еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Геката вместо Фемиды

Наверное, каждому из нас время от времени снился кошмар, когда тебе нужно куда-то бежать, чтобы спастись от какого-то чудовища или догнать кого-то очень нужного и важного, или достичь желанной цели. Но ватные ноги не слушаются, тело отказывается двигаться, в итоге получается какая-то мучительная, изматывающая имитация бега на месте. В таком состоянии вот уже который год – только не во сне, а наяву – находятся обманутые пайщики КПК «Возрождение плюс», которых владельцы кооператива братья Игорь и Андрей Мищенко нагрели на 82,5 млн рублей. За мошенничество один из братьев оказался в тюрьме, второй – в международном розыске. Суд ещё три года назад постановил возместить людям материальный ущерб и наложил арест на имущество семейства Мищенко.

Но пайщики до сих пор не получили ни копейки. Несчастные пенсионеры, инвалиды и ветераны войны уже не знают, куда бежать, к кому обращаться и кому ещё пожаловаться. Получить назад свои деньги они не могут, потому что палки в колёса им вставляли и продолжают это делать и родственники мошенников, и судебный пристав, и судьи. Люди прошли уже все судебные инстанции, но, увы, вроде и все судебные решения в их пользу, а толку нет. В конце декабря 2018 г. состоялся очередной суд. И опять с каким-то двояким, вызывающим искреннее недоумение исходом.

Для того чтобы почувствовать всю абсурдность ситуации, давно, на мой взгляд, вышедшей за рамки не только правового поля, но и здравого смысла, нужно хотя бы коротко вернуться к началу истории.

Хитросплетения и интриги

Итак. После того как мыльный пузырь под названием «Возрождение-Плюс», который принимал у населения вклады, суля пайщикам высочайшие дивиденды, лопнул, Игорь Мищенко оказался в местах не столь отдалённых, а Андрей – в международном розыске. Вынося приговор, судья Октябрьского райсуда А. Ширяев постановил возместить людям материальный ущерб и наложил арест на имущество семейства Мищенко. В том числе и на то, которое братья успели записать на чад и домочадцев. В основном на присных Андрея Мищенко: жену Оксану Собенникову (сейчас соломенная вдова снова вышла замуж и поэтому носит уже другую фамилию), Сына Кирилла и тёщу Александру Нужину.

Но сначала в дело оставления потерпевших «за бортом» вступил судебный пристав-исполнитель Константин Маркин, который битый год «не понимал», как ему арестовать имущество, записанное на родню мошенников. Ряд судебных инстанций не раз объяснял ему, как – взять и наложить арест, но Маркин продолжал «не понимать». А пока он «не понимал», родственники мошенников шесть раз в гражданском порядке обжаловали приговор Октябрьского райсуда в самых разных инстанциях, включая краевые. Под предлогом того, что арестованные по приговору суда квартиры, земельные участки, дорогие автомобили, офисы, дома и другое имущество – это никакое не добро, нажитое преступным путём, а самое что ни на есть кровно заработанное жёнами, тёщами и детьми аферистов.

И нашлись «добрые» районные судьи, настолько проникнувшиеся бедственным положением семей мошенников, что без звука удовлетворяли их хотелки насчёт снятия ареста с «неправильно» арестованного имущества. Впрочем, «младших товарищей» тут же жёстко поправляли старшие – краевые судьи, отменяя полностью их феерические решения. И окончательно и бесповоротно признавая арестованное имущество, записанное на жён-детей, братьев-сватьев аферистов, подлежащим взысканию в пользу пострадавших и не подлежащим выводу из-под ареста.

Тайная «вечеря»

Но потом выяснилась вещь, от которой глаза полезли на лоб даже у руководства краевого суда. Тихой сапой, не ставя никого в известность, два хитромудрых районных судьи Октябрьского суда Ткачук и Коробейников ещё в сентябре и декабре 2017 года провели «подпольные» заседания, на которых по ходатайству членов семьи Мищенко вопреки всем ранее вынесенным решениям вышестоящих инстанций сняли арест практически со всего имущества родственников жуликов. А те под шум волны успели многое из него распродать.

Причём на этих судебных заседаниях, судя по протоколам, присутствовали не только Мищенко, но и пристав-исполнитель Маркин и два сотрудника прокуратуры Октябрьского района Гончаров и Ишниязова, которые поддержали ходатайства родни мошенников о снятии ареста. Вот такая картина маслом. Лихая пятёрка низового звена – Ткачук, Коробейников, Маркин, Гончаров и Ишниязова – выставили дураками всех: краевой суд, краевую прокуратуру, руководство УФССП региона, именем тарабарского короля отменив все их вердикты и вынеся свои.

Естественно, что пока потерпевшие не узнали об этом кулуарном сговоре – иначе я и не могу назвать эти заседания, – родня Мищенко успела распродать всё, с чего были сняты аресты. И вот что интересно, сделки эти, как мне кажется, были мнимыми – вроде имущество и продано де-юре, но де-факто остается у них.

Ну как расценивать, например, тот факт, что кое-какие лакомые объекты недвижимости «купила» сожительница (а ныне, может, уже и законная жена) Кирилла Мищенко, являющаяся, к тому же, его представителем в суде. Другие «вкусные» объекты «куплены» подругой детства и дочерьми водителя Оксаны Мищенко-Собенниковой, третьи – помощником братьев Мищенко в делах вывода денег из КПГ, проходившим свидетелем по их уголовному делу? И так далее, и тому подобное.

Эту кучу плевков на закон пришлось разгребать Президиуму краевого суда под председательством тогдашнего председателя Евгения Кузина. Постановление было однозначным: отмену ареста имущества Мищенко, дарованную Ткачуком и Коробейниковым, отменить (прошу прощения за тавтологию), дело – чтобы больше никаких вопросов о том, что потерпевшие должны получить всё им причитающееся и уже наконец поставить точку в этой затянувшейся эпопее – отправить на новое рассмотрение в Октябрьский районный суд, который, по логике, должен был признать сделки купли-продажи между роднёй Мищенко и их ближним кругом мнимыми, а, значит, признать их ничтожными и подлежащими отмене. Имущество вновь арестовать и выставить на торги, чтобы продать и наконец-то расплатиться с несчастными обобранными жертвами кооператива.

Казнить нельзя помиловать

Но, видимо, там, в Октябрьском храме правосудия, ходит какой-то вирус. Он поражает служителей Фемиды только при словах «Возрождение плюс» и заставляет их выносить решения, не выдерживающие никакой критики как с правовой точки зрения, так и с точки зрения здравого смысла вообще.

 Судья Марина Волковская, которая рассматривала дело, не известила двадцать семь участников судебного процесса из числа потерпевших от действий братьев-жуликов о проведении судебного заседания надлежащим образом, а двух не известила вообще. Уже один этот факт в соответствии со ст. 330 ГПК РФ служит основанием для отмены решения суда.

Во-вторых, требования, изложенные в исковом заявлении о признании сделок купли-продажи между семьёй Мищенко и десятком покупателей ничтожными и подлежащими отмене, а имущество – аресту, судья Волковская удовлетворила частично. Но таким образом, что весь гешефт, опять-таки, достался родне мошенников.

Данное решение суда неисполнимо в принципе, так как судом признаны недействительными сделки и обращено взыскание на земельные участки под объектами коммерческой недвижимости, но отказано в обращении взыскания на сами объекты коммерческой недвижимости на данных земельных участках, – говорит представитель одного из взыскателей адвокат Максим Сергушин. – Считаю, что доводы третьих лиц о добросовестности приобретения спорного имущества у Мищенко подлежат отклонению в полном объёме, поскольку в процессе «отмывания» преступно нажитому имуществу лишь придаётся правомерный вид, но эти средства по своей сути не становятся легальными. Полагаю, что точку в данном споре поставит судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда, куда уже направлена апелляционная жалоба.

Если говорить на общедоступном языке, то выглядит решение судьи абсурдно. Например, сделку купли-продажи земельного участка она признаёт мнимой, а покупку стоящего на этой же земле здания – совершенно законной. При том, что и продавец один и тот же, и покупатель – одно и то же лицо. И вообще, у меня сложилось впечатление, что само решение суда написано не одним человеком, а разными.

Иначе как объяснить, что, например, одно и то же здание по одному и тому же адресу в решении «красуется» под разными кадастровыми номерами? Или то, что в иске, например, содержится требование об обращении взыскания на ½ долю одного из земельных участков, а судья повелевает обратить взыскание на весь участок? Или то, что в начале мотивировочной части решения суда какая-то сделка описана как ничтожная, а к резолютивной части она уже плавно превращается в правильную и законную? В общем, в этом документе как-то концы с концами не сходятся.

Кто-то «помогал» судье Волковской в составлении текста? Или сама она, как говорится, с собой не в согласии? Или хотела одним махом угодить всем – и «бедной» родне аферистов, и купившим у них «заводы-пароходы» клиентам, и потерпевшим? Или что заставило её принять по сути неисполнимое решение?

Вот как себе представляет уважаемая судья Волковская исполнение своего же решения? Потерпевшим достаётся «незаконно купленная» у Мищенко земля, которую она «позволила» продать с торгов и вернуть обманутым мошенниками людям деньги. Но продать землю невозможно – на ней ведь стоит «законно» купленное здание, снести которое нельзя – построено оно ведь и на самом деле законно, не самострой, а купить участок с чужой недвижимостью кто захочет?

P.S. В общем, у потерпевших впереди очередные судебные разбирательства, очередной бег на месте и очередная попытка прервать этот бесконечный кошмарный сон. Ну а ставропольскую Фемиду уже впору из богини правосудия переименовывать в трёхликую Гекату – богиню ужасных ночных сновидений, злокозненности и беспросветной безнадёги.

Комментарии ()