еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Цифровизация или канализация?

Замечено, что, загоревшись какой-либо идеей с подачи президента или правительства, власти на местах начинают носиться с ней, как тот самый персонаж, который с писаной торбой, напрочь забывая о более насущных и актуальных для рядового народа вопросах и бросая работу над ними на полпути.

Ну, например, сейчас в тренде так называемая цифровизация. Диджитал. О ней талдычат как о некоем спасении экономики и общественно-социальной жизни от окончательного провала в яму.

Пещерный век

Интересно, как мы собираемся полностью «перевести на цифру» страну, где ещё громадное количество населённых пунктов не то что не подключено к Интернету, оно не подключено к газу, водопроводу, а кое-где – даже к централизованному электроснабжению. На дворе ХХ1 век, а более чем пятая часть населения России, по данным исследования Росстата, живёт без канализации, пользуясь на манер древних пращуров выгребными ямами.  

И сейчас, в 2019 году, после того как мы сдали уникальный Крымский мост, помогли разбить исламистов в Сирии и до сих пор возим астронавтов на МКС (где система туалетов примерно такая, как была изобретена в СССР), централизованная канализация отсутствует у 66,5 процента россиян, проживающих в сельской местности.

Почти половина (48,1 процента) семей в сёлах пользуются выгребными ямами, а 18,4 процента сельчан не имеют канализации вообще. И даже в городах таких бедолаг девять процентов. Хуже всего с этим обстоит дело в республиках Алтай, Бурятия, Дагестан, Калмыкия, Тыва, в Забайкальском крае – здесь нет канализации в половине жилья. И тут надо сказать, что по доступности граждан к «безопасным и частным туалетам» (есть такой показатель, принятый ООН) современная Российская Федерация находится на уровне стран третьего мира, на порядок отставая даже от таких государств, как Бангладеш, Республика Конго, не говоря уже о Бразилии.

Примерно такая же ситуация с водо– и теплоснабжением. Обогревается с помощью дровяной печи каждый шестой россиянин, а за водой к колодцу или колонке бегает каждый пятый.

Вечная засуха

Не исключение и наш край. С доступностью коммунальных благ у нас не всё благополучно. Самые высокие тарифы в СКФО, ветхие трубопроводы и отсутствие централизованного водоснабжения в более чем двух десятках сёл и хуторов – так живёт Ставрополье в XXI веке. 

И каждое лето тысячи людей сталкиваются с тем, что воды попросту не хватает. Даже в тех населённых пунктах, которые подключены к централизованным сетям, напор в них в самые засушливые месяцы становится минимальным. В региональном министерстве ЖКХ одной из главных причин перебоев с водой называют ветхие сети.

Большая часть (95 процентов) строились и вводились в эксплуатацию в 70-80 гг. прошлого века. Допустимый срок использования давно истёк. Износ систем – 80 процентов. «На протяжении многих лет сфера водоснабжения края недостаточно финансировалась, поэтому технический уровень инфраструктуры значительно отстал от сегодняшних потребностей. Требуются реконструкция и развитие очистных сооружений водопровода с учётом увеличения их производительности из-за роста населения городов Изобильный, Благодарный, Ипатово, Светлоград, села Курсавка и др. Единственный источник финансирования капитального и текущего ремонтов – тарифы на услуги водоснабжения», – сообщили ещё пару лет назад в министерстве ЖКХ Ставропольского края.

Интересно получается. Тарифы на ЖКУ на Ставрополье задраны до небес, а денег на реконструкцию построенных ещё в советские годы коммуникаций вечно нет. Куда же тогда идут наши платежи? В чьих карманах оседают? И как ещё долго чиновники будут кивать на изношенность сетей? Стройте новые, кто же не даёт?

Недальновидный подход

Например, недавно в региональное отделение ОНФ в Ставропольском крае обратились жители хутора Подгорный Михайловска. Ежегодно в период жары с июля по сентябрь жители хутора, расположенного менее чем в одном километре от районного центра, остаются без воды, потому что находящиеся в каждом дворе колодцы и скважины пересыхают. Но даже имеющаяся в остальной период года вода не может быть пригодной, так как, согласно «Протоколу испытаний», общее число микробов в ней превышает допустимые нормы более чем в 2,5 раза.

В период засухи, согласно закону, подвоз питьевой воды в подобных случаях должен быть обеспечен администрацией. Но в связи с отсутствием чёткой системы подвоза жители ежедневно сталкиваются с проблемой нехватки воды не только для хозяйственных нужд, но даже для того, чтобы приготовить пищу, напоить и искупать детей. Что уж говорить о поливах огородов и прочих бытовых и хозяйственных нуждах.

В 2016 году жители хутора обратились к Президенту РФ. Результатом этого стало то, что в настоящее время ведутся работы по модернизации сетей водоснабжения от краевого центра протяжённостью более 8,5 км. И только после этого «возможность обустройства центральной сети водоснабжения хутора Подгорного будет рассмотрена». Прокуратура района не раз выносила представление по данному факту. Но жители уверены, что 60 миллионов рублей, которые, по их информации, необходимы для реконструкции водопровода, являются нереальными для бюджета Михайловска деньгами и, соответственно, проблема водопровода не будет решена никогда.

Хуторяне готовы собрать часть средств для решения проблемы, но ни администрация, ни водоканал не видят иного пути, кроме как провести воду за 8,5 километра. 60 миллионов для 200 семей – деньги очень большие. Однако, по мнению экспертов, существует возможность использования самотёчного водопровода из источников, расположенных в 2 км от хутора, которые в советское время давали до 50 т воды в сутки, при потребности хутора сейчас около 20 т в сутки.

А в Грачёвском районе на хуторах Базовый и Нагорный ситуация обратная. В 2015, 2016 и 2017 годах было выделено почти 53 миллиона рублей на строительство резервуаров и разводящих водопроводных сетей по хуторам. Деньги освоили, губернатор торжественно открыл новые объекты, однако резервуары и водопровод не эксплуатируются, водопроводной воды у жителей до настоящего времени нет, а хуторяне в ней не испытывают нужды.

Для того чтобы водопроводная вода поступала хуторянам в дома и хаты, ещё до начала работ их предупредили о том, что работы по получению техусловий и врезке в магистральную трубу должны будут оплачиваться отдельно за счёт собственников. Но жители сразу отказались от этого, потому что практически в каждом дворе есть колодцы и скважины с пригодной водой, которые и летом не пересыхают, а оплата 30-50 тысяч рублей за подключение к водопроводу сумма очень большая. Вот и получается, что в одном месте края проложили водопровод, которым никто не пользуется и не будет пользоваться, а в другом – нет возможности найти приемлемый для жителей путь решения проблемы даже при условии, что хуторяне готовы вложить в постройку подающей живительную влагу сети часть своих денег.

Напряжённая ситуация с водой сложилась и в селе Верхнерусском. Несколько лет местные жители борются за возможность пить чистую воду. Пока они борьбу проигрывают: всё это время люди вынуждены покупать воду в магазинах. Виновником своих бед селяне считают мусорный полигон, который отравляет не только воздух, но и воду. По мнению верхнеруссцев, то, что течёт из их кранов, водой можно назвать с большой натяжкой: мутная, неприятно пахнущая жидкость, которая после кипячения оставляет в посуде осадок.

– Вода в родниках, которые у нас на каждом шагу, испортилась. Иногда ничего вроде бы – ни вкуса, ни запаха постороннего. А иногда просто кошмар – мутная, вонючая. Особенно весной, когда тает снег, а грунтовые воды поднимаются. Тем более что полигон находится над нами на возвышенности, и вся эта пакость, которая вырабатывается мусором, мало того что проникает в родники, так ещё и стекает по склону прямо нам на голову. Люди уже боятся не то что пить – этого мы давно не делаем, покупаем в магазине бутилированную, – но даже умываться этой водой. Какую заразу подхватишь, можно только догадываться. А мусор горит здесь регулярно. Но никому нет дела до того, что мы вынуждены дышать всеми этими канцерогенами, – рассказывает жительница Нижнерусского Елена Чернухина.

Со своей бедой люди куда только не стучались. Пока не помогло ни обращение к Президенту России, ни к губернатору Ставрополья.

 

Канализация есть, но её нет

Красноречиво свидетельствует о том, что с коммунальными благами в крае далеко не всё так радужно, как пытаются преподнести власти, и ситуация в селе Бешпагир Грачёвского района, жители которого также, устав обивать чиновничьи пороги, пришли в региональное отделение ОНФ.

Люди сообщают, что в 80-е годы прошлого века членам колхоза были выделены дома, имеющие систему самотёчной канализации по улице Молодёжной, оканчивающейся приёмной камерой возле дома № 26. Канализация до настоящего времени является бесхозной.

После приватизации всех домов собственник дома № 26 ограничил доступ к приёмной камере, тем самым исключил возможность её очистки и дальнейшего использования канализации другими жителями улицы. В результате долгих судебных разбирательств в 2018 году краевым судом было вынесено решение, которым на администрацию села возложена обязанность принять меры к постановке на учёт бесхозного имущества системы канализации по улице Молодёжной от жилого дома № 8 до дома № 26.

 До настоящего времени администрация под различными предлогами решение суда не исполняет, а жители не могут пользоваться канализацией. «В этой спорной теме есть несколько позиций: судебное решение, понимание конфликтной ситуации администрацией села и неоднозначные мнения собственников относительно общей системы канализации. Мы решили создать комиссию, которая и зафиксирует точки зрения всех семей-собственников», – резюмировал итоги рабочей поездки в Бешпагир эксперт ОНФ Алексей Гридчин.

 

Комментарии ()