еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Защищая детство

В правоохранительных органах Ставропольского края трудится немало прекрасных дам. Каждый день они выполняют нелёгкую и ответственную работу. Начальник отделения ПДН главного управления МВД России по Ставропольскому краю подполковник полиции Светлана Коновалова никогда не жалуется на трудности. Её рабочий график не ограничен временными рамками, она занимается проблемами детей и подростков, попавших в сложные жизненные ситуации.

 

– Светлана Викторовна, в чём заключается специфика вашей работы?

– В число наших многочисленных обязанностей входит профилактическая работа в образовательных учреждениях, выявление безнадзорных и беспризорных несовершеннолетних, а также подростков, совершающих различные противоправные деяния. Кроме того, мы осуществляем надзор за неблагополучными семьями, привлекая к ответственности родителей, ведущих аморальный образ жизни. Следим за тем, чтобы они надлежащим образом растили своих детей, а не воспитывали потенциальных правонарушителей. Для нас важно научить оступившегося ребёнка правильно жить дальше, предостеречь и уберечь его от совершения противозаконных деяний в будущем.

– Что послужило причиной выбора этой профессии?

– Я не сразу стала работать в данной области. В начале своей карьеры была связана с расследованиями уголовных дел, в том числе с участием подростков. Позже сложилось так, что мне предложили попробовать себя в работе с несовершеннолетними, и мне понравилось.

– Эмоционально и психологически, должно быть, непросто проводить работу с трудными подростками?

– Ситуации бывают разные. Когда, например, дети гибнут, возникает глубокая досада, что мы могли что-то упустить или недоработать с родителями. Рассчитываешь на то, что ребёнок вырос, он в состоянии разобраться со своими проблемами самостоятельно, но в его жизни нечто происходит, и он оказывается неспособным противостоять трудностям, решая их неординарными способами. Часто бывает, занимаешься с детьми, беседуешь с ними, они в ответ кивают головой, со всем соглашаясь, и обещают больше не поступать плохо, но проходит время, и снова совершаются проступки. Это очень неприятно и сильно огорчает. Эмоционально всё через себя пропускаешь, потому что каждый раз задаёшься вопросом: «А если бы на этом месте оказался мой ребёнок?».

– Почему подростки совершают преступления? Что чаще всего служит поводом?

– Это прежде всего упущение родителей и, пожалуй, общества в целом. Если раньше нормы нравственности прививались нам с детского сада, то сейчас важные жизненные ориентиры отходят на задний план. Дети далеко не всегда понимают, что хорошо, а что плохо. Могут запросто забрать чужую вещь только потому, что та понравилась, и даже не отдают себе отчёт в том, что совершили преступление (кражу). И пусть ребёнок ещё не достиг возраста уголовной ответственности и ему всего лишь девять лет, но он уже пошёл на преступление, за которое законом предусмотрена возможность постановки его к нам на учёт. Пройдёт время, он закончит школу, соберётся поступать, к примеру, в военное училище, где понадобится справка, что он не состоял на учёте в полиции. Вот и получается, что судьба ребёнка оказывается исковерканной по вине родителей, которые в своё время не досмотрели, не научили, не направили в нужное русло.

Мамы и папы часто бывают склоны винить школьных учителей в поступках своих детей. Но ведь у тех совершенно другая функция – они должны давать знания и обучать подрастающее поколение, а заниматься воспитанием прежде всего должны родители. Нужно проявлять более усердное внимание к своему ребёнку, и тогда, возможно, малолетних преступников и подростков, попадающих в критические ситуации, станет меньше.

– Какие самые распространённые преступления среди несовершеннолетних?

– За последние три года чаще всего стали происходить кражи сотовых телефонов. Бывают случаи, когда у ребёнка из благополучной семьи есть отличный мобильный телефон, а у его друга или одноклассника ещё лучше – происходит кража. Или девочки в возрасте 13-14 лет, опять же, из хороших семей воруют вещи в магазине просто потому, что у них нет денег с собой, складывают краденую одежду в сумку и уходят. Я больше чем уверена, дома родители говорили им о том, что красть – плохо, но тем не менее они совершают преступления.

– Почему же дети даже из благополучных семей идут на кражи? Недостаток воспитания?

– Не только. В семьях родители воспитывают детей одинаково, но почему-то один из них вырастает хорошим человеком, а другой преступником. Во многом человеческие склонности закладываются природой. Немалое влияние оказывает и круг общения. Вот, к примеру, ситуация: перед уроками школьницы напились компота с водкой, сделать это предложила одна из девочек, а остальные по глупости поддержали, позже им стало плохо. Родителям следует знать, с какими друзьями-приятелями их ребёнок проводит время. Ведь в следующий раз за компанию с таким «другом» можно закурить или, что ещё хуже, начать принимать наркотики.

– Каким образом вы помогаете несовершеннолетним? Допустим, ребёнок совершил преступление, каковы ваши действия, с чего начинается работа?

– Мы ограничены рамками нормативной базы, поэтому, надевая погоны, прежде всего соблюдаем законность, и очень важно не переступать эти границы. Наш труд начинается с того, что, выявляя малолетнего нарушителя, мы ставим его на учёт для проведения профилактической работы. С этого момента ведётся контроль над его образом жизни. Раз в месяц его обязательно посещают наши сотрудники и проводят беседы с родителями. Минимальный срок наблюдения составляет полгода. В случаях, когда этого времени оказывается недостаточно, мы его продлеваем. Нами проводится множество воспитательных мероприятий. Работаем не одни, а в сотрудничестве с комиссиями по делам несовершеннолетних, уполномоченными по правам ребёнка, министерствами образования, культуры, здравоохранения и другими ведомствами. Под наш надзор также попадают многодетные, а это, как правило, малоимущие семьи,

которым мы оказываем материальную помощь, например, предоставляем учебники, одежду и.т.д. Помимо этого, им оказывается юридическая и консультативная помощь.

– С течением времени неблагополучных семей становится меньше или, наоборот, больше? Есть ли какая-то положительная динамика?

– По сравнению с прошлым годом количество детей и семей, состоявших на учёте, у нас сократилось. В настоящее время большой упор делается на сохранение семейных ценностей. Изъятие ребёнка у родителей – уже крайняя мера. Если раньше создавались институты лишения родительских прав, то сейчас действуют службы по их ограничению. То есть по решению суда непутёвых родителей на какое-то время ограничивают в правах по воспитанию ребёнка, пока те не исправятся. Таким образом, взрослым даётся шанс вернуть своё чадо, а не окончательно потерять.

– У вас трудная работа и ненормированный рабочий день, как это отражается на собственной семье?

– Несмотря на рабочий график, я старалась посвящать всё своё свободное время сыну, особенно пока он был маленьким. Могу сказать, что мне всегда удавалось совмещать семью и профессию. Связывая свою жизнь со службой в полиции, сразу следует быть готовым к ненормированному рабочему дню и, конечно же, любить свою работу. А семья должна тебя понимать и поддерживать.

– Какие методы вы использовали в воспитании своего ребёнка?

– Как и любая мать, я, безусловно, следила за поведением сына, но это был не тотальный контроль. Я ему всегда доверяла и говорила: «Тебе жить в этой жизни, поэтому ты должен самостоятельно расставить для себя приоритеты». В воспитании детей нельзя дать какой-то универсальный совет, ведь все ребята разные и к каждому нужен индивидуальный подход.

– Сколько неблагополучных семей выявлено в Ставропольском крае в этом году?

– Статистика ведётся не по количеству семей, а по мамам и папам в отдельности. Так, за последние восемь месяцев нами выявлено 1182 родителя, с которыми проживают 2011 детей. Из них в этом году на учёт попали 304 родителя, что меньше по сравнению с прошлым периодом.

– Сколько времени вам понадобилось, чтобы научиться всем тонкостям вашей профессии, прежде чем работа стала приносить хорошие результаты?

– Невозможно научиться всему. В своей работе я постоянно совершенствуюсь и узнаю что-то новое. Каждое поколение детей чем-то отличается от предыдущего, привнося в мир новый характер поведения и жизненные ориентиры, в которых мы должны разбираться и уметь с ними считаться.

– Закреплены ли сейчас за школами инспекторы ПДН?

– Нет. Раньше были школьные инспекторы, которые работали вместе с социальными педагогами, но с 2010 года эти единицы сократили. Теперь у каждого инспектора ПДН есть свой участок работы. Если в эту территорию входит учебное заведение, сотрудник курирует его, осуществляя общую профилактическую работу. На участке инспектора школ может быть несколько.

– Заниматься делами несовершеннолетних – женская или мужская работа?

– На мой взгляд, это может стать в равной степени как мужской, так и женской профессией. Случайные люди к нам не попадают. Если кто-то рассчитывает возиться исключительно с документами, значит, это не его стезя. Здесь смогут работать только те, кто искренне желает помочь детям и не лишён сострадания.

Комментарии (0)