еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Бизнесмены от медицины. На что закрывают глаза судмедэксперты?

Известно, что отношение к медицинским работникам в наше время далеко не однозначное. Одни искренне верят в бескорыстие тех, кто принёс Клятву Гиппократа, другие рассуждают о тотальной коррупции, ржавчина которой разъедает систему отечественного здравоохранения. Видеть мир исключительно в чёрно-белых тонах не стоит: среди российских врачей встречаются как отпетые мошенники, так и настоящие подвижники своего дела. И часто случается так, что последним приходится отвечать за прегрешения первых. Но как быть, если цена ошибки - человеческая жизнь? С такой проблемой пришлось столкнуться ставропольскому психиатру, оказавшемуся фигурантом уголовного дела в связи со смертью пациентки. Вот только скончалась больная в хирургическом отделении одной из больниц краевого центра от желудочно-кишечного заболевания. Этот факт усиленно игнорируют судебно-медицинские эксперты.

Направление в «Поддержку»

15 июля 2016 года в ставропольский «Научно-образовательный центр психотерапии «Поддержка» обратилась за консультацией двадцатилетняя Елена (имя пациентки изменено). Проводившему приём врачу-психиатру Константину Садовничему девушка жаловалась на постоянное чувство тоски, апатию, тревогу, упадок сил, а также отсутствие аппетита и прогрессирующую потерю веса. По итогам обследования психиатр поставил диагноз: депрессивный эпизод умеренной степени с соматическими симптомами. Проще говоря, пациентка страдала депрессией.

Из представленной медицинской документации следовало, что Елена уже неоднократно обращалась к медикам с жалобами на здоровье. Ещё до своего визита к психиатру она проходила обследование по месту жительства, затем получила необходимые рекомендации специалистов в медицинском центре, функционирующем на базе Ставропольского государственного медицинского университета, а также в Краевом клиническом консультативно-диагностическом центре.

Консультации проводили опытные врачи - профессор-диетолог Р.Дубовой, профессор-терапевт А.Ягода и врач-гастроэнтеролог Н.Кораблина, отметившие, что помимо заболеваний желудочно-кишечного тракта девушка страдает анорексией (её вес ненамного превышал 30 кг). Специалистами был рекомендован план дальнейшего медицинского обследования, включающий в том числе и посещение врача-психиатра.

Срочная госпитализация

Обследовав пациентку, К. Садовничий пришёл к выводу: наличие у девушки депрессивных симптомов значительно ухудшает её соматическое состояние. Он предложил Елене стационарное наблюдение в центре: она могла находиться дома, появляясь в медицинском учреждении только для прохождения тех или иных процедур, занимающих 2-4 часа в день. Кроме того, больной было рекомендовано продолжать наблюдение у специалистов - терапевта и гастроэнтеролога - и выполнять сделанные ими назначения. Это было необходимо ещё и потому, что узкая специализация центра «Поддержка» - психиатрия и психотерапия - не позволяла проводить иных обследований.

Лечение у психиатра длилось всего неделю. За это время у девушки уменьшились тревожность и апатия, никакой угрозы её психическому здоровью не было отмечено. Но, учитывая, что гастроэнтерологическим заболеванием Елена страдала уже не один месяц, а возможно, и год, 21 июля её состояние ухудшилось. Началась рвота, появились резкие боли в животе, упало артериальное давление.

Родители позвонили лечащему врачу - психиатру К. Садовничему. Тот рекомендовал немедленно вызвать «скорую помощь». На следующий день состояние пациентки продолжало ухудшаться, и по настоянию врача она была госпитализирована в ставропольскую клиническую больницу №2. Здесь девушка пробыла неделю, её исследовали врачи терапевты и гастроэнтерологи, она перенесла две хирургические операции. Увы, в некоторых случаях медицина бессильна, и помочь не могут даже самые лучшие специалисты. Утром 30 июля Елены не стало…

Вечный вопрос: кто виноват?

Смерть девушки стала шоком для родителей. Кто виноват в смерти больной и кто понесёт за это ответственность? Дать однозначный ответ на этот вопрос было сложно, ведь Елену обследовали специалисты нескольких учреждений: медицинского центра СтГМУ, краевого диагностического центра, клинической больницы, наконец, «Научно-образовательного центра психиатрии «Поддержка».

Территориальным управлением Росздравнадзора по Ставропольскому краю была проведена проверка последнего на предмет некачественного оказания медицинской помощи. Итогом стало обращение в краевой Арбитражный суд с требованием привлечь руководство центра к административной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением требований и условий, предусмотренных лицензией.

Почему же в центре внимания ведомства оказался именно центр по оказанию психиатрической помощи? Оказывается, по мнению проверяющей инстанции, главная вина за смерть пациентки лежала на наблюдавшем девушку враче-психиатре! Якобы он не взаимодействовал с другими специалистами - терапевтами и гастроэнтерологами, не направил больную на повторную консультацию.

Отметка в стационарной карте пациентки о необходимости уточнения сопутствующей соматической патологии (основной патологией для психиатра была депрессия, лечение которой он и проводил), для чего необходимо продолжать ранее предложенный план обследования, Росздравнадзором была проигнорирована. Без внимания остались невыполнение этого плана больной, а также предложение К.Садовничего немедленно госпитализировать девушку вечером 21 июля.

Однако суд обратил внимание на все имеющиеся нестыковки и противоречия и пришёл к выводу: психиатрическая помощь, оказываемая Центром «Поддержка», соответствовала требованиям действующего законодательства, а также порядку и стандартам оказания медицинской помощи при психических расстройствах. Оценив все обстоятельства дела, 1 февраля 2017 года Арбитражный суд Ставропольского края принял решение: в удовлетворении заявления Росздравнадзора отказать.

Гром среди ясного неба

Истец предпочёл не обжаловать вынесенное решение в суде вышестоящей инстанции. Казалось бы, вопрос вины врача-психиатра в смерти пациентки снят окончательно и бесповоротно. Но каково было удивление К. Садовничего, когда в марте 2018 года он был вызван в следственный отдел по Промышленному району Ставрополя, где узнал, что в отношении него возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ  «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

Из текста постановления о возбуждении уголовного дела следовало, что психиатром не было обеспечено адекватное медицинское обследование Елены на предмет заболеваний желудочно-кишечного тракта. В итоге причинами смерти пациентки были названы якобы имевшее место ненадлежащее исполнение медиком своих профессиональных обязанностей и проявленное им бездействие.

В качестве одного из доказательств вины в постановлении приводились данные экспертного заключения, выполненного в декабре 2017 года специалистами ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» министерства здравоохранения Краснодарского края.

Когда экспертиза противоречит экспертизе

История этого документа заслуживает того, чтобы остановиться на нём подробнее. Как удалось выяснить нашему изданию, «Заключение экспертов №563/136/2017 от 20.12.2017 г.» было далеко не единственным, проведённым в рамках расследования данного уголовного дела. Если быть точным, оно стало третьим по счёту. Однако органы следствия его содержание полностью устраивало.

Как рассказал в беседе с корреспондентом «Ставропольского репортёра» судебный эксперт Алексей Безбородов, первая экспертиза была проведена ещё в феврале 2017 года на базе Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Ставропольского края «Бюро судебно-медицинской экспертизы». Именно ставропольские эксперты установили причину смерти Елены: хроническое заболевание желудочно-кишечного тракта, известное медицине как болезнь Крона. Но результаты проведённого исследования были поставлены следователями под сомнение. В итоге следующие две экспертизы проводились уже краснодарскими специалистами.

- Диагноз «болезнь Крона» впервые был установлен ставропольскими специалистами только при проведении комиссионной экспертизы, то есть уже после смерти пациентки, - комментирует А. Безбородов. - Следовательно, лечение этого диагноза в принципе не могло проводиться до момента, пока он не будет установлен специалистом-терапевтом или гастроэнтерологом. Что касается врача-психиатра, то он проводил лечение осложнения в виде «депрессивного эпизода умеренной степени». Комиссия ставропольских экспертов отмечает как правильность установленного диагноза, так и лечения, проводившегося К. Садовничим.

По словам эксперта, имеется разница в оценке правильности установленного диагноза: согласно данным краснодарских специалистов, диагноз «депрессивный эпизод» был установлен необоснованно, в то время как ставропольская комиссия пришла к диаметрально противоположному выводу. Подобных несоответствий в трёх экспертизах можно насчитать множество. В частности, дана прямо противоположная оценка причинно-следственной связи между действиями каждого из врачей, консультировавших и лечивших девушку, с наступлением смерти пациентки.

- Всё вышеназванное является достаточным основанием для назначения повторной экспертизы в другом регионе, - считает эксперт А. Безбородов.

«Необходима процессуальная смелость…»

На сегодняшний день дело ставропольского доктора уже получило огласку далеко за пределами нашего региона.

- Ситуация достаточно трагичная: умерла молодая женщина, и это горе, которое трудно соизмерить, - считает известный московский адвокат Владимир Постанюк. - Любой сотрудник правоохранительных органов, прежде чем давать собственную оценку, уже испытывает на себе серьёзное моральное давление.

Адвокат Владимир Постанюк

По мнению адвоката, именно это сыграло трагическую роль в отношении Константина Садовничего. Тем не менее он уверен: единственным врачом, который никак не мог повлиять на состояние здоровья больной, был именно психиатр, который оказывал квалифицированную помощь исключительно в рамках своей специализации.

- У каждого врача есть должностная инструкция, чёткий перечень действий, которые он должен совершить в той или иной ситуации,- комментирует адвокат Постанюк. - Это касается в том числе и специалистов в области психиатрии. Но ни в одном из экспертных учреждений до сих пор не сказали, что должен был делать Садовничий и чего он в итоге не сделал.

В качестве одного из весомых аргументов в защиту медика Владимир Постанюк называет вынесенное в феврале 2017 года решение Арбитражного суда Ставропольского края:

- Оценив ситуацию в целом, суд пришёл к однозначному выводу о том, что медицинское учреждение сделало всё от него зависящее для оказания помощи пациентке. С правовой точки зрения, вынесенное решение носит обязательный характер не только для участвовавших в деле сторон. Поэтому попытки его игнорировать, на мой взгляд, являются грубой ошибкой.

Адвокат уверен: в настоящее время не представлено ни одного доказательства, которое подтверждало бы связь между действиями (бездействием) врача-психиатра с произошедшей трагедией. Отсутствие этой связи, по его словам, является тем краеугольным камнем, на который рано или поздно обратит внимание следствие.

- Вопрос заключается в том, что К. Садовничий вполне обоснованно утверждает, что как врач-психиатр сделал всё от него зависящее, поскольку в других областях медицины он не является специалистом. И опровергнуть это невозможно. Но таких вопросов следствие перед экспертами почему-то не ставит, хотя они должны быть сформулированы и на них должны быть даны чёткие ответы. Чтобы сказать «Этот врач не виноват», нужно иметь определённую процессуальную смелость. Установить, кто в действительности виноват в случившемся, а это достаточно непростая работа: слишком велика ответственность, - уверен В. Постанюк.

«Ситуация просто сюрреалистическая!»

Своё веское слово в защиту коллеги сказали и представители ставропольского сообщества врачей-психиатров. «Сюрреализмом» назвал происходящее заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, директор «Клиники пограничных состояний Ставропольского государственного медицинского университета», профессор Игорь Боев. Своему коллеге он даёт исключительно положительные характеристики.

Профессор Игорь Боев

В беседе с корреспондентом «Ставропольского репортёра» Игорь Викторович подчеркнул, что, согласно имеющейся лицензии, «Научно-образовательный центр психотерапии «Поддержка» ведёт работу только в направлении психиатрии и психотерапии. Соответственно, врач-психиатр оказывал помощь исключительно в рамках своей компетенции и должностных инструкций. В описываемом случае он сделал даже больше того, что от него требовалось.

- Давайте проанализируем, - предлагает профессор. - Больную осматривали врачи терапевт и гастроэнтеролог, не нашедшие причин для её госпитализации. Только после этого она обратилась к психиатру, у которого наблюдалась неделю. Он рекомендовал пройти ранее составленный план обследования, сдать анализы. Но так как больная находилась на дневном стационаре, контролировать выполнение всех врачебных предписаний не представлялось возможным.

Даже рекомендация врача о вызове скорой помощи и госпитализации была проигнорирована! После помещения в хирургическое отделение больницы она несколько дней находилась под наблюдением врачей и только потом была дважды прооперирована. Но все эти факты игнорируются, а вина целиком и полностью ложится на плечи психиатра, который лечил девушку от депрессии.

- Наши коллеги-психиатры много работают в онкологических диспансерах по всей России. Они оказывают очень серьёзную помощь при депрессиях у онкологических больных, которые, к несчастью, умирают. Но при чём здесь психиатры, которые оказывают помощь на определённом этапе, психологически поддерживая тяжелобольного человека? - рассуждает профессор.

Расследование продолжается

Сложно сказать, кто несёт большую долю вины за смерть двадцатилетней пациентки. Как сложилась бы ситуация, если бы все предписания врачей выполнялись точно и своевременно? Какие последствия имели действия (или бездействие) каждого из врачей-специалистов? Ведь единственным ответственным за смерть пациентки по не поддающейся логическому объяснению причине эксперты сделали врача-психиатра, того самого, кто 21 июля настоял на её обязательной госпитализации в профильный стационар.

Ответы на эти и многие другие вопросы должно дать следствие. Тем более что результаты работы ставропольских и краснодарских экспертов в совокупности содержат больше вопросов, чем ответов. Но пока точка в деле не поставлена, остаётся надежда, что вслед за медицинской ошибкой не последует судебная.

Комментарии (0)