еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Допекунша

«Благими намерениями вымощена дорога в ад» – это крылатое выражение, авторство которого приписывают английскому писателю XVIII века Самюэлю Джонсону, как нельзя нагляднее иллюстрирует ситуацию, сложившуюся в Пятигорске, где самодеятельная «сестра милосердия» взяла под крыло 40-летнего мужчину-инвалида и в результате своей опеки оставила его у разбитого корыта: без денег, без элементарных удобств в доме и даже без корки хлеба.

Жилище отца и сына Ульяновых представляет собой настоящий хлев – грязное, смрадное, захламлённое, здесь годами не было даже самой поверхностной уборки, что видно невооружённым глазом. В стареньком, насквозь проржавевшем холодильнике – хоть шаром покати. На столе – закопчёная до невозможности кастрюля с намертво прилипшими остатками пригоревшей каши. Вот и весь «рацион» двух мужчин. Секрет такой разрухи прост – старший Ульянов, 63-летний пенсионер Владимир, пьёт беспробудно и всю свою скудную пенсию спускает на спиртное. Младший, 40-летний Сергей, – инвалид детства. Мужчина не может самостоятельно передвигаться, обслуживать себя, да и с психикой у него большие проблемы.

Удивительно, но это весьма неблагополучное семейство, даром что состоящее из взрослых мужчин, ни разу не привлекло внимания соответствующих органов, той же соцзащиты. Ни один социальный работник за последний десяток лет носа не казал в квартиру Ульяновых хотя бы для того, чтобы поинтересоваться, как живётся немощному Сергею, получает ли он положенную пенсию по инвалидности, что ест, что пьёт, получает ли лекарства и медицинскую помощь.

Зато Ульяновыми очень заинтересовалась добрая душа – некая Галина К. Она и взяла шефство над «бедным Серёжей». Спору нет, хлопотунья, побегав по инстанциям, выбила в прошлом году мужчине пенсию по инвалидности. Впрочем, оформив при этом на себя генеральную доверенность на право распоряжаться деньгами Сергея, поступающими на банковский счёт.

Однако за те полтора года, что деньги капали на сберкнижку Ульянова-младшего, ни копейки из них он так и не увидел. Папенька его оплатой ЖКУ тоже не особо озабочивался – ведь иначе не хватило бы на выпивку… В результате у Ульяновых накопился громадный долг за коммунальные услуги, и им за неуплату в конце концов отрезали электричество и газ. Таким аномальным положением дел озаботились соседи Ульяновых и начали бить во все колокола, чтобы спасти немощного мужчину если не от голодной смерти, то хотя бы от перспективы остаться в ближайшую зиму без тепла и света.

Так почему же «ангел-хранитель» Галина, имея право распоряжаться деньгами инвалида, ни разу не заплатила по коммунальным счетам? Почему колясочник живёт впроголодь?

Объяснение госпожа К. даёт очень странное: дескать, у неё не было морального права снимать со счёта Сергея деньги и оплачивать коммунальные счета и покупать еду. Мол, деньги ведь эти не её, а Сергей распоряжений заплатить за коммуналку ей не давал. И вообще она думала, что инвалиду государство простит все долги за ЖКУ.

Однако при этом никакие моральные табу не помешали Галине снять все деньги с книжки Ульянова-младшего, а это почти 100 тысяч рублей, и переложить их на сберегательный сертификат на предъявителя. То есть забрать эту сумму в банке сможет любой, у кого на руках этот документ, то есть та же самая Галина. Но и этому странному поступку «милосердный ангел» быстро нашёл объяснение. «Когда отец Сергея, Владимир, показал мне документ, что у них накопился огромный долг за коммуналку, я побоялась, что на Серёжкин счёт наложат арест и спишут деньги за долги, поэтому решила обнулить сберкнижку»,– на голубом глазу вещает Галина.

Когда история получила огласку, зашевелились и компетентные органы: навестить Ульяновых засобирались социальные работники, а отдел опеки и попечительства пообещал начать хлопотать, чтобы мужчину оформить в специнтернат. Вот только судьба денег Сергея остаётся неясной: Галина клянётся, что вся сумма цела до копеечки и что она готова отдать её по первому же требованию законному владельцу. По моему мнению, за тем, как женщина сдержит обещание, не вредно бы было проследить компетентным органам, той же полиции. А заодно и выяснить, как так получилось, что добровольная опекунша буквально поставила своего подопечного на грань выживания? Допекла, в общем.

Комментарии ()