, что были сделаны ранее экспертом А. Куликовым. Правда, приобщить их к материалам дела не удалось, в противном случае они могли в корне изменить весь ход процесса.

В полученном заключении, в частности, значилось, что именно В. Шиловский своими действиями создал опасную дорожную обстановку как себе, так и другим участникам движения, которой он мог избежать при соблюдении ряда пунктов Правил дорожного движения. Действия же В. Габриеляна эксперт признаёт вынужденными, не выявив в них никаких нарушений.

Слушания по делу о ДТП длились почти полтора года. За это время из зала суда страсти выплеснулись в виртуальное пространство: родственники погибшей, уверенные в виновности Владислава, разместили в Интернете петицию с требованием наказать того, кого считали убийцей. Произошедшее уже обрастало слухами. Среди прочего утверждалось, что виновник аварии занял в машине «скорой помощи» место жертвы, заставив её ждать! Тот факт, что самого Владислава в больницу везли на попутной машине, никого не интересовал.

Противоречия считаются несущественными...

Не известно, какую роль сыграли эти призывы при вынесении приговора, но в июне 2016 года судья Грачёвского районного суда Сергей Мамонов огласил обвинительный вердикт, признав В. Габриеляна виновным и назначив ему наказание в виде трёх лет лишения свободы условно. Кроме того, осуждённый попадал под амнистию, объявленную в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне. Тем не менее суд обязал его выплатить родственникам погибшей Е. Галушко неподъёмную для врача полуторамиллионную компенсацию.

В основу приговора легли выводы эксперта, которые, по мнению судьи, не противоречили совокупности всех имеющихся в деле доказательств, в том числе показаниям очевидцев. Действительно, подкорректированным показаниям свидетеля Шиловского данные экспертизы нисколько не противоречат. Но как быть с показаниями свидетеля Я. Денисова, которые подтверждают рассказ осуждённого? Суд посчитал, что имеющиеся в показаниях свидетелей «незначительные противоречия» не влияют на вывод о виновности подсудимого!

Время идёт. Несмотря на заявленную амнистию, Владислав Габриелян продолжает доказывать свою невиновность в судах вышестоящих инстанций, добиваясь пересмотра дела – вслед за апелляционной жалобой следует кассационная. Он уверен: в поисках правды стоит дойти до Верховного суда.

Комментарии (0)