еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Через тернии велотерренкура – к солнечному Кисловодску!

Фото: pexels.com

         Последняя неделя ноября и первая неделя декабря уходящего года для Кавказских Минеральных Вод оказались настолько насыщенными интересными событиями, что заставили жителей курортного региона всерьёз задуматься о дальнейшей судьбе единственной в стране особо охраняемой эколого-курортной территории.

 

Сомнительный закон вызвал мэрскую радость

 

         Поводов для этого оказалось предостаточно. По иронии судьбы, первыми на сомнительном поприще решили обозначиться народные избранники Ставрополья, основной задачей которых является разработка законов, призванных улучшать жизнь людей.

Тем не менее депутаты краевой Думы 25 ноября 2021 года в очередной раз проголосовали за принятие вредоносных поправок в региональный закон «Об особо охраняемых природных территориях». Случилось это после серии проигранных ими судов по предыдущей версии аналогичных поправок в закон об ООПТ, после протестов прокурора Ставропольского края, после отказа депутатов Государственной Думы Российской Федерации поддержать законодательную инициативу своих ставропольских коллег.

 На их стремление к перекройке границ ООПТ регионального значения не повлиял даже официальный отзыв Правительства России, в котором записано, что предложенные поправки создают условия «для выбытия из государственной собственности значительного количества нетронутых земельных участков, наиболее привлекательных для освоения, что приведёт к необоснованному причинению вреда окружающей среде».

         Как и следовало ожидать, никто из глав городов-курортов не стал комментировать резонансный закон. Никто, кроме мэра города-курорта Железноводска Евгения Моисеева. Руководитель самого маленького города (по численности проживающего на его территории населения) не стал скрывать своей радости по поводу принятого закона. Он поспешил заявить во всеуслышание, что «благоустройство городского леса в Железноводске не проводили из-за закона об ООПТ».

А ещё он был убеждён, что терренкуры и часть леса по ошибке включили в границы особо охраняемой природной территории. «Креативно» мыслящий мэр Железноводска прямо так и заявил: «Стыдно, но ничего делать там было нельзя, потому что наши терренкуры ошибочно были включены в территорию заказника. И вот теперь нашим планам по восстановлению 72 км советских терренкуров и строительства канатной дороги суждено сбыться».

         Но более всего Евгению Моисееву согревала душу мысль о том, что теперь, когда охранный статус многих территорий будет снят, на горе Развалка можно будет построить кафе и провести водопровод. По мнению прокурора Ставропольского края, подобного рода действия приведут к уничтожению уникальных природных заказников Ставрополья. Но вот, по мнению руководителя курортного Железноводска, ничего страшного с заказником не произойдёт, если его немного подвинуть, а освободившуюся территорию застроить.

 

Градоначальник слукавил не по-детски

 

         По всей видимости, озвучивая свою позицию относительно открывающейся перспективы «облагораживания по-Моисеевски» территорий с особым природоохранным статусом, господин мэр сильно лукавил.

         Во-первых, не совсем понятно, что он имел в виду, утверждая, что терренкуры по ошибке включили в границы заказника и что на этом основании их невозможно было поддерживать в нормальном состоянии. Всё дело в том, что в соседнем Кисловодске вот уже несколько лет функционирует единственная на Ставрополье ООПТ федерального значения – Национальный парк «Кисловодский». И, что удивительно, никаких заявлений об ошибочности включения в него терренкуров до настоящего времени ни от кого не поступало. Что же касается состояния кисловодских терренкуров, то и здесь всё обстоит вполне благополучно. При этом никто истошно не вопит, что особый природоохранный статус территории мешает ремонтировать терренкуры и поддерживать их в исправном состоянии.

         Во-вторых, за пять лет пребывания в должности главы города-курорта Евгений Моисеев, вероятнее всего, так и не понял, в чём состоит отличие обычного города от курорта федерального значения. А отличаются они тем, что на курортных территориях имеются месторождения подземных минеральных вод, пробурены многочисленные скважины по их добыче. И, для того чтобы всё это природное богатство могло как можно дольше приносить пользу людям и дарить им исцеление от различных болезней, законодательно установлены зоны горно-санитарной охраны курортов.

Так что даже если предположить, что краевой закон №33-кз «Об особо охраняемых природных территориях» в своём потенциально опасном формате ещё некоторое время (до его окончательной отмены) просуществует, воспользоваться им для освоения и застройки курортных территорий вряд ли получится. Ведь, прежде чем приступить к строительству кафе на горе Развалка, необходимо будет скорректировать и переутвердить границы зон горно-санитарной охраны курорта федерального значения Железноводск. А сделать это путём внесения изменений в краевой закон никак не получится.

 

Приживётся ли в Кисловодске железноводский метод?

 

         Не исключено, что такую простую мысль кто-то уже успел донести Евгению Моисееву, и он понял, что с идеей построить точку общепита на памятнике природы, находящемся в границах охранных курортных зон, придётся окончательно распрощаться. В таком случае его дальнейшие действия выглядят вполне логично. 6 декабря 2021 года действующий мэр Железноводска Евгений Моисеев заявил о своём нежелании баллотироваться на второй пятилетний срок на пост руководителя этого славного города-курорта. Причём свой окончательный выбор он сделал за неделю до объявленного конкурса.

Объяснением нестандартного поступка инициативного градоначальника, успевшего проанонсировать не один десяток крупных проектов, которые он предполагал реализовать на территории, прилегающей к  горе Железной, горе Бештау и горе Развалка, может служить его стремление занять пост руководителя в другом городе-курорте. На этот раз в Кисловодске.

 Кстати говоря, это единственный город-курорт, который не предполагалось «облагородить» строительством пресловутого Кавминводского велотерренкура. Так, может быть, господин Моисеев уже окончательно разуверился в жизнеспособности велотерренкурного мега-проекта и решил поскорее отдалиться от него? Тем более что представился такой замечательный случай. Как бы там ни было, но с уходом из Железноводска главного Кавминводского велотерренкурщика реализация его многочисленных прожектов способна будет превратиться в головную боль уже совсем других людей.

         Если сравнивать города-курорты Железноводск и Кисловодск, то нетрудно заметить имеющиеся между ними существенные отличия. В первую очередь речь идёт о залегающих здесь подземных минеральных водах. По мнению гидрогеологов, Железноводское месторождение является самым защищённым и менее проблемным, чем Кисловодское месторождение, где водоносные горизонты находятся на глубине всего в несколько метров от поверхности земли. По этой причине любая хозяйственная деятельность, а тем более сопряжённая с вырубкой зелёных насаждений и строительством крупных объектов, сразу же негативно отражается на качестве нарзана.

         С этой точки зрения, одни и те же действия, происходящие в Железноводске и в Кисловодске, способны привести к различным последствиям. То, что на территории Железноводска, если можно так сказать, принесёт малый вред, для Кисловодска способно обернуться настоящей катастрофой. Исходя из этого, теперь уже бывшему мэру Железноводска, пожелавшему возглавить курортный Кисловодск, придётся кардинально изменить свои подходы к хозяйственному освоению территорий с особым природоохранным статусом.

         Одно только радует – жители Кисловодска не раз доказывали всем, что они являются настоящими патриотами своего города и готовы защищать его от любых посягательств. Примеров тому можно привести множество.

 В частности, 1 декабря текущего года стало известно, что после неоднократных и настойчивых обращений общественности сотрудники краевого управления СКР завели уголовное дело в отношении заместителя министра строительства и архитектуры Ставропольского края. По данным краевой прокуратуры, замминистра превысил свои должностные полномочия при реконструкции городской больницы в Кисловодске и нарушил природоохранное законодательства.

 Он заведомо знал, что росшие вблизи лечебного учреждения зелёные насаждения невозможно пересадить в другое место. Тем не менее подписал соответствующее дополнительное соглашение с подрядной организацией. Результатом этих безответственных действий стала гибель 2622 деревьев, не прижившихся на новом месте. Окружающей среде был причинён ущерб на сумму более 31 млн рублей. И теперь за это замминистра придётся ответить по всей строгости закона.

         Похожая ситуация приключилась в Железноводске в начале нынешнего года. Тогда бдительные общественные экологи обнаружили настоящий лесоповал вдоль терренкуров на горе Развалка, по которым Евгений Моисеев предполагал проложить трассу так называемого Кавминводского велотерренкура.

По подсчётам специалистов, природе был нанесён ущерб в размере 78 млн рублей. Была даже информация, что в апреле 2021 года прокуратура Ставропольского края возбудила по данному факту уголовное дело. Сообщалось, в частности, о предпринимаемых мерах по установлению лиц, совершивших преступление. Однако за прошедшие с тех пор восемь месяцев ничего нового по факту незаконной рубки зелёных насаждений на склонах горы Развалка выяснить не удалось.

         Исходя из вышеприведённых фактов, можно предположить, что  нормы природоохранного законодательства на территории Кисловодска соблюдаются более строго, чем на территории Железноводска.

         И об этом должны постоянно помнить все, включая нового мэра, избрание которого должно состояться на будущей неделе.

 

Комментарии ()