еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Кто же так здравоохранение развивает?

Фото из открытых источников.

В том, что отечественное здравоохранение само нуждается в серьёзном лечении, уверено абсолютное большинство россиян. В последнее время к пониманию того, что с отраслью необходимо что-то делать, и чем быстрее, тем лучше, пришло также руководство федерального Минздрава.

 

Программы меняются, проблемы остаются

 

         По сложившейся традиции, решать проблему предложили старым проверенным способом, а именно - разработкой новой государственной программы. 11 августа 2021 года на официальном сайте Министерства здравоохранения РФ был размещён проект госпрограммы «Развитие здравоохранения». В случае её утверждения до конца текущего года, на что очень надеется руководство Минздрава, к реализации программы приступят с 1 января будущего года. А завершить её планируют в декабре 2024 года.

         Примечательно, что прежняя программа, утверждённая правительственным постановлением в декабре 2017 года, была рассчитана на период с 2018 по 2025 годы. Но документ не проработал и половины отведённого ему срока, как понадобилось в срочном порядке пересматривать его основные положения.

 Конечно же, все произошедшее можно было бы со спокойной душой списать на пандемию коронавируса, появление которой на момент принятия «Программы развития здравоохранения до 2025 года» никто предвидеть не мог. Правда, в таком случае непонятно, почему аналогичную программу, срок действия которой был рассчитан с 2013 по 2020 годы, пришлось в срочном порядке пересматривать и переутверждать в 2017 году, когда никаких серьёзных потрясений отрасль не испытывала и должна была спокойно развиваться в плановом режиме.

         Наиболее вероятным объяснением чехарды с госпрограммами «Развития здравоохранения» вполне может оказаться, например, такое, что руководству Минздрава (как прежнему, так и нынешнему), как плохому танцору, всегда что-то мешает. И все свои недочёты списать на разразившуюся пандемию коронавируса вряд ли получится. Просто потому, что «хроническое недомогание» Министерства здравоохранения носит глубинный характер. А зловредный Ковид-19 только обострил их и обнажил системные просчёты в управлении и развитии здравоохранения.

 

Задачи поставлены, цели ясны

 

         После переформатирования программы главной задачей госполитики в сфере охраны здоровья теперь объявлена борьба с распространением инфекционных заболеваний. А когда эта задача будет успешно решена, можно перейти к следующему этапу – восстановлению плановой работы медучреждений. В том смысле, что роддома перестанут использовать в качестве ковидных госпиталей, а специализированные клиники будут заниматься лечением профильных больных.

         Есть в госпрограмме ещё одна задача, сформулированная как «повышение удовлетворённости медицинской помощью». Только вот по каким критериям и кто будет определять выполнение данного мероприятия, в документе нет ни слова. Тем не менее мало кто из наших сограждан  станет сомневаться, что эта задача в отличие от всех остальных Минздравом России будет успешно решена.

         Все сформулированные задачи, по замыслу разработчиков госпрограммы, должны служить достижению двух главных целей – снижению к 2030 году смертности населения от всех причин до 11,4 на 1000 населения и повышению ожидаемой продолжительности жизни на ту же дату до 78 лет.

 Проблема только в том, что достичь запланированных показателей будет крайне сложно. В этом убеждают результаты реализации пока ещё действующей программы «Развитие здравоохранения». Судя по официальным данным,  их никак нельзя назвать положительными. Так, в 2020 году ожидаемая продолжительность жизни составила 71,5 года, сократившись по сравнению с 2019 годом  почти на два года.

При этом общая смертность по сравнению с 2019 годом выросла на  18,6% -  до 14,6 на 1000 населения, в то время как годом ранее она составляла величину 12,3. 2020 год поставил своеобразный антирекорд по количеству умерших россиян, число которых увеличилось по сравнению с 2019 годом более чем на 340 тыс. и  составило 2138,6 тыс. человек. К слову сказать, примерно такой показатель смертности в нашей стране фиксировался в лихие 90-е годы. А ещё ранее – в 30-х годах прошлого века. Какая-то нехорошая аналогия напрашивается.

         Никто уже и не скрывает, что основной причиной бедственного положения отечественного здравоохранения является недостаточный уровень качественной и доступной первичной помощи, прежде всего в сельской местности. Несмотря на активное строительство на местах по-прежнему не хватает лечебных амбулаторий и фельдшерско-акушерских пунктов. Во многих больницах необходимо заменить устаревшее оборудование. Все так же далека от своего решения кадровая проблема.

 

Отечественное здравоохранение «оптимизировали»

по самое не балуй

 

         Самое удивительное во всей этой истории то, что к такому бедственному положению российское здравоохранение привели неуклюжие реформы отрасли и такие же попытки её оптимизации. Причём и то, и другое происходило в период, когда Минздравом руководила Татьяна Голикова, в качестве заместителя премьера отвечающая сейчас в федеральном правительстве за социальный блок.

         Можно быть абсолютно уверенными в том, что россияне ешё не скоро забудут то время, когда под чутким управлением министра Татьяны Голиковой отечественное здравоохранение целенаправленно погружалось в пучину хаоса. Такого разудалого и безответственного управления жизненно важной для наших соотечественников отраслью ещё никогда не было (и хотелось бы, чтобы больше никогда не повторилось) в истории нашей страны.

         Результаты деятельности Татьяны Голиковой на посту руководителя Минздрава России лучше всего показать на конкретных примерах. За то время, пока она была на посту министра, в нашей стране было «оптимизировано», в смысле «ликвидировано», 1300 больниц, 20 тыс. терапевтических и 9 тыс. инфекционных коек. Именно тех коек, которых так недоставало, когда в стране стала распространяться коронавирусная инфекция. К началу 2020 года после всех перетрясок и сокращений в России осталось всего 59,3 тыс. коек в инфекционных отделениях. А когда грянул ковидный гром,  пришлось в срочном порядке наращивать их до 278 тыс. коек, о чём в декабре прошлого года сообщил глава Минздрава Михаил Мурашко.

         Теперь же по решению председателя Правительства РФ Татьяна Голикова будет курировать реализацию программы «Развитие здравоохранения». Конечно же, можно предположить, что за прошедшие годы Татьяна Алексеевна осознала пагубность своих прежних действий и готова всю душу  вложить в скорейший возврат положения дел в отечественном здравоохранении на «доголиковский» уровень.

Только вот нынешнего социального вице-премьера сложно представить в образе человека, способного искренне признать свои ошибки  и стремящегося их исправить. Как утверждают люди, близко знакомые с Татьяной Голиковой, жизненная позиция у неё не та, да и характер оставляет желать лучшего.

 

         С таким куратором враги здравоохранению не нужны

 

         Убедиться в этом на личном опыте смогли многие, кому по воле судьбы пришлось столкнуться в своей работе с прежним главой Минздрава Татьяной Голиковой.  Очень показателен случай, произошедший в апреле 2011 года на форуме медработников, на котором присутствовал также Президент Российской Федерации Владимир Путин. Обращаясь к главе государства, известный российский педиатр и хирург, видный общественный деятель Леонид Рошаль в присутствии Татьяны Голиковой произнёс фразу, за которую «мадам Арбидол» пыталась потом отомстить доктору-правдорубу. А сказал он буквально следующие слова: «В Минздраве нет ни одного нормального опытного организатора здравоохранения».

         По странному стечению обстоятельств вслед за этим последовали  необъяснимые отставки высококвалифицированных медработников, которые имели свою точку зрения на творимые в здравоохранении безобразия и даже осмеливались критиковать их. В частности, своих постов лишились ректор Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова Михаил Пальцев и директор знаменитого МНТК «Микрохирургия глаза» Христо Тачхиди. С высших постов Минздрава были уволены профессионалы своего дела, открыто выступавшие против бурной деятельности Татьяны Алексеевны.

         Занимая кресло главы Минздрава, Голикова сумела продавить принятие федерального закона «Об обороте лекарственных средств», который, по мнению профессионального сообщества, отбросил лекарственное обеспечение России на уровень лихих 90-х. Но этого ей показалось мало, и по её настойчивым требованиям Росздравнадзор был лишён права контролировать качество лекарств. И это далеко не полный перечень «заслуг» Татьяны Голиковой перед отечественным здравоохранением.

         Вполне очевидно, что рассчитывать на какой-то положительный результат от кураторства «мадам Арбидол» реализации программы «Развитие здравоохранения» было бы верхом наивности. Но ведь присматривать за таким ответственным делом случайному человеку поручить нельзя. Тем более что финансовое обеспечение включённых в госпрограмму мероприятий на предстоящие три года увеличили почти на 400 млрд рублей.

         А тем временем суточная смертность в России от COVID-19 на протяжении последней недели не опускается ниже 800. 14 августа был установлен новый максимум за всё время пандемии, когда за сутки в нашей стране умерли  от коронавируса 819 человек.

         При таких обстоятельствах очень трудно поверить в реальность снижения показателя общей смертности, записанных в новой версии программы «Развитие здравоохранения». Точно так же, как слишком фантастическими кажутся показатели ожидаемой продолжительности жизни, которых нам пообещали достичь в ближайшие годы.

         Получается, что те, кто пытается таким образом развивать отечественное здравоохранение, постоянно пребывают в некоем параллельном измерении, не соприкасаясь с реальными проблемами.

         Но тогда возникает вполне закономерный вопрос: «А зачем вообще нужны такие программы?»

 

Комментарии ()