еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Умное оружие

В этом году кинологическая служба органов внутренних дел отметила 106-летие. Специально обученных собак стали привлекать к полицейской работе в начале прошлого века. Убийства, грабежи, кражи, поиск без вести пропавших – с тех пор в раскрытии любого из этих дел огромную помощь оказывают кинологи и их служебные псы.

О нюансах «собачей работы» корреспонденту «Ставропольского репортёра» рассказал начальник центра кинологической службы (ЦКС) ГУ МВД по краю, полковник полиции Анатолий Науменко. И не просто рассказал, а и показал, организовав настоящую экскурсию по своему беспокойному хозяйству. При этом поведал так много нового и интересного, что мой визит в ЦКС растянулся намного дольше запланированного времени. О чём я, впрочем, ни капли не жалею.

 

Хоромы, как есть хоромы барские!

Помните, как охарактеризовал Глеб Жеглов жилище Володи Шарапова, восторженно оглядывая комнату молодого сотрудника? Точно так же я отреагировала на территорию центра, где обитают четвероногие стражи порядка. Сказать, что у  60 обитателей ЦКС «собачья» жизнь, язык не повернётся. Просторные вольеры, где вдоволь места для того, чтобы побегать, и крытые утеплённые помещения, где можно переждать дождь, мороз и холод. Ни грязи, ни специфического запаха псины, вопреки ожиданиям, здесь нет. Зато есть самый настоящий родильный дом, куда посторонним вход воспрещён, чтобы не нарушать стерильность помещения, в котором появляются на свет будущие лохматые солдатики правопорядка.

Сразу видно, что за чистотой и порядком, впрочем, как и за рационом питания, здесь следят строго: собаки ухоженные и упитанные, бодрые и рвущиеся в бой. Благо, на тренировочной площадке есть всё необходимое для воспитания бесстрашного и умелого хвостатого полицейского: барьеры, раздвижные мосты с ямами, бумы (снаряды вроде гимнастических брёвен), высокие лестницы. Есть даже бассейн – здесь питомцы учатся не бояться воды, выполнять команду «апорт» даже в воде.

– Крупная служебная собака должна уметь брать двухметровый барьер, перепрыгнуть двухметровую яму, без страха взобраться на высоту, переплыть реку, нырнуть за предметом, – рассказывает Анатолий Науменко. – Для низкорослых пород требования по физподготовке, конечно, меньше.

Учат в ЦКС собак не только бегать-прыгать-лазать и беспрекословно исполнять команды кинологов. Главные тренажёры для обучения – муляжи домов и старые списанные автомобили: два «жигулёнка» и УАЗик.

– Макеты зданий у нас используются для обучения служебных собак на осмотр помещения либо задержание, – объясняет начальник центра. – Внутри прячется человек в дресс-халате, а пёс должен проникнуть внутрь либо в дверь, либо в окно и обезвредить «преступника» или найти схрон. Иногда задачу усложняем: зажигаем в домике дымовую шашку, имитируя возгорание, а ещё стреляем – пёс должен уметь работать в любых условиях, не отвлекаясь на внешние раздражители. Авто используем для обучения поиску взрывчатых веществ и наркотиков – делаем закладку, а ученик должен её обнаружить и сообщить о находке. Кроме того, есть у нас и так называемая одорологическая лаборатория, где с использованием собак проводятся запаховые экспертизы. Собака должна уметь сопоставить запаховый след, найденный на месте преступления, с запахом подозреваемого.

 

Нюх на вес золота

Анатолий Анатольевич, бытует мнение, что собачье время в полиции подходит к концу. На смену приходит умная высокотехнологичная аппаратура: газоанализаторы, детекторы и т. д. Неужели кинология доживает свои последние дни в спецслужбах?

– О, это громадное заблуждение, что собаку можно заменить технической новинкой. С уникальным собачьим чутьём до сих пор не может потягаться ни один прибор. Пёс ведь не только улавливает даже самый слабоконцентрированный запах, разновидностей которого, кстати, может быть около 10 тысяч, и классифицировать его за две-три секунды. Если собака натаскана на запах наркотиков или взрывчатки, то она сумеет отличить его от тысяч других, и никакие маскировки не помогут. Точно так же с запахами человека, крови (это отдельные направления). У нас в ЦКС был легендарный кобель-«немец» Лорд. Так вот он мог невозможное: отличить палёную водку от качественной. Он безошибочно указывал на бутылки левой водки среди нормальных в торговых точках. Какой чудо-прибор на это способен?

Кроме того, служебный пёс в отличие от бездушных приборов чувствует и угрозу, исходящую от находки. И способен дать знак, что есть опасность. Так что списывать со счетов служебных собак я не советую.

Кстати, о наркотиках. Злые языки болтают, что все собаки, обученные на поиск «дури» – сами наркоманы…

– Это бред! Во-первых, никаких наркотиков не напасёшься, чтобы держать пса на игле, а во-вторых, служебные собаки слишком дорогое удовольствие, чтобы позволить им скончаться от наркомании или получить пса, у которого во время спецоперации может начаться ломка. Так что хвостатых наркополицейских мы обучаем на специальных запаховых имитаторах нарковеществ.

А каждый ли щенок, появившийся на свет в вашем центре, в обязательном порядке идёт служить в полицию?

– Конечно, не каждая собака годится для несения службы. Даже чистопородность и богатая родословная отнюдь не гарантируют наличие высоких рабочих качеств пса. Отбор проводят не только по ветеринарным показателям, но и по реакции на те или иные раздражители. Главное, чтобы собака имела определённые качества и постоянно хотела играть и работать. Поэтому отдаём предпочтение таким породам, как немецкая овчарка, спаниель, лабрадор. Ну и, конечно, важно, чтобы собака с кинологом составляла единое целое, обладала исключительным послушанием и понимала хозяина даже не с полуслова – с полувзгляда. Вырастить и воспитать служебную собаку стоит не просто больших, а очень больших денег. Но отдача от работы таких псов с лихвой перекрывает все затраты. Скольким людям они спасли жизнь, сколько задержали преступников, сколько взрывчатки и оружия благодаря им так и не сработало. А сколько смертоносного зелья не попало к взрослым и детям, и не перечислишь.

И, кстати, мы один из немногих центров в России, занимающихся разведением служебных собак. И это мы делаем не только для собственных нужд, например, совсем недавно наши питомцы поехали в Кострому и Симферополь.

 

Человеческий фактор

Анатолий Анатольевич, а вот такой наивный вопрос: кто может стать кинологом? Какие требования предъявляются к сотрудникам вашего подразделения?

– Конечно, главное условие: человек должен любить собак, хотеть с ними работать. Само собой, у него должны быть базовые знания в этой сфере. Но главное – он должен трудиться, трудиться и трудиться. 24 часа в сутки. Ведь эта профессия – не для лентяев и сачков. Хвостатых бойцов начинают готовить с общего курса дрессировки – послушание и реакция на команды человека. В дальнейшем каждый четвероногий сотрудник учит специальный набор навыков для обнаружения специфического запаха и обучается на усидчивость. В среднем до года уходит на подготовку одной собаки. А затем наступают суровые рабочие будни: если лохматый сотрудник не на задании с кинологом, то на брусьях. Ежедневно псы выдерживают по нескольку часов тренировок для поддержания рабочих качеств. Ну и кинологи, конечно, от них не отстают. Тем более что за каждым из них закреплена не одна собака, а две, как минимум.

А где учат на кинолога, если можно так сказать?

– Этим занимаются специальные кинологические школы МВД, но и мы не стоим в стороне. В структуре центра создано подразделение, отвечающее за обучение кинологов и дрессировку служебных собак. В связи с чем у нашего главка нет острой необходимости отправлять кинологов и их воспитанников, как это было раньше, на учёбу в другие регионы страны. Сейчас все ставропольские кинологические тандемы из райотделов полиции Ставрополья проходят обучение и необходимую переподготовку у нас. Но, конечно же, мы не отказываемся от возможностей кинологических школ.

 

Прощай и здравствуй, оружие

Не могу не задать и такой вопрос: как известно, ЦКС вы возглавляете всего полгода. До этого занимались совсем другим направлением в полиции: лицензионно-разрешительной деятельностью. Что заставило вас сменить место службы?

– Знаете, психологи говорят, что раз в несколько лет человеку нужно обязательно сменить место работы, род деятельности, чтобы не закиснуть и не закостенеть. Полицейская служба – не исключение. Обязательная ротация кадров у нас в порядке вещей. К тому же, моя нынешняя должность – шаг вперёд по карьерной лестнице. Но, главное, – мне интересно и даже просто необходимо осваивать всё новое. Чему-то учиться, в общем, развиваться и не стоять на месте. Конечно, не скажу, что я уже ас в кинологии (чтобы так называться, нужно в этой сфере отработать ой-ой сколько), но многое уже усвоил, понял, могу и умею.

Не жалко было покидать прежнее место службы? Всё-таки под вашим руководством Центру лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД по СК столько удалось добиться?

– Скрывать не буду, конечно, жалко. Хотя если посмотреть на вещи шире, то работу с оружием я ведь не оставил. Только теперь объект моего внимания не бездушное железо – пистолеты, охотничьи ружья и карабины, – а высокоинтеллектуальное средство борьбы с нарушителями закона – собаки. Ведь служебная собака, выдрессированная на высшем уровне, куда более мощное оружие против преступности, чем даже автомат Калашникова. Ведь никакой ПМ или АК не сможет выследить, догнать и, как говорится, без шума и пыли задержать вора, насильника или убийцу. А наши псы могут. Вот и думайте, какое оружие страшней для криминала…

Комментарии ()