еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Каспийская война и ставропольская фемида

Юридическое противостояние дагестанской судоходной компании «Инвест» и Северокавказской оперативной таможни (СКОТ) началось ещё весной. Результатом возбуждения дел об административном правонарушении стал арест сразу трёх морских судов. Как следствие – сотни безработных и акции протеста вплоть до объявления голодовки. Разрешить конфликтную ситуацию должен был Минераловодский городской суд Ставрополья, куда дело направлено на рассмотрение. Но это теоретически. На практике же действия суда только способствуют тому, что узел противоречий затягивается всё сильнее.

Проверки, обыски, суды

ООО «Инвест» – одна из крупнейших судоходных компаний на Каспии, осуществляющая международные перевозки по линии Россия – Иран. Совсем недавно принадлежащие ей 11 морских судов обеспечивали работой порядка 1000 человек, а стабильный международный товарообмен достигал 700 000 тонн в год. Это положительным образом сказывалось как на экономике Дагестана, так и на социальной ситуации в этом небогатом регионе.

Как рассказал «Ставропольскому репортёру» юрист компании Эльдар Буттаев, интерес со стороны таможенных органов появился ещё в начале 2015 г., но активный наезд начался относительно недавно: в апреле 2017 г. в офисе «Инвеста» был проведён масштабный обыск с привлечением оперативных работников и таможенного ОМОНа, но ничего незаконного в работе компании так и не было зафиксировано. Никаких нарушений не удалось выявить и в ходе нескольких таможенных камеральных проверок, проведение которых затянулось на два года и закончилось только минувшей осенью.

А вскоре, 21 апреля, в отношении ООО «Инвест» было возбуждено три дела об административном правонарушении, сразу после чего подверглись аресту три морских судна, находящиеся в порту Астрахани – «Мысхако», «Каспий» и «Торик». Причём, как отмечают в компании, арест теплохода «Мысхако» произвели не сразу, а после его загрузки предназначенным для перевозки зерном. Сделано это было для нанесения максимального ущерба как авторитету кампании, так и её коммерческим интересам. Таким образом, работа «Инвеста» оказалась частично парализованной, а предстоящие судебные разбирательства и вовсе создавали угрозу прекращению его деятельности.

Загадочная передача «Мысхако»

Поводом для ареста кораблей (а соответственно и причиной возбуждения административных дел) стала якобы имевшая место их незаконная передача третьим лицам, что категорически запрещено действующим законодательством. В частности, по данным таможни, ещё летом 2015 года на теплоходе «Мысхако» перевозка товара осуществлялась панамской компанией «Aqua Activiti Holding Sa», заказчиком выступало ООО «Бардия». Таким образом, по мнению сотрудников СКОТ, судно было незаконно передано в пользование панамской компании.

Другой эпизод, якобы имевший место осенью 2015 года, связан с передачей всё того же «Мысхако» компании «WESTPOINT ENTERPRISES LIMITED», которая занималась перевозкой ячменя по договору, заключённому с фирмой «Хаят». В руководстве «Инвеста» саму возможность передачи кораблей кому-либо категорически отрицают. Отметим также, что сроки давности для привлечения к административной ответственности по первому эпизоду уже истекли, по второму – истекают. Тем не менее это не стало препятствием для передачи дела в Минераловодский городской суд.

В итоге начавшееся в Дагестане противостояние было перенесено на территорию нашего региона, где вступило в новую фазу. Несмотря на сложность дела, объём материалов которого насчитывает 17 томов, судья Гутьера Тумасян, видимо, решила рассмотреть его в максимально сжатые сроки. Только этим и можно объяснить то, что стороне ответчика на ознакомление с материалами был дан всего один (!) день, а судебные заседания проходили с интервалом в сутки.

Не обошлось без эксцессов. В частности, юристы ООО «Инвест» были вынуждены заявить отвод судье на основании того, что им стало известно о посещении её кабинета заместителем руководителя СКОТ полковником Максимом Чурсиным. Факт своего общения с таможенником за рамками процесса судья Г. Тумасян отрицала. Позже СМИ сообщили, что своё появление в кабинете судьи полковник таможни не оспаривает, объясняя его тем, что приходил сдавать дело. Вот только по имеющейся у стороны ответчиков информации, что подтверждается данными c сайта суда, дело было сдано ещё 17 ноября, а визит полковника состоялся 24-го... Имело ли место его личное общение с судьёй – неизвестно. Но само обстоятельство даёт определённую пищу для размышлений.

Главное – внутренние убеждения!

Появления в суде официального представителя СКОТ ждали с нетерпением не только участники процесса, но и представители прессы. В самом деле, не мешало бы выслушать аргументированную позицию истца, который бы разбил в пух и прах доводы юристов «Инвеста». К большому недоумению присутствующих этого не случилось.

Из скупых объяснений сотрудника таможни стало ясно, что место и время описанных правонарушений остались неизвестны, равно как и выгода, подтолкнувшая руководство компании на их совершение. На предложения подкрепить изложенные в составленном протоколе доводы ссылками на правовые нормы в большинстве случаев следовало одно-единственное объяснение: «Я руководствовался своими внутренними убеждениями».

С каких пор внутренние убеждения чиновников стали доминировать над буквой закона – неизвестно. Но если наделённый властью господин убеждён, что правонарушение имело место, спорить с этим, увы, бесполезно. Пусть даже он сам не знает, где и когда оно было совершено. Вот и получается, что официальный протокол целиком и полностью подгоняется под эту самую внутреннюю убеждённость.

Казалось бы, видимую абсурдность такого положения вещей должны были поколебать официальные документы. Банковские счета, трудовые договоры, судовая документация подтверждали: единственным владельцем судна на протяжении всего 2015 года было и оставалось ООО «Инвест». Отсутствие в действиях сотрудников компании каких-либо нарушений административного законодательства подтверждается также актами, составленными в ходе камеральных проверок, проведённых сотрудниками дагестанской таможни.

Единодушны в своих показаниях были и свидетели, допрошенные в судебном заседании. Так, бывший капитан теплохода «Мысхако» Таги Бабаев назвал опечаткой наличие в тексте коносамента (морского документа, аналогичного сухопутной накладной) название компании-перевозчика «WESTPOINT ENTERPRISES LIMITED». По его словам, находясь в должности, он получал указания исключительно от своего непосредственного работодателя, то есть от руководства «Инвеста». Более того, подписанный документ был заверен печатью компании, что вообще сводит на нет любые попытки эксплуатации судна иной стороной.

Показания пожилого моряка подтвердили другие члены экипажа теплохода. Не подтвердилась в суде и информация о том, что зарплата выплачивалась морякам некими сторонними организациями: все расчёты производились ООО «Инвест» и «Махачкалинской судоходной компанией», где непосредственно занимались подбором персонала на судно «Мысхако» и заключением соответствующих договоров.

Примечательно, что опрошенный в суде директор той самой якобы владевшей теплоходом компании «WESTPOINT» под подпиской сообщил, что его компания – брокерская и никогда не владела и не пользовалась «Мысхако».

«От происходящего проигрывают все...»

Минераловодский процесс вызвал широкий общественный резонанс как в самом Дагестане, так и за его пределами.

В конце ноября группа из 15 моряков объявила бессрочную голодовку в астраханском порту: доведённые до отчаяния люди уже не ждут справедливости и не надеются на объективное рассмотрение дел в судебных инстанциях. В записанном видеообращении они сообщили, что в результате оказываемого беспрецедентного давления без работы остались около 300 человек. «Много моряков сидят дома, им уже нечем кормить семьи. Мы решили объявить протест... Когда кончится весь этот беспредел? Ведь теряем не только мы, государство не получает налогов. От того, что стоят пароходы проигрывают все...», – рассказывают безработные моряки.

27 ноября Магомед Омаров – ранее бывший капитаном арестованного теплохода «Мысхако» – вышел с одиночным пикетом к зданию Минераловодского городского суда. «Требуем объективного решения суда! Мы граждане России, а не турецкие помидоры, чтобы таможня давила нас своим ресурсом!» – гласила надпись на плакате, который держал в руках пикетчик. Несмотря на то, что проведение подобных акций не возбраняется действующим законодательством, М. Омаров был задержан сотрудниками полиции и доставлен в отделение, где провёл несколько часов.

Большая цементная война

В начале декабря судья Г. Тумасян вынесла решение, удовлетворив требования Северокавказской оперативной таможни, признав ООО «Инвест» виновным в совершении административного правонарушения и наложив многомиллионный штраф. В самой компании уверены, что решение, возможно, было принято под давлением не только таможенных органов, но и высокопоставленных лоббистов, каковыми называют представителей крупного международного холдинга «ЕВРОЦЕМЕНТ груп», поставивших целью нанесение максимального экономического ущерба предприятию-конкуренту, а возможно, и его полное банкротство.

Причина проста: на судах «Инвеста» в Россию привозят недорогой, но качественный цемент из Ирана, стоимость которого на российском строительном рынке относительно невысока. Эти поставки приносят сотни миллионов таможенных сборов в бюджет государства, одновременно обеспечивая нужды строительного рынка как в самом Дагестане, так и далеко за его пределами. Таким образом, устранение соперника даёт не только желанную монополию на цементном рынке, но уже привело к двукратному повышению цен на ввозимую продукцию.

Тем не менее точка в деле ещё не поставлена: юристы судоходной компании готовятся обжаловать вынесенное решение, к тому же, в Минераловодском суде начался процесс, связанный с арестом теплохода «Торик». А пока идут судебные разбирательства, жертвами экономической войны остаются жёны и дети нескольких сотен безработных российских моряков.

Комментарии (0)