еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Чётко следовать нормам права

Первый, кто встречает посетителей в приёмной председателя Ставропольского краевого суда – легендарный Верещагин из «Белого солнца пустыни». Точнее, портрет этого киногероя, а ещё точнее – гобелен работы умельцев посёлка Вырица Ленинградской области, на котором вышито бессмертное верещагинское: «Я мзду не беру, мне за державу обидно». Что это – дань уважения знаменитому персонажу или прозрачный намёк «всяк сюда входящему»? С этого вопроса и началась наша беседа с хозяином кабинета Евгением Кузиным.

– Евгений Борисович, портрет Верещагина у вас на стене в приёмной – это любовь к киноискусству или всё-таки картина с подтекстом?

– Конечно, второй вариант. Я хочу, чтобы всякий посетитель сразу понимал – здесь во главу угла ставятся интересы государства, а не личностные или корпоративные. К сожалению, у нас на Ставрополье распространено даже не мнение, а убеждение, что любой вопрос можно «решить». Причём кулуарно, к так называемому взаимному удовлетворению заинтересованных сторон. Поэтому Верещагин – как своеобразный стоп-сигнал, предупреждающий, что здесь такого не будет, «решалам» здесь делать нечего, всё будет по закону.

– Кресло председателя краевого суда Ставрополья вы занимаете уже больше года, так что наверняка смогли определить наиболее проблемные точки в деятельности судейского корпуса края.

– Не только определить, но и начать работу по их исправлению. Например, в вопросах формирования кадрового резерва и карьерного роста. Здесь нам, думаю, удалось навести определённый порядок и обеспечить прозрачность и открытость. В 2014 году в крае впервые был создан кадровый резерв кандидатов на должности судей районных (городских) судов и мировых судей, а вся информация по кадровому резерву, и я это подчёркиваю, открыта для общего доступа. Она размещена на сайтах Ставропольского краевого суда, Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в СК и Управления по обеспечению деятельности мировых судей СК. То же самое касается карьерного роста – мы внимательно следим, чтобы на следующую ступень карьерной лестницы поднимался человек в соответствии с профессиональными заслугами.

Вторая проблема, с которой мы активно боремся – неоправданно длительное затягивание начала судебных процессов. Обыденным для судов стало приглашать участников заседания к 10.00, а начинать через несколько часов. И никто даже не утруждает себя не то чтобы извинениями перед людьми, прождавшими в коридоре суда начала процесса полдня, но хотя бы по-человечески объяснить причины. За такие нарушения лично будут отвечать председательствующие по делам судьи, а также помощники и секретари судебных заседаний, которые назначают и организовывают судебные процессы. Я делаю акцент на глаголе «отвечать», и от слов уже перешёл к делу. Искореняем мы и такие грубейшие нарушения, как несвоевременное извещение или вообще неуведомление участников судебных процессов о назначенных датах и времени судебных заседаний, несоблюдение требований процессуальных кодексов по ведению процессов. Спрос за такие промахи в работе очень строгий.

– Вы не слишком закрутили гайки? А то вон в Интернете уже распространили письмо к Президенту РФ, подписанное 19 судьями СК, в котором вас обвиняют во всех смертных грехах: репрессиях судей за критику, устраивание «засад» около зданий судов с целью поймать и наказать тех, кто опаздывает на работу или раньше времени уходит.

– Вопрос о гайках неуместен, так как по некоторым вопросам мы подошли к красной черте. Я даже не знаю, как комментировать этот интернет-вброс. Он ведь не первый и, как и все остальные, анонимный. Начну оправдываться, возмущаться или требовать опровержений, значит, покажу, что меня это задело. А задеть это меня не может по одной простой причине – всё, что там написано, кроме как враньём от первой и до последней буквы и назвать нельзя. Начнём с элементарного – многие фамилии судей, якобы составивших и подписавших эту петицию, написаны с ошибками. Во-вторых, все указанные там судьи категорически отказались от авторства и заявили, что никакого отношения к этому пасквилю не имеют. И я им верю. Иначе было бы странно – написать письмо президенту страны, а потом начинать дружно отказываться от авторства, ведь письмо даже без подписей. И вообще его, что видно невооружённым глазом, составлял не то что действующий судья, а человек очень далёкий от нашей профессии. Чего стоит, например, такая фраза: «Имеются попытки лишения полномочий судей, находящихся в отставке только за критику председателя Кузина». Во-первых, у судей, ушедших в отставку, служебных полномочий, если говорить о терминологии, никаких нет. А как можно лишить того, чего не имеется? Прекратить почётную отставку может соответствующая квалификационная коллегия судей, но не председатель суда. Какая цель таких подмётных писем? Думаю, что дискредитация руководства суда и всей судебной системы. Ну не нравится некоторым, что кадровая политика стала прозрачной и открытой.

– Значит, и в засадах лично не сидите, чтобы подловить нарушителей трудовой дисциплины?

– Нет, конечно, в кустах у входа в здания судов с секундомером не прячусь и через трёхметровые заборы, чтобы неожиданно нагрянуть, не перелезаю (смеётся). Да и заборов-то такой высоты вокруг судов на Ставрополье нет. И зачем такие шпионские сложности? Я просто периодически, как и положено, проверяю работу судов лично. И результатами таких визитов не очень доволен. Увы, с трудовой дисциплиной в наших судах пока не всё в порядке. Затянуть начало заседания на пару часов, отложить на другой день или вообще не прийти на работу без всякой уважительной причины – всё это бывает, но мы с этим боремся.

– Какую-то безрадостную картинку вы нарисовали. Неужели у нас в судейском корпусе всё так плохо?

– Я рассказываю вам, как есть, не сгущая краски и не преувеличивая масштабы проблем. А хорошие моменты у нас есть, как много и достойных профессионалов, на которых я и намерен опираться в своей работе. Из хорошего. Например, в прошлом году состоялось открытие новых зданий судебных участков мировых судей в Минеральных Водах, Грачёвском районе и Ставрополе. Ведь до этого новоселья мировая юстиция вышеназванных территорий отправляла правосудие в плохо приспособленных для этого помещениях. Совсем скоро улучшат условия своей работы мировые судьи Невинномысска. Сейчас активно решаем вопрос со строительством нового здания Ставропольского краевого суда, ведь площади старых зданий (а их в Ставропольском крае четыре, в разных территориях) стали катастрофически малы для качественного отправления правосудия. Кроме того, начинаем вводить систему аудиофиксации судебных процессов. Для этой цели в край уже поступило почти два десятка таких систем. Помимо всего, увеличиваем число судов с видеоконференцсвязью. Все эти шаги должны существенно улучшить качество отправления правосудия. Из плюсов хочу отметить и такой факт – мы создали первичную профсоюзную организацию сотрудников аппарата краевого суда, которая вошла в профсоюз госслужащих. Так что работаем, не стоим на месте, а движемся вперёд.

– Каким принципам вы никогда не изменяли и изменять не намерены?

– Я думаю, уж если следовать каким-то принципам, то изменять им точно никогда нельзя. А так у всех по-разному – что каждому заложили в детстве и юности, так и живут. Меня воспитали жить и работать честно, чтобы детям моим ни за меня, ни за фамилию стыдно не было. Этого и придерживаюсь всю жизнь.

Комментарии (0)